«Газпром» под огнем

17-19Рубрика | Сюжет месяца / Деловой климат

Текст | Иван ОСЯНИН, к.э.н.

У российского газового гиганта возникли трудности как на внешнем, так и на внутреннем рынке.

Один из главных игроков мирового газового рынка — «Газпром», обладающий 17% мировых запасов природного газа, за последние годы существенно потерял в капитализации. Акции компании до сих пор торгуются на уровнях в 2,5 раза меньше докризисных, все чаще деятельность «Газпрома» становится объектом расследований со стороны международных органов, периодически происходит снижение объемов поставок газа на международные рынки и ухудшение финансовых показателей компании. Разговоры о недоработках руководства «Газпрома» особенно участились в свете пресловутой сланцевой революции, недавних газовых скандалов с Украиной и уступок в цене на газ партнерам из Европы.

Если внимательнее проанализировать источники и приводимые аргументы, окажется, что огромное их множество имеет корни где-то в западной прессе или в среде откровенно европейских лоббистов, которые не скупятся на выражения в духе: «Евросоюз должен противостоять русским, выдвигая свои четкие пожелания», «Россия серьезно пострадает от собственной агрессии», «Громоздкий «Газпром» утрачивает вес и влияние» — все это заголовки статей европейских и американских газет.

Имидж «Газпрома» в мире, мягко говоря, негативный, однако насколько в этом виноваты некорректные действия самой газовой компании, а насколько это простое проявление недовольства слишком большой, но объективной зависимостью Европы от поставок российского газа, сложно понять, не вдаваясь в региональные перипетии как экономического, так и геополитического характера.

 

Провалы из-за негибкости

В России критика «Газпрома» активизировалась, после того как компания показала ряд неудач на протяжении 2011–2012 годов. Объем реализованного за 2012 год газа сократился на 7,1% до 482 млрд м3, при этом продажи в России уменьшились на 5,6%, в странах СНГ — на 19,1%, поставки в ЕС и прочие страны — на 3,6%. Это произошло под воздействием целого ряда причин, из которых чиновники и другие официальные лица особо выделяют следующую — «тяжелое положение ряда основных стран-потребителей газа вследствие негативного воздействия мирового финансово-экономического кризиса».

Безусловно, такое влияние есть, но, не кривя душой, следует признать: 2011–2012 годы, во-первых, не самые тяжелые для европейской промышленности по сравнению с 2009-м, а во-вторых, у наиболее крупных европейских потребителей газа совсем уж серьезных проблем не было. А было значимое увеличение конкуренции на рынке ЕС со стороны других поставщиков — из-за снижения потребности в газе США, которые освоили технологию получения сланцевого газа, на рынок Европы устремился газ от Катара, Алжира и других стран, ранее экспортировавших его в США.

Одновременно поставщики на европейском рынке стали проявлять гибкость по отношению к клиентам. Так, крупная норвежская компания Statoil отошла от привязки цен на газ к ценам на нефть, о чем уже давно просили европейские потребители. «Газпром» же, занимая доминирующее положение на рынке, принципиально стоял на позиции отказа от диалога и незыблемости заключенных долгосрочных контрактов, по которым происходит работа с большинством европейских стран.

По заключенным контрактам размер цен не учитывал новые рыночные реалии, кроме того, в них были жестко зафиксированы минимальные объемы выбора газа у поставщика. То есть при снижении потребности в российском газе потребителям по условиям контрактов необходимо закупать избыточные объемы по принципу «бери или плати». Вкупе с тем, что цены на газ устанавливаются исходя из политических мотивов (правильно это или нет — другой вопрос), отказ от диалога с потребителями крайне отрицательно повлиял на имидж «Газпрома», да и России в целом.

Несмотря на некоторое снижение объемов проданного газа, цены на него показывали рост: средняя цена реализации газа в России выросла на 9,1%, в СНГ — на 11,5%, а в Европе — на 6,3%. Это увеличило выручку компании на 2,75% до 4,76 трлн рублей. Но даже при этом из-за роста операционных расходов (на 18,32% до 3,48 трлн рублей) показатель чистой прибыли в 2012 году уменьшился на 9,82% до 1,21 трлн рублей.

