Без стратегии никак

37Рубрика | Главная тема

Текст | Николай АНИЩЕНКО

Розничная торговля в России всегда казалась непотопляемой. Последние данные статистики, однако, свидетельствуют: темпы роста одного из процветающих секторов отечественной экономики существенно замедлились. Основными проблемами ритейла эксперты называют новые законодательные инициативы, нехватку отвечающих требованиям торговли помещений и кадровый голод, обусловленный демографической ямой начала 1990-х. Вместе с тем, говорят они, до потолка развития, который вынудил бы бизнесменов снижать свою маржу, еще очень далеко.

 

Закон и изобретательность

Оборот всего российского ритейла в августе составил 2,032 трлн рублей, что на 2,4% выше июльского показателя, хотя в июне и июле сектор рос на 3,6% и 4,4% соответственно, сообщает Росстат. Замедление не является сезонным: прирост в годовом исчислении за восемь месяцев 2013 года — 3,9% против 7,1% за аналогичный период прошлого года. Минэкономразвития прогнозирует ритейлу годовой прирост на уровне 4,2% против 5,9% за 2012-й.

По мнению управляющего партнера издательского дома Retailer Даниила Сомова, общие цифры не отражают ситуацию во всех сегментах: торговля FMCG-товарами, например, чувствует себя весьма неплохо, в то время как в других сферах может ощущаться кризис. Как образец он приводит ювелирный рынок, который еще по итогам 2012 года «просел» достаточно ощутимо.

Общее замедление темпов роста эксперт признает. Но это, по его словам, сопровождается специфичной для сектора динамикой: «Сильные игроки становятся еще сильнее. Кому было плохо, тому, как правило, плохо и сегодня. Этот тренд виден даже на крупнейших по обороту сетях».

Топ сдерживающих факторов за последние годы не сильно изменился. Разве что добавились законодательные ограничения на продажу алкоголя.

«Рынок алкоголя — один из худших потребительских рынков по итогам 2012 года. Я думаю, что с табачным рынком будет еще хуже. Хотя табачные корпорации утверждают, что у них все прекрасно, что они демонстрируют невиданный рост. Если здраво смотреть на рынок при продолжающемся ограничении мест для курения, какие могут быть перспективы рынка?»

Впрочем, новые законы обнаруживают изобретательность российского малого бизнеса. «Например, я видел магазин «24 часа», который, чтобы ночью продавать алкоголь, сделал отдельчик наподобие кафе. Там даже пластиковые столики стоят. Магазин закрывается, а кафе как бы работает. И вроде как все легально, — рассказывает эксперт. — Но для крупного ритейла это, конечно, неприменимо».

Вне зависимости от того, высокая или низкая в том или ином регионе насыщенность торговыми площадями, актуальным остается вопрос качества этих площадей.

«Дело в том, что ритейл вынужден выбирать место, а не помещение. И многие помещения, расположенные в удачных и нужных ритейлеру местах, оказываются неприспособленными под магазин, то, что называется некачественная торговая площадь. В итоге очень часто заходишь в магазин известного сетевого бренда (прежде всего речь о продуктовых магазинах) и удивляешься, как они смогли на этой площади магазин разместить. При этом думаешь, что это помещение, наверное, не очень эффективно для продаж. Но у данного ритейлера выбора нет: место хорошее, а конфигурация помещения ужасная».

Еще одно препятствие — нехватка персонала на всех уровнях. «Каждый день нужно откуда-то брать людей, которые будут работать в торговом зале. Сказывается демографический кризис 1990-х: ритейл его очень сильно ощущает. Наш покупатель не готов пока к тому, чтобы в торговом зале обходиться без персонала. Конечно, некоторые продвинутые форматы внедряют кассы самообслуживания. Но надо понимать, что возле этой кассы самообслуживания все равно стоит специально обученный человек, который помогает покупателям самообслуживаться».

Однако в целом все препятствия, которые влияют на ключевые показатели, эксперт относит к проблемам роста. «В ритейле мы за несколько лет осваиваем технологии, которые на Западе осваивали десятилетиями. Конечно, это не всем дается, но есть компании, которые в этом преуспевают. И те, кто именно через технологии и правильно выбранную стратегию получает конкурентные преимущества, они и чувствуют себя хорошо и уверенно. Ну а те, кому такая скорость освоения не далась, — посмотрим, как с ними рынок поступит».

 

Гонка за площадью

Ряд рынков уже почувствовал существенное замедление темпов роста потребительского спроса. Экономисты много говорят об угрозе рецессии. Стали ли осторожничать покупатели в этой связи?

