Ни катастрофы, ни энтузиазма

66-69Рубрика | Международная торговля

Текст | Николай КОЧЕЛЯГИН

В августе прошлого года Россия стала членом ВТО. Официальные лица и эксперты считают, что итоги подводить пока рано, но некоторые тенденции отметить все-таки можно. Катастрофы не произошло, российские производители еще не пали под наплывом иностранной продукции, однако ряд отраслей уже начинает ощущать дискомфорт. При этом явных плюсов тоже не заметно: несмотря на ожидавшееся удешевление импорта, инфляция в стране осталась на прежнем уровне, а российские экспортеры пока не получили доступа на новые рынки.

 

Институты, инвестиции, импорт

В ходе совещания, посвященного итогам первого года России в ВТО и задачам на предстоящий период, премьер-министр Дмитрий Медведев заверил, что вхождение в глобальный рынок проходит нормально.

«Конечно, год — это слишком короткий срок, чтобы подводить окончательные итоги, но при этом можно сказать, что, может быть, основные наиболее неблагоприятные прогнозы относительно членства России во Всемирной торговой организации не оправдались. Мрачные картины, которые подчас рисовали, когда рухнет экономика или отдельные отрасли экономики, безусловно, носили спекулятивный характер и ничего общего с текущей ситуацией не имеют», — сказал председатель правительства.

По его мнению, основным позитивным эффектом от вступления России во Всемирную торговую организацию можно назвать общее повышение конкурентоспособности нашей экономики. «Хотя, для того чтобы эти изменения по-настоящему оказывали влияние на ситуацию, должно пройти время. Мы сделали только первые, хотя и очень важные шаги», — признал Медведев.

Замминистра экономразвития Андрей Клепач также считает, что с момента вступления в ВТО прошло довольно мало времени: «Для каких-то серьезных подвижек нужен срок не меньше, чем несколько лет».

Сторонники ВТО называют три ключевых «плюса» вступления в организацию. Причем очевидно, что все эти положительные моменты реализуются не завтра. Первый плюс — институциональный, то есть благодаря ВТО России придется улучшать законодательство, экономические институты и прочее. Второй — инвестиционный. Благодаря ВТО может улучшиться инвестиционный климат. Третий плюс собственно экономический. То есть ВТО поможет и импортерам, и экспортерам.

Кроме того, есть еще «внешнеполитический бонус». Россия теперь станет полноценным участником международных торговых дискуссий, тогда как ранее страна была вне этого процесса и не влияла на принимаемые решения. Впрочем, это преимущество многим экспертам представляется совсем эфемерным.

В частности, отмечается, что принятые в ходе вступления в эту организацию законодательные акты не только касаются внешних экономических отношений России, но и регламентируют внутреннюю экономическую политику. Например, в 2006 году в России был принят Закон «О защите конкуренции». До этого государство не несло никаких обязательств по осуществлению подобных механизмов контроля.

Кроме того, принятые Россией обязательства теперь известны инвесторам, которые принимают решение, расширять ли свое присутствие в России. Им стали понятны правила игры, которых Россия будет придерживаться в дальнейшем, по крайней мере при работе с иностранными компаниями. В связи с этим можно ожидать, что вступление в ВТО повысит инвестиционную привлекательность страны.

Что касается импортеров, то их выгоды очевидны. Благодаря снижению пошлин им будет выгоднее закупать товары. Работа российских экспортеров с ВТО тоже станет проще, причем не только потому, что для них откроются новые рынки. Тарифы теперь регулируются нормативными сводами ВТО. В связи с этим отечественным экспортерам оказывается поддержка, а раньше поддержку получали в основном импортозамещающие отрасли.

 

Прорыв не зафиксирован

Эти преимущества есть в теории, однако ощутимы ли они на практике?

По данным официальной статистики, с января по сентябрь этого года мы стали на 9,6% больше поставлять на мировой рынок нефтепродуктов, на 5,6% — обработанных лесоматериалов. Впрочем, наращивать экспорт только за счет сырья — не то, о чем мечтают сторонники ВТО.

Неплохие показатели наблюдаются в автопроме. Легковых автомобилей отправлено на экспорт больше на 14,2%, чем за аналогичный период прошлого года. Примерно такие же результаты по грузовым автомобилям. Однако тут необходимо понимать, что в статистике учитывается экспорт машин в Белоруссию и Казахстан. В связи с развитием Таможенного союза появляются возможности продвижения товаров в эти республики. В частности, специалисты отмечают, что резко возрос объем приграничной торговли в Новосибирской и Оренбургской областях (граничат с Казахстаном).

При этом, к сожалению, существенно вырос и импорт. Например, молока пришлось закупить на 22,2% больше. Зато не увеличился импорт мяса, рыбы, одежды, обуви и иностранных автомобилей. Однако эксперты подчеркивают, что эти показатели вряд ли должны вырасти в ближайшее время, поскольку они и так достигли критического максимума.

Общие макроэкономические показатели не свидетельствуют о «прорыве». Рост ВВП находится чуть выше 1%, что является крайне слабым показателем для развивающейся экономики. В июле 2012 года задолженность по заработной плате составляла 2 млрд рублей, а в августе 2013 года показатель вырос на 25% и равен 2,5 млрд рублей. Таким образом, у предприятий есть трудности не то что с рентабельностью, а даже с выплатой зарплаты.

При этом летом 2013 года безработица увеличилась до 8%. Промышленное производство за первые шесть месяцев 2013 года показало нулевой рост, хотя в прошлом году за аналогичный период показатель возрос более чем на 3%.

Что касается инфляции, то она осталась на прежнем уровне — около 6,5% по итогам года.

