Инвесторам нужна инфраструктура

20-22Рубрика | Сюжет месяца / Деловой климат

Текст | Николай АНИЩЕНКО

Инвестиции за рубеж — один из столпов швейцарского экономического чуда. Отношение совокупных прямых иностранных инвестиций предприятий этой страны к ее ВВП внушительно — 148%.

Расположенные в Конфедерации компании известны своим чутьем к предприятиям и технологиям со взрывным рыночным потенциалом: об этом много говорилось на прошедшем 22–26 января с.г. Давосском форуме, в котором принял участие наш корреспондент.

В мировой экономике существует негласный показатель: не всегда приметные сектора, в которые приходят швейцарские инвестиции, с большой долей вероятности ждет бум развития. Как же распределены вложения швейцарских предприятий в России и какие перспективы видят они в отечественном рынке?

Швейцарские компании традиционно экспортируют не только промтовары и услуги, но и капитал. Согласно данным Национального банка Швейцарии, в 2012 году общий объем инвестиций из этой страны, накопленных за рубежом, составил 1,07 трлн швейцарских франков (в 2011-м — 1,046 трлн, рост на 2,3%). Но прибыль от зарубежных вложений за год, выраженная во франках, выросла на целых 37,5% до CHF 59,9 млрд, несмотря на рекордное повышение курса национальной валюты.

С 2000 по 2012 год общий объем накопленных за рубежом прямых инвестиций вырос в 5,5 раза. На предприятиях, входящих в активы швейцарских компаний за рубежом, трудоустроено 2,89 млн человек — эта цифра равна трем четвертям всего экономически активного населения Швейцарии.

При этом некоторые тенденции здесь не совпадают, а иногда входят в противоречие с общемировыми. Например, на фоне быстрого роста азиатских рынков швейцарские инвестиции туда стабильно сокращаются год от года, в то время как динамика последних лет показывает наибольший рост вложений в обе Америки.

 

Стратегия: привлекать маленьких

Для России Швейцария — 12-й по величине иностранный инвестор. Но, учитывая размер этой страны — там проживает всего 8 млн человек, — такая позиция в рейтинге весьма значимая. Накопленные в России прямые швейцарские инвестиции по состоянию на 2012 год — 12 млрд швейцарских франков, однако этот показатель растет рекордными темпами. На «дочках» швейцарских предприятий трудоустроены 73 тысячи россиян.

Советник Посольства Швейцарии в России Жюльен Туни в беседе с корреспондентом журнала «БОСС» отмечает, что интерес швейцарских бизнесменов к России значительно увеличивается с начала 2000-х, при этом объемы вложений год от года возрастают неравномерно. «Если мы посмотрим именно на рост прямых инвестиций, то в 2010 году швейцарские предприятия вложили 108 млн долларов США, в 2011-м — 187 млн, а в 2012-м — уже 315 млн долларов», — говорит он.

«Всего в России сейчас работает около 200 швейцарских компаний, — рассказали журналу «БОСС» в Федеральном департаменте экономики Швейцарии. — Среди них главенствующее положение занимают большие многонациональные корпорации. Крупнейшие швейцарские инвесторы в Россию — Nestlé SA, ABB (электротехника и энергетическое машиностроение), Holcim (строительные материалы), Kronotec AG (переработка древесины)».

«То, что в списке швейцарских инвесторов в Россию преобладают мультинацио­нальные компании, логично для страны с такой, как у России, структурой экономики, — уверен господин Туни. — Россия предоставляет не только огромные возможности, но и бросает большие вызовы. Инвестиции сюда требуют значительных финансовых и иных ресурсов, чтобы максимизировать шансы на успех. К сожалению, у малых и средних предприятий подобных ресурсов зачастую нет».

Однако именно малый и средний бизнес — основа швейцарского экономического процветания. Фирмы с количеством работников до 250 человек, где трудится две трети работающего населения, находят свои ниши и производят в них продукты высокой степени инновационности, которые впоследствии экспортируются. «Эти небольшие предприятия предпочитают размещать свои исследовательские и производственные площадки в самой Швейцарии, так как для них это наиболее экономически эффективное решение. Часто у них нет производственных мощностей за пределами Швейцарии», — рассказывает Жюльен Туни.

Но существенное укрепление швейцарского франка и другие события в экономике заставили небольшие компании искать новые возможности на других рынках, и это шанс в том числе для нашей страны.