Эксперт журнала «БОСС» уверен: разного рода экономические потрясения отражаются на российской рознице в самую последнюю очередь, когда все остальные отрасли уже находятся в глубоком кризисе.

«Осенью 2008 года в России почувствовался экономический кризис. Что сделал ритейл? Огляделся, передоговорился с банками, сократил затраты, пересмотрел свои программы развития. И у ряда ритейлеров рост… пошел опережающими темпами, — говорит Даниил Сомов. — Почему? Простая вещь. Миллионы наших сограждан хотели уехать на новогодние каникулы за границу. Но из-за кризиса не уехали — и пошли в родные магазины. И закупились на все новогодние каникулы. В реальности продуктовый ритейл почувствовал, что что-то не так, уже глубоко в 2009 году. До него докатилась эта волна, когда покупатель стал хуже доносить деньги до касс магазинов».

Сомов рассказывает, что недавно пытался провести аналогии с 2008 годом, чтобы понять, близко кризис или нет. И не увидел никаких проблем с темпами роста, по крайней мере у FMCG-сетей.

«Может быть, мы уже лучше, чем в 2008 году, готовы к чему-то нехорошему и, если даже чуть-чуть что-то в экономике ухудшается, не принимаем это как серьезную угрозу. Но тем не менее пока ситуация вполне себе устойчивая», — рассуждает управляющий партнер ИД Retailer.

Эксперт обращает внимание: в 2008–2009 годах разоряться начали именно те сети, которые уверовали в очень популярный слоган о том, что кризис — это возможность для роста. «Они приняли его буквально. В том числе некоторые локальные сети ринулись захватывать места в соседних регионах, поглощая обанкротившихся или испытывающих трудности конкурентов. Закончилось это все плачевно. Потому что в ритейле нельзя наскоком прыгнуть в соседний регион только потому, что там кто-то обанкротился и есть возможность захватить их площади, завоевать их покупателя. Ритейл устроен намного сложнее».

Секрет успешного развития розницы — в грамотной стратегии, уверен Сомов, добавляя, что момент принятия ключевых решений в отрасли был семь-восемь лет назад. На примере сектора товаров повседневного спроса (FMCG) эксперт показывает, что четкие ориентиры помогают не сбиться с курса даже в кризисный шторм.

«Мы видим пример «Магнита» и «Дик­си», которые демонстрируют очень уверенные показатели роста благодаря правильно выбранной линии поведения. Выделяется О’КЕЙ, который по 2012 году наконец перегнал «Ленту». Хотя и пример «Ленты» очень показателен. Несколько лет там шла война акционеров. И при всех скандалах компания не только сохраняла текущий оборот — она еще и росла, удерживая свои позиции в топе розничных компаний. То есть никаких последствий для этой организации акционерные войны не повлекли, что удивительно».

Причем, говорит Сомов, это касается не только крупных федеральных, но и региональных игроков. «Я помню, как говорил генеральный директор финской сети PRISMA, которая работает в Санкт-Петербурге уже лет пять, что их цель — определенный процент от рынка северо-запада. И все, больше у них нет никаких целей. Когда компания знает, что делает, зачем присутствует на этом рынке, когда ее стратегия определена, когда она действует очень аккуратно, тогда шансы на достижение целей повышаются».

В рамках региона или всей страны, но ритейлу нужно развиваться. А другого способа увеличивать оборот, кроме как прирастать новыми площадями, в условиях России пока нет, признает эксперт. «Допустим, ритейлер принял решение, что не будет открывать новые магазины, а сосредоточится исключительно на внутренней эффективности и повышении продаж. Год-два он будет заниматься эффективностью. В одно прекрасное утро рядом с его магазином откроется магазин конкурента, и он может оказаться более привлекательным для покупателя и более эффективным. И без новых торговых площадей пиши пропало».

 

Иностранные эксперименты

И все же для крупных сетей основной способ развития до сих пор — экспансия в другие регионы. По словам собеседника журнала «БОСС», федералы развиваются равномерно, но это утверждение справедливо не для всей территории страны, а лишь для пространства от Калининграда до Красноярска.

«За Красноярском уже свой мир. Грубо говоря, после Красноярска дорога заканчивается. Она на самом деле даже где-то перед Красноярском заканчивается, но еще проехать можно. А вот уже после совсем заканчивается. Для ритейла это, конечно же, серьезное препятствие, потому что должна работать логистика, доставка ключевых категорий товаров».

