Саморегулирование в тупике

56Рубрика | Строительная безопасность

Текст | Николай КОЧЕЛЯГИН

Закон «О саморегулируемых организациях» был принят и вступил в силу в 2007 году. В сфере строительства саморегулирование пришло на смену строительным лицензиям в начале 2009 года.

С тех пор лоббисты пытаются усилить роль СРО и полностью передать в их руки регулирование в сфере промышленной безопасности, освободив от этой функции Ростехнадзор. Однако эксперты и участники рынка отмечают, что предварительные итоги деятельности СРО не впечатляют: существующих и потенциальных проблем больше, чем преимуществ.

Сторонники ухода государства из регулирования надеялись: СРО самоорганизуются до такой степени, что будут решать вопросы регулирования эффективнее, чем надзорные органы, у которых не хватает специалистов и желания нести за все ответственность. Однако эти надежды пока не оправдались. Бо2льшая часть экспертов и участников рынка разочарована в этих институтах.

«Кризис доверия в СРО связан с одним моментом: многие СРО так и не стали теми структурами, каковыми они первоначально замышлялись, — считает исполнительный директор Института проблем саморегулирования Николай Сорокин. — Вместо того чтобы стать реальными саморегулируемыми сообществами, которые совместно бы решали вопросы каждого своего участника, в том числе в плане повышения качества работ и безопасности, многие из них превратились в коммерческие и полукоммерческие организации».

Сегодня руководство этих саморегулируемых организаций занимается только зарабатыванием денег с использованием входящих в СРО организаций, поясняет эксперт. По сути, такие СРО паразитируют на своих членах. Эта паразитическая составляющая коммерческих СРО и подрывает доверие ко всему саморегулируемому сообществу.

 

Тысячи компаний без контроля

Как отмечает эксперт Госстроя по разрешительной деятельности, в некоторых СРО количество партнеров превышает возможности организации по осуществлению контроля за работой своих членов. Например, если в СРО состоит около 1000 компаний разного профиля, то в штате СРО должно быть такое количество специалистов, чтобы можно было проверить каждую компанию отраслевым специалистом как минимум один раз в год.

При этом в некоторых СРО компаний-участников насчитывается более 7 тысяч. Провести тщательную проверку их деятельности за год практически невозможно. В результате организуются лишь формальные проверки документации, которые выходят боком самим партнерам, поскольку ущерб от некачественно проведенных работ погашается из общего компенсационного фонда.

«Как руководителю органа по аттестации экспертов по промышленной безопасности, мне непонятен вопрос аттестации экспертов в СРО, — признается начальник отдела ЭПБ ООО «НУЦ «Качество» Татьяна Чепик. — Каждая СРО имеет право самостоятельно аттестовывать экспертов, расписывая те правила, как они это будут делать, при этом не имея опыта в системе обучения и аттестации. Результатом, скорее всего, будет низкий квалификационный уровень эксперта».

Таким образом, главный смысл СРО, изначально заложенный в них государством, теряется: качество работ не улучшается, а падает.

 

Гонка за членами

Жадность отдельных СРО привела к гонке саморегулируемых организаций за увеличением количества членов, создав высокий спрос при сокращающемся предложении. Ставки юристов-поставщиков, рекомендующих членов для СРО, резко выросли. Специалисты предположили, что если будет неконтролируемое увеличение цен, то саморегулируемая ниша просто рухнет.

Несколько СРО уже перешагнули планку в 100 тысяч рублей, подняв ставку до 125–150 тысяч рублей за одну привлеченную компанию. Другие участники рынка эту ставку не потянули. Многие из них считают, что такие большие средства могут браться только из компенсационного фонда, что противоречит Градостроительному кодексу и дискредитирует саморегулирование.

По данным экспертов, подобных «дорогостоящих» СРО в Москве и Санкт-Петербурге не более 20, то есть менее 10% от всех СРО в строительной сфере, зарегистрированных в реестре Ростехнадзора.

Кроме того, выявлено, что сами СРО никогда не делают юристам подобных выплат или схожих с ними, потому что являются некоммерческими партнерствами, обладающими статусом СРО. Однако многие СРО имеют финансовых и юридических партнеров, у которых есть возможность выплачивать подобные средства.

Существуют различные схемы и формы финансирования такой деятельности, а также соучастники оказания финансовой помощи. В этих финансовых холдингах участвуют: ООО, МФО (микрофинансовые организации), КПК (кредитно-потребительские кооперативы) и другие финансовые организации: несколько СРО имеют в партнерах даже банки либо руководители СРО являются учредителями определенных банков.

В октябре в Санкт-Петербурге состоялась конференция СРО «Защита саморегулируемых организаций». Участники мероприятия решили единогласно осудить деятельность подобных СРО. Кроме того, подавляющее большинство СРО, допускавших такие выплаты, добровольно согласилось на ставку, планка которой не превышает 60 тысяч рублей. Это равно членским взносам за период до года, которые СРО, как обслуживающие организации, получают и могут делиться с партнерами-юристами, обеспечивающими работу по проверке и обслуживанию членов партнерства.

