Селедка подействовала?

18-20Рубрика | Сюжет месяца / Деловой климат

Текст | Иван ОСЯНИН, к.э.н.

Оценки экономической ситуации оказались пессимистичными и на Гайдаровском форуме, и на заседании Меркурий-клуба.

Стимулировать, но как?

15–18 февраля в АНХиГС состоялся V Гайдаровский форум, за время своего существования ставший одной из крупнейших дискуссионных площадок среди экономистов, чиновников, зарубежных экспертов. В этом году в центре внимания форума было обсуждение вопросов стимулирования российской и мировой экономики после кризиса.

Форум собрал более трех тысяч специалистов со всего мира, включая премьер-министра Дмитрия Медведева, представителей Администрации президента, экспертов Международного валютного фонда, Всемирного банка и Организации экономического сотрудничества и развития.

Во время наблюдения за выступлением большинства российских экспертов, в том числе традиционных оптимистов из правительства, автору вспомнился анекдот советских времен о еврее, который продавал селедку за большие деньги, мотивируя это высоким содержанием в ней фосфора: мол, тот, кто такую селедку съест, мгновенно поумнеет.

Когда один из клиентов, купивших сей деликатес, вернулся с вопросом: «Как же так — вы мне ее продали за триста долларов, а в буфете она стоит пять рублей?», продавец ответил: «Ну вот видите! Селедка начинает действовать».

Судя по тональности большинства докладов российских чиновников, селедка начинает действовать: уже никто не списывает ставшие очевидными проблемы экономики в 2013 году на внешние факторы, да и меры по ее поддержке, предлагавшиеся ранее, вызывают вопросы у самих же чиновников. Собственно, обозначать тему форума «Россия и мир: устойчивое развитие» при стагфляции в экономике этой самой России не слишком оптимистично, ибо подобной устойчивости в развитии вряд ли кто-либо желает.

 

Мнение мастера

Еще до открытия форума на заседании Меркурий-клуба прозвучал наделавший шума в прессе доклад Евгения Примакова. Доклад этот интересен тем, что по содержательной части он был весьма схож с тематикой форума, и сам Евгений Максимович, длительное время не находившийся в фокусе общественного внимания, при этом обладая авторитетом человека, выведшего страну из кризиса 1998–1999 годов, не мог не спрогнозировать влияния своих выводов на повестку дня экономической политики.

По мнению Примакова, правительство в 2013 году не предприняло достаточно усилий, направленных на стимулирование экономического роста, находясь в плену неолиберальной экономической идеологии. Даже на Западе неолиберализм уже эволюционировал и не применяется в том виде, в каком его положения реализуются в РФ. Кроме того, неолиберальная идеология не слишком подходит для той стадии развития рыночных отношений, на которой находится экономика страны.

К тем ограничениям, что накладывает неолиберальная практика управления, Примаков отнес слишком сильный уход государства из экономики — в то время как США и ЕС, наоборот, в кризисное время наращивают присутствие в экономике. Некоторое время назад отдельные члены правительства лоббировали очередную волну приватизации. А вместо этого в данный исторический период следовало бы навести порядок в управлении существующими госкомпаниями.

Ошибкой Примаков называет то, что в отличие от западных стран наше государство крайне мало занимается перераспределением совокупного дохода в пользу малообеспеченной части населения, вместо этого еще более коммерциализируя социальную сферу. Подчеркивалось и доминирование поддержки, оказываемой государством коммерческим банкам, над поддержкой реального сектора экономики. Говорил академик и о перекосе в сторону консолидации бюджетных доходов в ущерб выделению ресурсов для стимулирования экономического развития.

Поднималась также тема генезиса инфляции в России, которая обусловлена опережающим ростом тарифов и олигархических монополий, из-за чего ее никак не получается обуздать. Критиковал Примаков и малоэффективную работу правительства по борьбе с офшорными схемами, назвал сомнительной выдвинутую инициативу неолибералов по декриминализации налоговых поступлений, когда все, что угрожает преступникам за незаконные схемы налоговой оптимизации, — это штраф.