Тем не менее на Дальнем Востоке — в регионе не самом бедном — успешно функционируют собственные локальные сети, которые «достаточно сильны ввиду того, что они конкурируют между собой и им не приходится конкурировать с федералами». «Там свой рынок, свои цены. Не стесняются с Дальнего Востока присылать закупщиков в Питер и Москву, которые здесь ищут товар. Не имея больших объемов продаж, то есть не получая от поставщиков приличной скидки, они все равно организуют поставку товаров по не самой лучшей цене и с дорогой логистикой в свои магазины».

Способов увеличивать торговые площади в уже освоенных регионах у ритейлеров всего три: построить свой магазин, заняться стрит-ритейлом и пойти в торговый центр. «Количество торговых центров ограничено, да и многие форматы в принципе не могут туда пойти. Стрит-ритейл тоже не всем подходит — прежде всего в силу большого количества некачественных площадей. Новый фонд возводится руками грамотных застройщиков, которые первый этаж уже строят с учетом требований ритейлеров».

Разные регионы обеспечены торговыми площадями по-разному. В качестве примера региона, где «все сложилось», эксперт журнала «БОСС» приводит Санкт-Петербург: «И большие форматы «втиснулись», и все некачественные площади в центре более-менее освоены, несмотря на их некачественность». В Первопрестольной же, напротив, ситуация далека от насыщения, говорит Сомов.

«Я был недавно в Новосибирске. На одном пятачке — три входа в похожие магазины со сходным ассортиментом. И так на каждом шагу. И покупатель реально выбирает между тремя дверьми, куда ему пойти — направо, налево или прямо. Вот там продавцы действительно борются за каждого покупателя».

Строить магазин самостоятельно — уже отдельная компетенция. Строго говоря, к классическому ритейлу в мировой практике это относится косвенно, говорит Даниил Сомов. И добавляет: российские торговые компании большие форматы строят сами.

Руководитель ИД Retailer напоминает, что именно работа в нашей стране вдохновила шведов из ИКЕА на создание такого формата, как МЕГА. «ИКЕА придумала МЕГУ в России и после этого стала внедрять во всем остальном мире. OBI у нас сами строят себе магазины, потому что не могут найти, кто им может построить. Работа в России дает — особенно западным ритейлерам, которые привыкли к определенным стандартам, — возможность приобретать и развивать новые навыки. И, кстати говоря, это у них неплохо получается».

 

Скидки и революция

Постоянные ожидания проблем в экономике ведут покупателей в дискаунтеры. Развитие данного формата, при котором производителям нужно сделать все, чтобы их товар попал на полки по минимальной цене, началось еще в начале 2000-х с продуктовых магазинов. В последнее время весьма активно появляются дискаунтеры одежды и обуви.

«Мне как покупателю, конечно, не хотелось бы, чтобы такого рода магазины захватывали рынок, — говорит Сомов. — Но надо признать, что они в некотором смысле производят потребительскую революцию в нашей стране. Можно сколько угодно говорить о качестве товара, но дело в том, что они приучают массового потребителя к тому, что ты покупаешь не на всю жизнь — ты покупаешь на сезон, на месяц, для того чтобы надеть. Потом коллекция обновится — и купишь что-то новое».

Эксперт обращает внимание, что цены на одежду и обувь в России по сравнению со странами Европы и Америки всегда были высокими, и зачастую необоснованно. «Что сделали fashion-дискаунтеры? Они внедрили то, каким должен быть настоящий ритейл. Они очень старательно подходят к тому, чтобы ассортимент покупателю нравился. Они копируют какие-то модные мировые бренды — в смысле дизайна. Минимизируют сервис внутри магазина, чтобы он ничего не стоил, чтобы покупатель сам выбирал, что купить. Занимаются активным развитием; открытие нового магазина доведено до автоматизма».

«Все примеры подобных магазинов, которые я видел, сильно впечатляют, — говорит Сомов. — По покупателям видно, что они не могут оттуда уйти без покупки. Они прямо копаются в вещах — и хоть что-то, но покупают. Уж больно соблазнительна цена, к которой покупатель остается чувствительным. Сейчас на этом можно играть. Как будет дальше — посмотрим».

Помимо дискаунтеров угрозу комфортному существованию высокомаржинального российского fashion-ритейла представляет доступность западных интернет-магазинов, цены в которых, разумеется, одинаковы как для граждан США или ЕС, так и для россиян. Статистика показывает: объемы российских заказов там растут кратно, хотя их доля в общей структуре трат россиян пока остается слишком незначительной, чтобы составить серьезную конкуренцию офлайн-магазинам.

«В ритейле очень много вынужденных покупок, когда что-то надо сегодня. А тут речь идет о неделях и месяцах ожиданий. Онлайн-покупки — для терпеливых покупателей. Плюс существует ограничение: для того чтобы не платить таможенную пошлину, нужно, чтобы в одной посылке товара было не более чем на тысячу евро».

