Сэмми КОТВАНИ: индивидуальный пошив — это очень серьезное дело

72-74Рубрика | Одежда

Текст | Юрий КУЗЬМИН

Фото | Из архива Сэмми Котвани

Сэмми Котвани — создатель и владелец бренда «Императорский портной», одной из самых известных марок в Восточной Европе и странах СНГ, занимающейся пошивом элитной мужской одежды. О том, как уроженец солнечной Индии нашел свою родину в России, и о секретах своего мастерства господин Котвани рассказал нашему журналу.

— Господин Котвани, одежда Индии в сознании россиян в большей степени ассоциируется с женскими сари, мужскими костюмами с глухим воротничком. Это, конечно, заблуждение, во многом связанное с нашей любовью к «болливудскому» кино. И все-таки, каким образом в Индии появились школы европейского костюма, в первую очередь английского? Это обусловлено сохранившимися тесными связями с бывшей метрополией?

— Вы правы, традиционный европейский деловой костюм появился в Индии благодаря англичанам. Индия сохранила тесную связь с Великобританией. Сейчас европейский костюм в Индии популярен, хотя его порой непросто носить в условиях индийского климата.

Длинный однобортный пиджак с небольшим воротником-стойкой, о котором вы упомянули, вошел в мир моды благодаря нашему первому премьер-министру Джавахарлалу Неру. Это был его стиль — Неру всегда появлялся в таком пиджаке на публике. С тех пор этот фасон так и называется — Nehru suit, или жакет Неру. Его носят в Индии и сегодня. Кстати, если простой однобортный или двубортный пиджак на двух-трех пуговицах может сшить любой портной, то настоящий Nehru suit — только портной-индиец.

Что же касается женских сари, то эта одежда появилась благодаря нашему климату. В Индии очень жарко, и сари работает как кондиционер. Здесь, в России, сари, конечно, не поносишь.

— Вы во многих интервью говорили, что с подросткового возраста связаны с миром моды. Откуда это пошло — от родителей или у вас были и другие примеры для подражания?

— Это семейная традиция. Еще мой дедушка занимался портняжным делом. Я перенял это от родителей и был первым, кто перенес наше семейное дело в Европу. Сейчас мы работаем не только в Восточной Европе, у нас есть филиал и в Африке. А начиналось все с России.

— В 1990 году вы открыли пошивочный бизнес в Москве. Но обслуживали в основном дипломатов. Почему именно в Москве — ведь дипломатов можно было одевать и в других странах?

— Я приехал сюда в 1990 году, когда еще существовал Советский Союз. И тогда в Москве было самое большое дипломатическое сообщество в мире. Здесь присутствовали представители всех стран. Именно поэтому я и выбрал Москву.

До 1994 года я одевал только дипломатов. Потом моими клиентами стали другие иностранцы — американские, английские, европейские бизнесмены.

А затем наступил 1998 год, в России произошел финансовый кризис. Многие мои клиенты-иностранцы улетели домой. А я остался. Кризис помог мне осознать свою ошибку: я не должен был специализироваться только на иностранных клиентах. Я подумал, что раз живу в России, то и моими клиентами должны быть россияне. Мы стали одевать российских заказчиков. Так что кризис 1998 года мне очень помог.

— Работая в России, вы расширили свой бизнес и на другие города и страны. Не жалеете, что начали именно здесь, а не где-нибудь в Европе или, скажем, в Латинской Америке?

— Нет. Может быть, это прозвучит неожиданно, но для бизнеса по пошиву одежды Россия — самое лучшее место. Потому что здесь есть все сезоны — зима и лето, весна и осень. Портному это на руку. И потом, я приехал сюда в очень удачное время, когда новая Россия только рождалась, нашел здесь свою нишу. Когда я начал работать в Москве, иностранных портных здесь вообще не было. И сегодня с гордостью говорю, что я самый опытный иностранный портной, работающий в России так долго — больше 23 лет. Кстати, теперь я российский гражданин — несколько недель назад получил российский паспорт!

— Бизнес у вас семейный, в вашей компании трудятся ваши родные и двоюродные братья. В чем преимущества и недостатки семейного бизнеса? Есть ли особенности семейного бизнеса в России по сравнению с Индией, Европой?

— Семья — это всегда семья. Наше дело очень сложное, и работать приходится очень много. Я, например, тружусь почти без выходных и без праздников. И моя семья тоже. Человек со стороны вряд ли на такое согласился бы, а родные люди работают не только за деньги, но и ради семьи. Мы любим свою работу и дело, которым занимаемся.

Что касается ведения семейного бизнеса в России и Индии, то, на мой взгляд, никаких отличий тут нет. Главное — чтобы семья была едина, тогда никаких сложностей не будет.