Шла речь о неправильности попытки строить постиндустриальное общество, основанное на сфере услуг и hi-tech, минуя стадию реиндустриализации и построения собственного пула производителей в традиционных отраслях промышленности. В общем-то, говорил Евгений Максимович о тех вещах, о которых давно уже твердят практически все независимые эксперты.

Речь Примакова сложно назвать оппозиционной. Членов правительства, против которых была направлена критика, он расплывчато называл «неолибералы», зато отметил ряд правильных инициатив президента Владимира Путина, кроме того, неплохо отозвался и о профессионализме некоторых других чиновников. Целью доклада было, очевидно, обращение внимания на явные структурные недостатки изжившей себя модели экономического развития, а не участие в аппаратной борьбе на чьей-то из сторон.

 

Как премьер премьеру

Дмитрий Медведев, выступая на Гай­да­ров­ском форуме, вслед за При­ма­ко­вым все-таки признал, что рецессия в стране носит внутренние причины. Тут, как в известной песне Макаревича, напрашивается вопрос: «Что же вы умные, что же вы смелые — чем же вы думали, что же вы сделали?». Однако премьер несколько расширяет рамки, говоря, что рецессия не вызвана ошибками действующего правительства, а является, скорее, естественным процессом, следующим за ускоренным развитием страны по сравнению с 90-ми годами.

Медведев вполне в неолиберальном ключе отнес к достижениям страны относительно высокий уровень благосостояния населения, при этом умолчав о неприлично высоком для развитых государств неравенстве доходов граждан. Корень зла сегодняшней экономики премьер-министр видит в том, что уровень оплаты труда в стране подошел к той границе, когда начинается конкуренция по издержкам со странами с более дешевой рабочей силой.

Основной задачей правительства Мед­ве­дев считает создание высокотехнологичных рабочих мест, повышение производительности и обеспечение мобильности рынка труда. При этом, по мнению премьера, не стоит бороться за сохранение низкой безработицы любой ценой.

Тут хотелось бы вставить ремарку о том, что, во-первых, в РФ безработица хоть и в целом низкая, но все-таки по регионам она значительно варьируется: если в Москве это 1%, то на Алтае — уже 11%, а в Дагестане — 30%. Высока доля безработицы и среди молодежи, поэтому вопрос не столь однозначен.

Премьер в ходе выступления много говорил о необходимости повышения уровня знаний и квалификации. Как это соотносится с повсеместным урезанием расходов на образование, его стандартизацией и все бо2льшим переводом на платную основу на неолиберальный манер, осталось за скобками. Были упомянуты дорожные карты и работа в области повышения инвестиционного климата, однако в качестве индикатора успешности работы премьер назвал рейтинг doing business, где страна продвинулась на 28 пунктов.

Параметр «приток капитала» авторы речи премьера включать в нее не стали по причине его явной неприличности — в 2013 году отток составил около $60 млрд. Большую часть выступления премьер посвятил поправкам в нормативной сфере, некоторым удобствам и улучшениям для бизнеса в околобюрократической сфере вроде упрощения форм отчетности и другим полезным вещам, придуманным правительством.

При этом о преобразовании коренных недостатков, упомянутых несколькими днями ранее Примаковым, ничего сказано не было, если не считать брошенной фразы про обновление большинства институтов и процедур. Однако в чем это обновление должно состоять, сказано опять-таки не было.

 

Форум без дискуссии

В целом ярких выступлений и прорывных идей на Гайдаровском форуме не прозвучало — возможно, оттого, что многие понимают тяжесть ситуации, но, не обладая авторитетом Примакова, предпочитают высказываться более аккуратно, опасаясь публично вступать в широкую дискуссию с руководством правительства, что, наверное, и правильно.

Приятно, что большинство западных экспертов со стороны позитивнее оценивает перспективы экономики России, чем отечественные экономисты и чиновники. Ну и, наконец, как отметил Е. Примаков, все-таки остается еще некоторая система безопасности. Даже при текущем господстве неолиберальной идеологии и в правительстве, и в Администрации президента находятся люди, которые не дают воплотиться в жизнь совсем уж пагубным инициативам, что дорогого стоит.