Неангельская коалиция

22-24Рубрика | Сюжет месяца / Вокруг России

Текст | Тимур ХУРСАНДОВ

Новое правительство Германии сформировали партии — антагонисты в социальной политике. Примирить их сможет только внешнеполитическая повестка.

Бундестаг в третий раз подряд 17 декабря 2013 года выбрал канцлером Германии Ангелу Меркель. Такое долголетие на посту главы правительства вполне объяснимо. Именно при Меркель в последние годы стране удалось не только успешнее других справиться с глобальным финансово-экономическим кризисом, но и, пожалуй, впервые стать таким явным и единоличным политическим и экономическим лидером Европейского союза. Другое дело, что каких-то особых действий для этого ни сама канцлер, ни ее кабинет министров не предпринимали, и достаточно было лишь проявить здоровую долю консерватизма и сохранить заложенную ранее базу. Но это уже не важно — победителей, как говорится, не судят.

 

Выбор без выбора

Назначению Ангелы Меркель предшествовали два месяца долгих консультаций между ее Христианско-демократическим союзом/Христианско-социальным союзом (ХДС/ХСС) и Социал-де­мо­кра­ти­че­ской партией Германии (СДПГ). На парламентских выборах, прошедших в ФРГ в конце сентября, победу предсказуемо одержал ХДС/ХСС. Партия Меркель показала лучший за последние два десятилетия результат, набрав 41,5%, но этого оказалось недостаточно, чтобы сформировать правительство в одиночку: консерваторам не хватило всего пяти мест до большинства в бундестаге.

Ситуацию осложнило то, что партнер ХДС/ХСС по предыдущему правительству — Свободная демократическая партия — получил менее 5% и, соответственно, в парламент не прошел. Поэтому сразу после оглашения результатов начались переговоры о новой коалиции. Союз с Левой партией, занявшей третье место с 8,6% голосов, естественно, не рассматривался в принципе — консерваторы и близко ничего не хотят иметь с чуть ли не коммунистической политической силой. Оставалось два варианта — «Зеленые» (8,4%) и так называемая большая коалиция с СДПГ (25,7%).

Блокироваться с экологической партией для руководства ХДС/ХСС тоже вариант не из лучших, грозящий серьезными имиджевыми потерями. Значительная часть коренного электората христианских демократов вряд ли поймет заигрывания с людьми, ратующими, в частности, за отмену ограничений на иммиграцию, разрешение иностранцам из стран, не входящих в ЕС, участвовать в муниципальных выборах, легализацию легких наркотиков, абортов, однополых браков. В общем, классическая страшилка для среднестатистического избирателя ХДС/ХСС.

Так что, можно сказать, выбора у Меркель и не было. Хотя СДПГ, конечно, тоже далеко не подарок. Во-первых, социал-демократы не привыкли играть в правительстве вторую скрипку — как-никак старейшая партия в стране. Тем более что, когда в такой роли им пришлось выступить в прошлый раз, ни к чему хорошему это не привело. В 2005 году правительство тоже формировалось «большой коалицией», причем подавляющее число министерских портфелей в том кабинете Меркель досталось именно СДПГ, которой это сотрудничество больно аукнулось на следующих парламентских выборах. Социал-демократы потерпели обидное поражение, показав худший результат за более чем 50 лет — 23% голосов по сравнению с 34,2% четырьмя годами ранее. Тут задумаешься: а стоит ли идти в такое правительство?

Но вариантов действительно не было. Зато существовало место для торга. И тут СДПГ была уже в выигрышном положении — можно выдвигать требования, а в случае отказа пожимать плечами и говорить: мол, не хотите, как хотите — в конце концов кому здесь нужен партнер по коалиции?..

В результате в коалиционном соглашении появились такие отчетливо социал-демократические пункты, как введение в законодательном порядке минимальной почасовой заработной платы, которая должна быть установлена на уровне в 8,5 евро. Это, кстати, одно из главных предвыборных обещаний СДПГ. Удалось ей протащить положения и о минимальном размере пенсий — 850 евро в месяц для тех, кто не менее 30 лет делал взносы в систему пенсионного страхования, и о легализации в Германии двойного гражданства, и ряд других.

