Раз, два — синема!

92-95Рубрика | Попал в историю

Текст | Анастасия Саломеева

Вопрос «Кто изобрел кинематограф?» остается открытым уже много десятилетий. И, возможно, правы некоторые исследователи, сомневающиеся, стоит ли безоговорочно отдавать тут пальму первенства господам Огюсту и Луи Люмьерам. Однако именно благодаря этим двум одаренным и предприимчивым братьям, почувствовавшим перспективы нового искусства создания и демонстрации «движущихся фотографий», его величество кино навсегда вошло в нашу жизнь.

Есть некоторая историческая несправедливость в том, что пионерами кинематографа, стоявшими у истоков самого популярного искусства ХХ века, считаются лишь два члена семьи Люмьер — Огюст и Луи. Ведь кто знает, увлеклись ли бы братья кинематографом, если бы не их отец — чуткий ко всему новому Антуан Люмьер.

 

Уроженец департамента Верхняя Сона, что на востоке Франции, Антуан Люмьер был художником. Совсем юным он оставил отчий дом и перебрался в довольно крупный город соседнего департамента Ду Безансон, где открыл мастерскую по производству вывесок. В Безансоне Антуан женился и 19 октября 1862 года впервые стал отцом. Своему первенцу родители дали имя Огюст Луи Мари Николя. Через два года после этого счастливого события, 5 октября 1864 года, у молодой четы родился второй сын — Луи Жан. А потом у старших мальчиков Люмьер появились три сестры и брат.

Перспективы рисовать всю жизнь вывески не прельщали Антуана, и в середине 1860-х он нашел себе новое дело, освоив модное в то время искусство фотографии. В 1870 году в поисках лучшей доли Люмьер-старший переехал с семьей из Безансона в шумный и промышленно развитый Лион и открыл здесь свою студию.

 

Семейное дело

Неразлучные Огюст и Луи были первыми помощниками отца и все свободное от занятий время работали в его фотомастерской, осваивая нюансы непростого в те годы фотографического процесса. Так, втроем Люмьеры трудились рука об руку в небольшой студии Антуана, а на досуге читали публикации в научных журналах о новейших изобретениях в области фотографии и проводили собственные эксперименты. Оба мальчика имели склонность к изобретательству, и отец этому только радовался. А вскоре Антуан заметил, что более одарен его младший сын, Луи, проявлявший себя и как замечательный фотограф, и как пытливый техник. Огюст же обещал стать превосходным организатором.

Когда наследники подросли, отец отправил их учиться в лучший технический колледж Лиона. Однако окончил его лишь Огюст, Луи же вынужден был оставить учебу по состоянию здоровья и продолжил обучение дома.

К началу 1880-х в мире фотографии произошло два события, имевших далеко идущие последствия как для развития фотоискусства, так и для появления в будущем кино. Во-первых, в Великобритании была изобретена броможелатиновая эмульсия. Чувствительность ее оказалась во много раз выше, чем у известных до того времени эмульсий, которыми покрывались фотопластины. Во-вторых, этим изобретением воспользовался американский фотолюбитель, бывший банковский клерк, а ныне глава собственной компании Eastman Dry Plate Company (будущей Eastman Kodak Company) Джордж Истмен, усовершенствовавший этот метод и создавший аппарат для массового производства сухих броможелатиновых фотографических пластин.

Благодаря появлению возможностей для массового производства сухих фотопластин искусство фотографии стало доступнее и проще. Ведь до этого те, кто занимался фотографией, вынуждены были быть не только художниками, но и немного химиками. Приходилось самим уметь cоставлять фотоэмульсию, разбираться в технике, а во время фотосессии делать все и сразу: готовить эмульсию, наносить ее на стеклянную пластину, тут же вставлять ее мокрой в камеру и снимать, а затем сразу же проявлять негатив. С появлением сухих пластин этот процесс разделился на три части: пластины продавались уже готовыми, и все, что оставалось фотографу, — это вставить их в камеру и сделать снимок, а проявить уж можно было потом в подходящих условиях.

