Не скрыться

5Рубрика | Налоги / Регулирование

Текст | Николай АНИЩЕНКО

Президент Владимир Путин в начале ноября подписал закон, согласно которому доходы от дивидендов российских компаний, если неизвестен их бенефициар, будут облагаться повышенным подоходным налогом — по ставке 30%.

По мнению директора департамента стратегического анализа ФБК Игоря Николаева, власти преувеличивают значение данного законопроекта.

«Эта анонимность, если она где-то и была, то была иллюзорной, — говорит он. — Подавляющее большинство компаний знало, кто их конечный выгодопри­обретатель. И даже если бы не знали, узнать это было легко. Сколько сказано про Домодедово, кто там конечный бенефициар. А на деле все оказалось так, как изначально было известно. Практически все знают, через какие офшоры владеют и управляют нашими крупнейшими компаниями».

По словам эксперта, инициатива властей выглядит достаточно убедительно с точки зрения обывателя – в качестве демонстрации того, как власти борются с офшорами. Но с точки зрения самой такой борьбы — никакого особого эффекта от нее не будет.

«Чтобы платить по прежним ставкам, важно, чтобы были известны конечные выгодоприобретатели. И — работай через офшоры сколько хочешь. Так что даже обходить закон не придется — просто надо назваться истинным владельцем. Скрываться же им особого смысла нет. Все известны и так, просто в ряде случаев отсутствовало публичное признание. Поэтому зачем чудить, не раскрываться и платить дополнительные налоги?» — задается Николаев вопросом.

Отсюда надежды на то, что с помощью повышенного налога бюджет значительно пополнится, эксперт относит к числу неоправданных. «Денег мы не получим; формально требования будут выполнены. Деофшоризация ли это?»

На вопрос о том, какая есть альтернатива для возвращения налоговых платежей в Россию, Игорь Николаев говорит: «Работают же через офшоры не просто так. Реальная деофшоризация — это очень тяжелая и муторная, может быть, незаметная работа. Но подход к ней простой: надо делать более привлекательной работу в родной стране. Надо делать более щадящее налогообложение. А то налоговая нагрузка у нас только растет. Надо повышать защищенность прав собственности».

Улучшение позиций России в ряде рейтингов инвестиционной привлекательности, о котором еще недавно радостно рапортовали СМИ, эксперт крупным достижением не считает.

«Мы знаем, что Россия вошла в первую сотню по рейтингу Всемирного банка Doing Business. Формально здесь лучше стало. Реально — нет, не стало. Потому что реально надо судить по другим показателям — например по чистому оттоку капитала. А если он за год составит 70–80 млрд долларов — значительно больше, чем в прошлом году, то это плохо сочетается с рейтинговыми успехами», — замечает он.

«Когда почти полмиллиона предпринимателей и самозанятого населения ввиду повышения страховых платежей в два раза аннулируют свою регистрацию, выходят из бизнеса — это тоже о чем-то говорит, — продолжает аналитик. — Инвестиции в основной капитал у нас снижаются. Мы по итогам 9 месяцев и по итогам сентября тоже имеем минусовой результат в районе –1,5%. Это говорит о том, что здесь перелома пока не произошло. Поэтому все эти успехи, «дорожные карты» — шашечки из анекдота про «вам шашечки или ехать?».