Сейчас швейцарские компании особенно активны в России в продовольственном, финансовом секторе и машиностроении. Сравнительно новая тенденция — рост интереса к российской фармацевтической отрасли. По словам собеседника «БОССа» в Посольстве Швейцарии в Москве, некоторые вложения недавно были сделаны швейцарцами в высокотехнологичные отрасли российской экономики. Можно сказать, что таким образом хай-тек-компании зондируют почву. Признают ли мировые лидеры в области высоких технологий, что и в России в этом секторе можно зарабатывать, во многом зависит от того, как швейцарских инвесторов встречают на местах.

 

Интеграция и дерегулирование

«Мы отмечаем значительный прогресс в профессионализме российских официальных лиц и служб, которые отвечают за стимулирование инвестиций, как на федеральном уровне, так и в регионах, — говорит мсье Туни. — Они понимают, что инвестициям (и инвесторам) должны благоволить лица, принимающие решения на высочайшем уровне».

Привлекательность того или иного российского региона для швейцарских инвесторов во многом зависит от общих причин — регионального инвестиционного климата, промышленной специализации и экономического потенциала того или иного субъекта. Однако есть несколько критериев, которые могут служить залогом успеха.

«Самые привлекательные для инвестиций — российские регионы с хорошо развитой инфраструктурой, — сообщают в швейцарском Минэкономики. — Эффективные транспортные связи (до­рож­ная и железнодорожная сеть), до­ста­то­чные поставки энергии, наличие ква­ли­фи­цированных рабочих — вот факторы, на которые швейцарские инвесторы обращают внимание в первую очередь. Кроме Москвы и Петербурга упомянутым критериям отвечают Калуга, Самара и Тольятти, Нижний Новгород, Казань, Уфа, Екатеринбург и некоторые другие крупные города».

В ведомстве отмечают важность для швейцарского бизнеса интеграционных образований, в которых участвует Россия. «Швейцария признает высокий экономический потенциал России и значимость Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана, — заявляют в Берне. — Россия — крупный рынок с немалыми перспективами роста. Не менее важны состоявшееся вступление России в ВТО и соглашение о свободной торговле между Таможенным союзом и странами Европейской ассоциации свободной торговли (интеграционное образование, включающее в себя не входящие в Евросоюз высокоразвитые европейские страны — Исландию, Норвегию, Швейцарию и Лихтенштейн. — Прим. «БОССа»), которое находится в стадии обсуждения. В случае подписания данное соглашение будет способствовать активизации экономических связей между нашими странами и таким образом стимулировать поток идей, технологий и инноваций».

По информации Посольства Швейцарии в России, пока не зафиксировано случаев, когда швейцарский бизнес, имеющий производственные площадки на территории России, уходил бы с российского рынка. Однако некоторое количество компаний, которые имели здесь представительства и инвестиционные перспективы, свернуло свою деятельность и отложило планы до лучших времен. По словам Жюльена Туни, в этом нет ничего необычного: ошибки менеджмента, неудовлетворительный анализ рынка или непредвиденные изменения в законодательстве, которые явились причинами таких шагов, происходят в каждой стране. Вместе с тем многое в российском инвестклимате можно было бы оптимизировать.

«Россия находится на верном пути в улучшении бизнес-среды и уже добилась значительного прогресса в международных рейтингах, которые оценивают простоту ведения бизнеса. Вектор дальнейших действий — это снятие административных барьеров, улучшение конкуренции и защита прав на интеллектуальную собственность», — говорит Жюльен Туни.

В департаменте швейцарского Мин­эко­но­мики, ответственном за зарубежные инвестиции, соглашаются насчет интеллектуальной собственности и добавляют свои пункты в повестку.

«В России слишком запутанная нормативно-правовая база. К примеру, в области таможенного и налогового администрирования: правила часто меняются и могут трактоваться сразу несколькими способами. Бюрократическое давление местами серьезное, что требует вложения большого количества ресурсов, — уверены там. — Несколько слов следует сказать и о нетарифных барьерах, которые связаны с задержками и чрезмерной бюрократизацией процедур учета и сертификации. Компании просят о систематическом взаимном признании международных стандартов и сертификатов. Кроме того, швейцарских бизнесменов в ряде случаев смущают большие таможенные пошлины на ряд товаров, а также недостаток прозрачности в процедурах таможенного оформления и очистки». Б