И покуда изобретение Джорджа Ист­ме­на триумфально шло по миру, а сам его автор работал над дальнейшим усовершенствованием фотопроцесса (где ему, как известно, предстояло сделать еще немало), многие предприниматели пытались повторить его успех, открывая собственные производства по выпуску сухих пластин. Был среди тех смельчаков и Антуан Люмьер, который привлек в это дело своих старших сыновей.

В то время изобретатели и ученые щедро делились с коллегами своими открытиями, и в научных журналах можно было найти множество описаний технологии производства фотоматериалов. Так, изучив чужой опыт и проведя немало часов в отцовской лаборатории, Луи в один прекрасный день создал свой рецепт фотоэмульсии и свой вариант фотопластин. А вскоре в 1882 году в лионском квартале Монплезир открылась небольшая мануфактура «Антуан Люмьер и сыновья», управляющими которой стали Огюст и Луи.

Дело очень быстро пошло в гору. Мануфактура, где когда-то работали только члены семьи Люмьер, вскоре превратилась в завод с огромным штатом рабочих, выпускавший как фотопластины, так и другие фотоматериалы. Это укомплектованное по последнему слову техники предприятие на долгие десятилетия стало крупнейшим в Европе производством по выпуску фотоматериалов и достойным конкурентом легендарной компании Джорджа Истмена.

 

Рождение кино

Не кто иной, как Антуан Люмьер, привлек внимание своих отпрысков к тому, что в будущем стало именоваться кинематографом. Авторитетные источники утверждают, что произошло это осенью 1894 года, когда господин Люмьер-старший впервые натолкнулся на изобретение Томаса Алвы Эдисона кинетоскоп (изобретен в 1888 году, патент получен в 1891 году) — оптический прибор, демонстрировавший движущиеся картинки. Всем хорош был аппарат великого Эдисона, кроме одного: «фильмы» демонстрировались внутри него, и смотреть их мог только один зритель через глазок-окуляр.

Господин Антуан Люмьер немедленно поставил своим старшим сыновьям задачу: а ну-ка придумайте что-то похожее. Огюст попробовал и, потерпев несколько неудач, вскоре оставил эту затею, а вот Луи увлекся не на шутку. Так, в 1895 году, вдохновившись механизмом швейной машинки, он представил отцу и брату свой аппарат. 13 февраля 1895 года изобретение было запатентовано во Франции. И хотя в этом документе стояли имена обоих братьев Люмьер, спустя годы честный и скромный Огюст в беседе с журналистами всегда подчеркивал, что настоящий автор этого изобретения не он, а Луи. Свой аппарат братья назвали «Синематограф» (от фр. Cinèmatographe), что переводится с греческого как «записывающий движение». Название было неоригинальным, оно принадлежало инженеру Леону Були, который в 1892 году запатентовал способ съемки движущихся изображений и прототип своего аппарата, но позже не смог уплатить патентные взносы.

Конечно же, синематограф братьев Люмьер был далеко не первым аппаратом, снимавшим и проецирующим движущиеся изображения. Помимо кинетоскопа Эдисона и его же кинетографа (аппарата для съемки) мир в те годы знал около десятка подобных механизмов, в том числе кинескоп российского механика Иосифа Андреевича Тимченко, плеограф польского изобретателя Казимира Прушинского, фоноскоп и хронофотограф французского врача Жоржа Демени, а следом за Люмьерами свои аппараты представили еще с десяток изобретателей — например, братья Макс и Эмиль Складановские (Германия), фотограф А. Самарский и изобретатель-самоучка Иван Акимович Акимов (Российская империя), оптик Уильям Пол (Великобритания), Чарльз Дженкинс и Томас Армат (США). Одни из этих изобретений быстро канули в Лету, некоторые вполне успешно существовали некоторое время, но судьбе было угодно распорядиться так, что рождение кинематографа история связала именно с аппаратом братьев Люмьер. Почему? О, на этот вопрос тоже трудно дать однозначный ответ. Но, как считает большинство исследователей, сказались не только предприимчивость Люмьеров, сумевших очень правильно пропиарить свой аппарат, но и технические характеристики изобретения Луи, вобравшего в себя все лучшее, что могли тогда предложить инженеры. Ведь это было настоящее чудо техники, по сути, компактное переносное съемочное ателье, поскольку аппарат Люмьера мог как снимать, так и проецировать изображения, а также печатать диапозитивы. Его механизм был прост и долговечен, несложен в эксплуатации и идеально подходил для коммерческого использования.

