Смена всех

6Рубрика | Регионы

Текст | Николай АНИЩЕНКО

Кадровая революция в Дагестане, начавшаяся в январе заменой президента и получившая продолжение с задержанием влиятельного мэра Махачкалы, идет до сих пор. Что меняется в регионе?

Генеральный директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев напоминает, что предыдущего главу региона Магомедали Ма­го­ме­до­ва «сняли с повышением» — до уровня замруководителя Администрации президента России.

«Я предполагал: Магомедов будет эдаким свадебным генералом. Так как замруководителя АП — должность скользкая, так как нигде не написано, что он должен курировать какое-то подразделение администрации. Но, как мне говорят, Магомедов довольно активен в администрации, — отмечает Журавлев. — Заметьте: на всех последних встречах президента, в том числе с исламским духовенством, он был. За несколько месяцев до отставки Магомедова нынешний руководитель республики Рамазан Абдулатипов собирал у себя людей и говорил: «Ребята, давайте подумаем, что делать с Дагестаном». Так что все не так просто: нельзя сказать, что этого убрали, а того назначили».

По словам эксперта, главный итог первых 10 месяцев правления нового президента в том, что «стало немного спокойнее». «За это время стало ясно, что и при новом президенте республика не будет разорвана на части, не произойдет каких-то резких ухудшений. Об экономическом подъеме говорить еще рано, как и везде на Кавказе». В целом же в первый год после смены власти работа кипит все больше в кадровой сфере: «Там сидели люди предыдущего президента; надо было всех поменять».

Журавлев говорит, что задача привлечения инвесторов встала перед новыми властями региона в полный рост. «Все формальные документы типа Концепции развития республики созданы. Они вполне логичны. А дальше вопрос будет в том, как пойдет «пропаганда» вовне. Потому что привлекать в первую очередь придется иностранцев, а у них очень устойчивые фобии по поводу Кавказа», — напоминает он.

Что касается второй главной проблемы дагестанской экономики — серого производства, то эксперт видит только один способ его победить: «Чтобы старшие сказали младшим, что так делать не надо». «Однако это произойдет только в одном случае: если белое производство будет удобнее. До этого, извините, мы и в остальной России пока не дошли».

О перспективах возвращения в регион миллиардера Сулеймана Керимова гендиректор Института региональных проблем склонен говорить, скорее, в экономической плоскости, потому что политически «никто ему республику на откуп не отдаст». «Новый президент пришел, для того чтобы быть президентом, а не распорядителем активов при Керимове. С экономической точки зрения вопрос в том, смогут ли они договориться с Абдулатиповым», — утверждает собеседник журнала «БОСС».

По его словам, это легенда, что Да­ге­стан — республика сельскохозяйственная. «Дагестан потому так тяжело и переживает все, что это был высокотехнологичный промышленный регион. А именно высокотехнологичная промышленность в 1990-е годы наибольшим образом пострадала. Но предприятия-то еще есть. Другой вопрос, в каком состоянии они находятся. Там уникальные производства, единственные в стране, и Керимову достаточно войти туда полностью деньгами».

«Во-вторых, он может продвинуть свою империю, перенеся, например, туда офисы своих предприятий, если они договорятся. Но вопрос такой: что ему за это дадут, а что возьмут. То есть какие будут гарантии неприкосновенности его богатств и какие гарантии он даст неприкосновенности местной власти», — говорит Журавлев.