Разумеется, во многом эти слабые показатели обусловлены негативным влиянием ВТО. Тем более что цены на нефть по сравнению с прошлым годом выросли примерно на 15 долларов за баррель. То есть на негативную сырьевую конъюнктуру списать неудачи нельзя.

Экономический аналитик Александр Новиков считает, что в первые годы после вступления в ВТО экономика потеряет прежде всего часть сборов от таможенных пошлин. Агросектор окажется под ударом из-за отмены или уменьшения ряда заградительных пошлин. Прогнозируемые потери бюджета России в 2013 году составят около $6 млрд, а в 2014-м — $8 млрд. Стоит ожидать и положительного эффекта, когда придут новые инвесторы. Отдельные отрасли также должны ощутить на себе плюсы ВТО, например металлургия и газовики.

Начальник аналитического управления Банка корпоративного финансирования Максим Осадчий убежден, что и в краткосрочной и в среднесрочной перспективе вступление в ВТО, скорее, негативно для российской экономики: «Это объясняется тем, что российским производителям просто нечем противостоять иностранным, которые обладают существенными конкурентными преимуществами или в уровне технологий, как европейские и американские, или в дешевизне рабочей силы, как азиаты (в первую очередь Китай). Конкурентных преимуществ у России в области производства товаров, по существу, нет. У нее есть единственное преимущество перед остальным миром — гигантские природные ресурсы».

Экономист считает, что в ближайшие годы стоит ожидать роста импорта при одновременном росте экспорта, но меньшем. И чистый экспорт в силу этого обстоятельства, безусловно, вырастет. Сельское хозяйство и обрабатывающая промышленность (в первую очередь машиностроение — автомобилестроение и авиастроение) пострадают от ВТО. В секторе сельского хозяйства в особой зоне риска находится свиноводство, потому что пошлины в этом секторе должны упасть почти до нуля.

Что касается потребителя, то он выиграет от снижения цен, однако проблема в том, что среди потребителей могут быть работники отраслей, которые пострадают от ВТО, и им не на что будет покупать товары, разве что на пособие по безработице. В ближайшей перспективе социальная роль ВТО может быть достаточно негативной. «Единственное препятствие, которое будет стоять на пути негативных процессов, — это наша доблестная бюрократия, всякими препонами и коррупцией препятствующая стремительному росту потока импорта в Россию», — отмечает Осадчий.

 

Главный удар — по АПК

Президент ассоциации «Росагромаш» Константин Бабкин считает, что главный удар со стороны ВТО нанесен по сельскому хозяйству. В частности, были закреплены неравные условия конкуренции. «Европейцам можно дотировать своих крестьян в 40 раз больше по сравнению с нами. То есть европейцам можно защищать свой рынок, пошлины на ввоз российского зерна в Европе 17 евро за 1 тонну, а Россия должна полностью открыть свой рынок», — подчеркивает промышленник.

«Производители молока говорят, что у них отрасль в кризисе, и они не будут делать дополнительных инвестиций. Производители риса утверждают, что инвестиции, сделанные ими за последние годы, обернулись крахом после вступления в ВТО. Соответственно, все эти фермеры не закупают технику, не закупают комбайны. Вступление в ВТО нанесло существенный удар по рынку комбайнов, на новые комбайны пошлина снижена в три раза, на бывшие в употреблении — в пять раз. Это поставило отечественных производителей комбайнов в неравные условия конкуренции, и за первое полугодие импорт вырос на 20%, а производство в России упало на 20%. Это прямые потери от вступления в ВТО, — уверен Бабкин. — Все это подрывает нашу экономику, которая не может функционировать без развитого сельского хозяйства».

При этом, по его мнению, на внешних рынках мы ничего не получили — ни производители машин, ни наши аграрии. Ни один рынок после вступления в ВТО для нас не приоткрылся.

 

Желание и умение

Вместе с тем Константин Бабкин отмечает, что и в рамках ВТО можно помогать нашим производителям — было бы желание: «Французы, например, поддерживают свое сельское хозяйство, говоря: это у нас «культурная деятельность», поэтому на поддержку культуры мы тратим миллиарды. Конечно, подобная поддержка — нарушение духа договоренностей по ВТО, но если этот дух вредит нам, то его надо откинуть. Поддержка возможна, однако я не вижу такого желания со стороны правительства».

Некоторые эксперты полагают, что власти не могут обеспечить выгодные условия для российской экономики в рамках ВТО, поскольку не умеют пользоваться правилами организации. Чтобы найти эти положительные моменты в свободной глобальной торговле, их нужно искать. А для этого необходимо хорошо знать ВТО и умело с ней обращаться, в то время как у России, по всей вероятности, с данным пунктом возникают проблемы.

Например, президент Сбербанка Гер­ман Греф обвинил высокопоставленных чиновников в некомпетентности в вопросах ВТО. «Правила ВТО — это 47 000 страниц документов, базовое соглашение — 600 страниц. Я не хочу загонять в тупик министров, я знаю, что они не потратили ни одного часа на изучение правил и норм ВТО, потому что если вы ответите, что это так, то я задам первый и самый простой вопрос, так как я восемь лет этим занимался. Что регулируется правилами ВТО? Не рискуйте отвечать», — заявил Греф.

Остается надеяться на то, что чиновники разберутся в хитросплетениях ВТО и попытаются помочь отечественным экспортерам и импортерам выжить и развиться в новых условиях. Самим бизнесменам тоже необходимо по максимуму использовать все преимущества, которые дает переход на глобальные рельсы. Потому что очевидно: обратной дороги не будет. Вступив в ВТО, наша страна начнет «увязать» в нем все глубже и принимать все больше международных торговых норм.