Первый рабочий аппарат Люмьеров был сконструирован инженером Шарлем Моссоном. А затем Луи Люмьер обратился к известному инженеру и оптику Жюлю Карпантье. И хотя тот незадолго до начала сотрудничества с Люмьером запатентовал собственный съемочный аппарат, Карпантье предложение принял и наладил серийное производство синематографов.

 

Ожившие картинки

Дебют детища Огюста и Луи Люмьеров на публике состоялся 22 марта 1895 года. В Париже на конференции, организованной Обществом поддержки национальной промышленности Франции, братья делали доклад о своем изобретении и в качестве наглядного примера показали свой знаменитый фильм La Sortie de l’usine Lumière à Lyon (в нашей традиции «Выход рабочих с фабрики»), снятый Луи Люмьером незадолго до того. Эта 42-секундная корометражка о том, как служащие фабрики Люмьеров заканчивают свой трудовой день, которую Люмьеры сняли в трех версиях, стала первым в мире фильмом, показанном на большом экране и первым документальным фильмом в истории. На следующее утро благодаря восхищенным коллегам и не менее восхищенной прессе, которую Люмьеры не забыли позвать на этот показ, они проснулись знаменитыми. Спустя три месяца, 12 июня 1895 года, участники Национального фотоконгресса в Лионе с изумлением узнавали на экране самих себя — на закрытии форума Люмьеры показывали снятый за день до того фильм «Прибытие делегатов на фотоконгресс в Лионе» — первую в истории кинохронику.

И, наконец, 28 декабря 1895 года в подвале «Гран-кафе» на Бульваре Капуцинок состоялась первая публичная коммерческая демонстрация фильмов братьев Люмьер. Программа длилась около 20 минут, в течение которых было показано десять картин: «Выход рабочих с фабрики», открывавший программу, «Вольтижировка», «Вылавливание красных рыбок» (главные «роли» там исполнили Огюст Люмьер и его полуторагодовалая дочка Андре), «Прибытие делегатов на фотоконгресс в Лионе», «Кузнецы», первая в мире постановочная короткометражная комедия «Политый поливальщик» (первые киноактеры — садовник Люмьеров Франсуа Клер и сын одного из их слуг Бенуа Дюваль), семейная хроника «Завтрак младенца» (о том, как Огюст Люмьер и его жена Маргерит кормят Андре), «Прыжок через брезент», «Площадь Корделье в Лионе» и «Морское купание».

А как же самая знаменитая картина братьев Люмьер, ставшая символом великого немого кино, — «Прибытие поезда»? О нет, вопреки распространенному мнению легендарный 48-секундный L’Arrivée d’un train en gare de la Ciotat не участвовал в первом коммерческом показе синематографа братьев Люмьер. Эта картина была снята спустя несколько дней после него, а публика увидела ее в начале января 1896 года. Как и в большинстве картин Луи Люмьера, оператора, режиссера и продюсера многих фильмов фирмы, «роли» здесь исполнили многочисленные родственники и друзья семьи, которых братья привлекли к съемкам. Ну а главный герой короткометражки — поезд, как известно, спровоцировал большую суматоху среди неискушенных зрителей. В этой картине Луи Люмьер, ставший на правах первооткрывателя автором многих новаций в кинематографе, применил немало приемов, позже ставших каноническими. В частности, передал движение в перспективе, одновременно использовал съемку средним и крупным планом и подарил своим коллегам один из самых популярных сюжетов в кинематографе.

Билет на первый сеанс фильмов братьев Люмьер стоил один франк, и выручка за первый день составила всего 33 франка, 30 из которых братья отдали за аренду подвала кафе. Впрочем, скоро публика почувствовала вкус к ожившим картинкам — и в зрителях у Люмьеров уже не было недостатка. Они арендовали новый и более вместительный концертный зал «Олимпия», расположенный на том же Бульваре Капуцинок. В последующем средний ежедневный доход Люмьеров составлял не менее 2 тыс. франков, в день организовывалось несколько сеансов. Вскоре появилась традиция показывать фильмы под музыкальное сопровождение. Как правило, музыканты играли на фортепиано или саксофоне.