Социал-демократы получили несколько портфелей в ключевых министерствах. В первую очередь тут следует упомянуть председателя СДПГ Зигмара Габриэля, который стал вице-канцлером и возглавил новое суперминистерство, объединившее функции экономического и энергетического ведомств. Ранее вице-канц­лерство пророчили Франку-Вальтеру Штайнмайеру, который уже совмещал эту должность с постом министра иностранных дел в предыдущем правительстве «большой коалиции», но на этот раз ему достался только МИД. Кстати, с его возвращением во внешнюю политику многие ожидают активизации в отношениях Германии с Россией. В отличие от предыдущего главы МИД ФРГ Гидо Вестервелле Штайнмайер запомнился менее эмоциональной и более прагматичной позицией в диалоге с Москвой и не пытался при каждом удобном случае поставить той на вид пресловутые нарушения прав человека и прочие грехи, хотя и нельзя сказать, что он склонен на что-то закрывать глаза.

Действительно ли социал-демократы будут более благосклонны к российским властям, вопрос довольно спорный, но то, что отношения с РФ окажутся среди приоритетов, несомненно: России даже посвящена отдельная глава в коалиционном соглашении, что случается далеко не каждый раз.

Среди других важных ведомств, которые возглавят представители социал-демократов, Министерство труда и социальных дел, которым теперь будет руководить генеральный секретарь СДПГ Андреа Налес, Министерство юстиции и защиты прав потребителей (Хайко Мас).

За ХДС/ХСС из ключевых ведомств закрепилось Министерство финансов, которое, как и в предыдущем кабинете министров, останется за Вольфгангом Шойбле, считающимся главным героем в борьбе с кризисом, Министерство внутренних дел, которым будет руководить Томас де Мезьер. Еще один представитель христианских демократов, бывший министр труда Урсула фон дер Ляйен, стала министром обороны, и это первый случай в истории Германии, когда оборонное ведомство возглавила женщина.

 

Вызовы для «большой коалиции»

В целом, несмотря на явные расхождения по целому ряду вопросов, конструкция «большой коалиции», видимо, окажется довольно прочной. И это хорошо, с учетом того что вызовы перед ней будут стоять непростые.

Можно выделить два блока — внутренний и условно внешний. Проблемы, относящиеся к первому из них, вытекают из самой структуры коалиции. Как уже говорилось, СДПГ настояла на принятии ряда серьезных мер преимущественно социальной направленности. В некоторых из них явно проступает левацкий характер, столь не свойственный ни Меркель, ни христианским демократам в целом, но они были частью предвыборных обещаний социал-демократов.

Вот тут и начинаются проблемы, потому что непонятно, где взять на это деньги. По некоторым оценкам, теперь до 2017 года государственные расходы Германии повысятся более чем на 20 млрд евро, и, если вдруг правительство не вздумает завтра повысить налоги, что крайне маловероятно, бюджет такие крупные внеплановые траты не потянет.

Второй блок вызовов касается преимущественно ЕС. Здесь Германии придется решать двойственную задачу — продолжать принимать меры, естественно, непопулярные, для спасения проблемных стран Евросоюза, с одной стороны, и попытаться остаться европейским лидером — с другой. А это не так просто, как кажется.

Уже сегодня политика Берлина во многих столицах воспринимается как излишне назойливая, если не высокомерная. Там наверняка думают: понятно, что Германия лучше остальных справилась с кризисом, но это же не повод всех поучать. Но ФРГ поучает.

Справедливо, конструктивно, с лучшими намерениями, основываясь на собственном опыте, однако от этого не менее раздражающе. Поучает и постепенно становится в глазах некоторых европейцев чем-то вроде континентального жандарма, присматривающего за экономической и политической дисциплиной, хотя именно подобных ассоциаций Берлин по понятным причинам пытается всячески избежать, ну или хотя бы разделить с кем-то эту ответственность. Беда в том, что сегодня не с кем.

Раньше в ЕС было как минимум три центра влияния — Берлин, Париж и Лондон. Однако у Франции сейчас хватает своих проблем, а Великобритания вообще решила максимально дистанцироваться от общеевропейской повестки дня. И ситуация вряд ли в ближайшее время кардинально изменится, ведь сменить отошедших от дел членов триумвирата некому. Заявки на это делает Польша, но ей пока, пожалуй, рановато тягаться с «тяжеловесами», даже если у них далеко не все в порядке.

Впрочем, такое положение дел на ЕСовском направлении может сослужить новому германскому правительству и добрую службу, сплотив его. Позиция по этой теме и у ХДС/ХСС, и у СДПГ в отличие от вопросов, скажем, внутренней экономической или тем более социальной политики практически идентична, и на этом можно выстроить неплохой альянс. До следующих выборов дел уж точно хватит.