Также собравшиеся взяли на себя обязательства выявлять СРО, которые дискредитируют саморегулирование, и производить обмен информацией для применения мер дисциплинарного воздействия, не запрещенных законодательством, в том числе обращения в Ростехнадзор и прокуратуру, вплоть до крайней меры — воспрепятствования деятельности таких сомнительных образований. Однако эксперты сомневаются в том, что участникам рынка удастся успешно устранять все злоупотребления и дисбалансы, поскольку компаний, желающих «отличиться», слишком много, а инструментов реального воздействия на них у рынка нет.

 

Коллективная ответственность

Еще одна проблема, связанная с СРО, — страхование ответственности строительных компаний. С 1 июля 2013 года вступили в силу поправки в 60-ю статью Градостроительного кодекса, которые изменили систему возмещения вреда третьим лицам и механизм страхования ответственности членов строительных СРО.

Строители получили возможность существенно сэкономить на взносах в компенсационный фонд, ныне они составляют 300 тысяч рублей вместо 1 млн. Кроме того, законодательно определен перечень лиц, которые обязаны выплатить компенсации независимо от наличия вины. Теперь пострадавший вправе получить компенсацию немедленно — ее должен выплатить собственник здания (застройщик или технический заказчик), а не строитель.

После того как выплата произведена, собственник может потребовать возмещение от строителя — члена СРО. Ему заявят регрессное требование. Этот случай будет покрыт по новым условиям расширенного полиса страхования. Такой полис предлагают страховщики в развитие страхования гражданской ответственности вследствие недостатков работ, которые оказывают влияние на безопасность объектов капстроительства.

Однако измененная статья 60 ГРК создает ряд законодательных противоречий. В частности, участникам рынка непонятно, насколько обоснована замена субсидиарной ответственности членов СРО на солидарную и поможет ли это решить вопрос о реальной ответственности СРО за действия строительных и проектных организаций.

Кроме того, поправки в ГРК негативно отразились на карманах некоторых компаний. Большинство СРО, у которых требования по размеру страховой суммы были минимальны, подняло планку минимальной страховой суммы для своих членов до 3–5 млн рублей, поскольку в соответствии с новыми требованиями ГРК в случае причинения вреда жизни сумма возмещения на одного потерпевшего будет составлять 3 млн рублей.

Дамокловым мечом над СРО висит еще одна проблема: многие организации задумались о страховании риска того, что собственник здания придет с регрессным требованием не к «виновной» строительной организации, а непосредственно к СРО. По закону именно СРО теперь несет солидарную ответственность вместе со строительной организацией. Лицо, которое выплатило ущерб, по своему усмотрению может пойти с регрессным требованием к строительной организации или сразу к СРО, где эта строительная организация состоит.

Если регрессные требования возмещаются из компенсационного фонда СРО, перед ней встает задача пополнения компенсационного фонда до первоначального размера, а это возможно только за счет дополнительных взносов членов СРО.

«Принцип коллективной ответственности в принципе может быть эффективен, однако не в данном случае, — не сомневается независимый аналитик Александр Дмитриев. — Возмещение регрессных требований из компенсационного фонда СРО будет означать, что добросовестным компаниям — членам определенного СРО придется платить за неблагонадежных коллег».

 

Возвращение к изначальным задачам

По мнению Николая Сорокина, в плачевном состоянии, к которому пришла система саморегулирования, повинен господствующий тренд на всемерное обогащение любой ценой, без оглядки на его способы и происхождение капитала: «В этом виноваты конкретные руководители СРО, которые изначально создавали данные организации исключительно для извлечения прибыли. В этом виноваты и само строительное, проектное сообщество, и представители прочих саморегулируемых отраслей, которые привыкли, что над ними всегда кто-то стоит и кому-то надо платить. И по большому счету им все равно кому — государству или некоммерческому партнерству».

Общий климат в стране, к сожалению, не предполагает реального саморегулирования, считает эксперт. Крупные монополии, в том числе и в строительной сфере, выживут и без саморегулирования. Изначально идея саморегулирования была сформулирована для представителей малого и среднего бизнеса. Она должна их объединить. Именно им на сегодняшний день выгодно наличие нормальных, вменяемых саморегулируемых организаций, которые отстаивают их интересы.

«Чтобы исправить ситуацию, необходимо возвращать существующую систему саморегулирования к ее изначальным задачам и замыслам, — уверен Сорокин. — Мы не должны окончательно превратить саморегулирование в систему тотального госделегирования полномочий, загнать ее в рамки этого бесперспективного проекта. То есть СРО — это не посредники между государством и участниками строительного, проектного и прочих регулируемых рынков. СРО — это некие «пулы», которые обеспечивают баланс интересов между государством и бизнесом. Только с чистого листа начинать не надо. Необходимо использовать имеющиеся положительные наработки и сбалансированно развивать всю систему саморегулирования».