 

Завоевание мира

Считается, что на довольно скорой коммерческой демонстрации фильмов, снятых Луи Люмьером, настоял Антуан Люмьер. Огюст и Луи были против этого, полагая, что их изобретение еще нуждается в доработке. Но отец обладал неплохим коммерческим чутьем и быстро распознал интерес публики к синематографу. Впрочем, в то же самое время именно Люмьер-старший довольно опрометчиво охарактеризовал перспективы кинематографа. Об этом существует забавный исторический анекдот. На одном из первых сеансов синематографа братьев Люмьер присутствовал друг семьи и известный иллюзионист Жорж Мельес. Он был столь поражен увиденным, что немедленно обратился к Антуану Люмьеру с вопросом: «А сколько стоит ваше изобретение?». На это господин Люмьер ответил: «О, оно не для продажи. Это бы вас разорило! Это может демонстрироваться какое-то время — из-за научного интереса. Но в перспективе у аппарата нет будущего». Похоже, Антуан Люмьер, как, впрочем, и его сыновья тогда, думал, что кинематограф — всего лишь дань моде, и вскоре интерес общества к нему пройдет, а потому и не хотел ни с кем делиться изобретением, чтобы у его семьи была возможность снять побольше сливок с нового чуда техники.

Что же касается Мельеса, то он, как известно, своего знакомого не послушал. И, потерпев неудачу с синематографом Люмьера, купил похожий аппарат в Великобритании и начал свои смелые эксперименты с камерой. Так, Жорж Мельес стал одним из первых европейских режиссеров и продюсеров. Однако одно из «пророчеств» Люмьера-старшего все-таки сбылось: увлечение кино не довело Мельеса до добра, он действительно разорился и последние свои годы провел в большой бедности.

Вскоре после триумфального дебюта своего изобретения братья Люмьер наняли агентов, снабдили их синематографами, выпущенными под чутким руководством Жюля Карпантье, и оправили по всему миру. Задачами агентов были, во-первых, съемка документальной хроники, а во-вторых, продвижение синематографа Люмьеров по всему миру, продажа фильмов и оборудования. На родине же братья стали открывать синематографические театры, где демонстрировались их фильмы. В 1896 году Огюст и Луи Люмьеры совершили мировое турне со своим изобретением, посетив как крупные города континентальной Европы, так и Лондон, Нью-Йорк, Бомбей, Токио. Синематограф братьев Люмьер начал триумфальное шествие по миру. В феврале 1896 года состоялся первый показ фильмов Люмьеров в Лондоне, в мае творение братьев увидели в Санкт-Петербурге и Москве, в июне 1896 года аппарат Люмьеров достиг Нью-Йорка. И братья Люмьер сделали еще один подарок кинематографу — популяризировали его.

 

В мире цвета

Увы, присутствие братьев Люмьер в кинематографе продолжалось недолго. В 1898 году Луи Люмьер выпустил свой последний фильм «Страсти Иисусовы», после чего заявил, что снимать больше не будет. Изобретатель понял, что в кино началась новая эра, где ему как художнику уже не было места. После этого еще около десяти лет братья Люмьер присутствовали в кинобизнесе, но во второй половине «нулевых» XX века покинули и его.

И хотя Луи долгое время ради интереса экспериментировал в области стерео­скопической кинематографии, в целом Люмьеры сосредоточились на том, с чего, собственно, и начинали, — на фотографии. В 1903 году было запатентовано, а в 1907 году выведено на рынок еще одно изобретение Луи Люмьера Autochrome Lumière — один из старейших и до начала 1930-х самый распространенный процесс создания цветной фотографии. Как и в предыдущие годы, братья очень умело разделили свои обязанности в семейном деле: Луи отвечал за техническое творчество, а Огюст ведал управленческими вопросами и финансами. Были у Огюста Люмьера и свои научные интересы. Как инвестор он поддерживал исследования в области медицины, создание новой медицинской техники.

Братьям суждено было прожить долгую жизнь и увидеть, чем стало когда-то созданное их стараниями кино для миллионов жителей Земли. Луи ушел в мир иной первым, 6 июня 1948 года, передав за два года до смерти около 1800 своих картин Французской синематеке. Огюст последовал за братом 10 апреля 1954-го.