— Трудно вести бизнес в России?

— Я в России уже 23 года. И, честно скажу, первые 18 лет не считал себя портным, пока не научился одевать три поколения своих клиентов. Это придало мне уверенности. Сегодня у меня одеваются и дети, и отцы, и деды.

С какими сложностями я столкнулся в России? С языком тяжеловато было поначалу. И климат суровый. Как я часто шучу, в России экстремальная погода для иностранцев.

Законы здесь меняются очень быстро — не успели вы узнать их, как они уже стали другими. К тому же много административных барьеров: вы все делаете аккуратно и легально, а вам все равно добавляют проблем.

— Сейчас работать стало легче?

— Да, легче. Правда, в России кризис. Чувствуется, что после 2008 года российская экономика еще не восстановилась, много глубоких проблем.

— А где, на ваш взгляд, проще вести бизнес — в России или в Индии?

— Я уже 23 года работаю здесь и чувствую себя россиянином. Лично мне лучше в России.

— Вы сами и портной, и предприниматель. Удается ли вообще, занимаясь управлением бизнесом, работать еще и с клиентами?

— Когда бизнес семейный, с этим проще. Один из моих братьев взял на себя финансовые вопросы, а я больше занимаюсь одеждой и клиентами.

— Поговорим о мужском костюме: почему сейчас стоит шить костюм индивидуально, ведь можно купить прет-а-порте практически что угодно — и по фасону, и по ткани, и по фигуре?

— Задам ответный вопрос: «Сколько у вас костюмов?».

— Ну, скажем, пять.

— А любимых костюмов?

— Один.

— Вот вы сами и ответили на свой вопрос. Вы заплатили деньги за пять костюмов, а по душе вам только один из них!

Индивидуальный пошив — это очень серьезное дело. Вот вы приходите в магазин, выбираете себе костюм из того, что там есть. Продавец говорит вам: «Все хорошо! Берите!». Вы покупаете, а потом, может быть, и не носите то, что выбрали.

Когда вы приходите к нам, здесь нет продавцов, здесь есть портные. При первой встрече мы вас консультируем, помогаем выбирать ткань, фасон. Потом вы идете к портному, и, не забывайте, к портному, который имеет 23-летний опыт работы в России и еще до этого — опыт работы в Индии и Европе. То есть очень опытный человек снимает с вас мерки. Опытные люди ее шьют.

Вы получаете свой костюм, носите его, а через полгода возвращаетесь к нам. Почему? Потому что у нас есть техосмотр! Наши костюмы, как и автомобили, проходят ТО! Каждые полгода мы забираем костюмы у клиента, чистим подкладку, смотрим, все ли в порядке. Более того, у нас есть такая услуга: если клиент поправился или похудел, мы бесплатно делаем подгонку.

Плюс к этому мы еще и консультанты. Мы же не одеваем людей, которым все фасоны будут хороши. Таких людей не существует! Каждому из нас чего-то не хватает, а что-то, наоборот, хочется подчеркнуть. В магазине вы никогда не найдете свой идеальный костюм. А мы вам его сделаем. Поможем правильно составить свой гардероб, сошьем костюм по вашему росту, весу, фигуре, а его цвет будет идеально подходить к вашему лицу, волосам…

— В России вы делаете только выкройки, а шить костюмы все же отправляете в Лондон. Почему, ведь в Лондоне шить дорого?

— Здесь вопрос не в дороговизне, а в школе. В Лондоне вековая культура производства мужских костюмов. Я учился и работал в Великобритании, и там нет для меня языкового барьера. Вы знаете, что каждый портной говорит на своем языке? И не думайте, что раз я снял размеры, другой портной их поймет. Нет. Их поймет только тот, кто прошел ту же школу, что и я.

— Много ли у вас заказывают аксессуаров к костюмам: рубашек, галстуков, ремней и др.?

— Рубашек заказывают очень много. Я всегда говорю: «Человеку не нужно много костюмов. Нужно много разных рубашек: четыре–пять на каждый костюм». И клиенты со мной согласны. Кстати, у нас рубашки только индивидуального пошива. И галстуки мы тоже делаем индивидуально, под каждого клиента.

— Стала ли для вас Россия второй родиной или, говоря более образно, где ваш дом — в России или в Индии?

— Россия — теперь моя родина! Здесь мой дом, моя семья, здесь я живу и работаю.

— А человеком какой культуры вы себя больше считаете — индийской или российской?

— Мне повезло, я человек трех культур: не забываю индийские корни и в то же время очень люблю российскую культуру. И праздников в году у меня в три раза больше — я отмечаю национальные праздники и Индии, и России! Почему же три? Потому что еще я не забываю мусульманскую культуру и мусульманские праздники, которые в жизни Индии занимают очень большое место.