Не проявив гибкости в 2012 году, «Газпром» получил иски от многих крупных потребителей, включая такие компании, как E.ON, RWE, GDF Suez, ENI, EconGas, Wingas, и уже к началу 2013 года были пересмотрены условия контрактов для многих из них, а газовый гигант начал возвращать деньги покупателям, получившим скидки задним числом (так называемые ретроактивные скидки). Тем не менее отношения уже испорчены до такой степени, что страны ЕС готовы сотрудничать с кем угодно и решать сколь угодно сложные проблемы, лишь бы уйти от необходимости использования российского газа. Строятся терминалы для приема сжиженного газа, разрабатываются масштабные программы снижения энергопотребления либо же газ вообще заменяется альтернативным топливом.

 

Революция или преувеличение?

Мощным импульсом для изменения расстановки сил на мировом рынке газа стала пресловутая сланцевая революция в США. Традиционно природный газ получают путем бурения глубоких (до 12 км) скважин над месторождениями газа, который естественным образом стремится в зону с меньшим давлением, поднимаясь вверх по трубе, иногда сразу попадая на газоперерабатывающий завод. Сланцевый способ добычи газа позволяет получать газ не из природных месторождений, а из слоя уплотненных песчаников (сланца).

В этом случае скважины разрабатываются в слое песчаника, затем в них подается специальная жидкость, которая под большим давлением разрывает слой породы. Из образовавшихся трещин газ поступает в скважину и естественным образом поднимается наверх. Использование такой технологии позволило США вкупе с активной сопровождающей PR-кампанией снизить внутреннюю стоимость газа в 2–3 раза (до цен ниже, чем на внутреннем рынке РФ) и практически выйти на самообеспечение голубым топливом. Благодаря этому страны, экспортировавшие газ в США, и переориентировались на европейский рынок, создав проблемы «Газпрому».

Если рост добычи сланцевого газа продолжится, не исключено, что и сами Соединенные Штаты смогут выйти на внешние рынки с гораздо более дешевым газом и составить еще более серьезную конкуренцию «Газпрому».

В России официальные лица и руководство того же самого «Газпрома» не считают эту угрозу сколь-либо заслуживающей внимания, и вопрос о возможности получения сланцевого газа всерьез даже не ставится на повестку дня. На вопрос, «не проспали ли мы сланцевую революцию», Алексей Миллер дал такой ответ: «Нам неизвестен ни один проект в настоящее время, где рентабельность на скважинах добычи сланцевого газа была бы более или менее положительного значения. Абсолютно все скважины имеют отрицательное значение. Есть такое мнение, что это вообще мыльный пузырь, который в самое ближайшее время лопнет».

Действительно, по официальным данным, большинство крупных газодобывающих компаний США, использующих сланцевую технологию, убыточны. Кроме того, по данным экологов, такая добыча чрезвычайно опасна для окружающей среды, поскольку чревата загрязнением грунтовых вод метаном, а также вредными веществами, которые используются для гидроударов. Каковы затраты на восстановление территории, на которой ведутся работы по добыче газа из сланца, неизвестно никому.

Не лишено логики предположение, что весь шум вокруг сланцевого газа был затеян не столько ради повсеместного внедрения более эффективных инновационных технологий, сколько ради создания дополнительных рабочих мест и обрушения цен на внутреннем рынке газа в целях стимуляции энергоемкой промышленности в США. Из-за снижения себестоимости многие американские товары уже стали гораздо более конкурентными на мировых рынках.

 

Требуется маркетинговая революция

Насколько имеет смысл заниматься активными разработками и устраивать сланцевую революцию в России — предмет крайне дискуссионный и лежит более в области естественных наук, чем экономики. Но вот устроить революцию маркетинговую по отношению к европейским потребителям, судя по всему, придется. В условиях повышающейся конкуренции так или иначе все чаще будут вставать вопросы об изменении основополагающих принципов формирования долгосрочных экспортных контрактов.

С учетом повышающейся конкуренции жизненно необходимо достичь взаимо­понимания по поводу возможных поставок газа с новыми потребителями. В этом качестве могут выступить страны Азиатско-Тихоокеанского региона, в особенности Китай, переговоры с которым еще не завершены и который пока активно пытается выторговать для себя более привлекательные цены, чем предлагаемые «Газпромом».

Перспективны также направления поставок сжиженного газа в Японию и Республику Корея. Одним словом, будущее у «Газпрома», несмотря на во многом заслуженную критику, отнюдь не столь плохо, как это преподносится рядом зарубежных СМИ, но работа в новых конкурентных условиях предстоит более тяжелая и кропотливая.