Поэтому пока у российского fashion-сегмента хорошая маржа, хотя другие показатели говорят о не очень хорошем положении продавцов одежды и обуви. «Количество покупок в штуках у нашего fashion’а растет несильно. Как они собираются решать эту проблему, посмотрим. Но могу сказать, что в будущем количество fashion-ритейлеров сократится: каких-то брендов мы не увидим».

В качестве одного из флагманов отрасли Сомов называет российскую компанию Carlo Pazzolini. «Ребята настолько уверены в себе, что открывают магазины в США, в Италии, стране — законодателе мод. И успешно конкурируют там с местными магазинами и производителями. Это показатель некой зрелости: люди выстроили некую модель, они понимают, что и как делают, понимают, почему покупатель должен прийти к ним и купить обувь именно у них».

 

МНЕНИЯ БОССОВ

Андрей ХРОМОВ, руководитель компании «Аристос»:

Особых сдерживающих факторов для роста ритейла в России, на мой взгляд, сейчас нет. Более того, эксперты и аналитические агентства, наоборот, говорят о перспективности российского рынка. Крупные ритейлеры объявляют об увеличении выручки в первом полугодии, открытии десятков новых магазинов и торговых центров. Согласно рейтингу международной консалтинговой компании A.T. Kearney (The 2013 Global Retail Development Index, GRDI), Россия продолжает укреплять свои позиции в списке самых перспективных для инвестиций в розничную торговлю стран и в этом году занимает 23-е место (рост на три пункта по сравнению с 2012 годом). Конечно, достаточно и проблем, но в целом они не мешают активному развитию торгового бизнеса в России.

При этом очевидно, что российский рынок становится все более конкурентным, постепенно происходит укрупнение игроков и развитие сетей — это нормальный процесс. При усилении конкуренции активнее и чаще случаются слияния и поглощения. Но период быстрого роста уже пройден, и теперь основные возможности будут сосредоточены в фокусировании на ключевых секторах, поиске ниш, сервисе и компетенциях, то есть на том, чтобы предложить клиенту не просто товар, а добавленную ценность в обмен на добавленную стоимость.

Наибольшие перспективы сейчас открываются перед онлайн-торговлей. Эксперты McKinsey прогнозируют, что к 2014 году объем рынка интернет-ритейла в России увеличится до 25 млрд рублей. Международные интернет-ритейлеры начали активно выдвигаться на российский рынок. В этом году запустился русскоязычный eBay, в ближайшее время в Рунет будет выходить и Amazon. Даже в кризисные годы в России e-commerce растет на 25–35% в год.

 

Наталья ЖЕРЕБЦОВА, директор департамента исследований рынка труда консалтинговой компании CASE:

Торговый бизнес до 2008 года развивался быстрыми темпами. Доходы населения России ежегодно росли в среднем на 15–22% (по данным регулярных обзоров заработных плат CASE). Соответственно, спрос на товары народного потребления был высоким. С 2004 по 2008 год оборот розничной торговли вырос почти в три раза с 5,5 до 14,5 млрд рублей. С 2008 по 2012 год картина резко изменилась — оборот увеличился менее чем в 1,5 раза (с 14,5 до 21 млрд рублей). В кризис компании сбросили балласт (оптимизировали затраты, в том числе на персонал) и постепенно «пришли в себя». Некоторые вывели продажи на докризисный уровень, но далеко не все.

Частный потребитель сегодня осторожно относится к покупкам, планируя траты в долгосрочной перспективе. В кризис все резко перестали покупать, и это сформировало так называемый отложенный спрос. В 2010–2011 годах потребители удовлетворяли отложенный спрос, что положительно сказывалось на росте заработных плат сотрудников розничных магазинов. В эти годы мы наблюдали устойчивую тенденцию к переносу переменной части заработной платы в оклад. Компании стремились минимизировать влияние роста дохода магазинов на доход сотрудников. В 2012 году мы увидели результат: падение зарплат сотрудников розничных магазинов на фоне стагнации в сфере розничной торговли. Вывод: с точки зрения рынка труда основным фактором, мешающим развитию торгового бизнеса в России, является во многом изменение политики мотивации сотрудников, отвечающих за продажи, а также нежелание многих компаний платить персоналу большие бонусы за высокий уровень продаж.

 

Константин ЕФИМОВ, коммерческий директор компании «Манро Тэйлоринг Россия»:

Развитию торгового бизнеса в России, на мой взгляд, мешают три основных момента.

Первый — недостаточная квалификация сотрудников. Самое главное — обращать внимание на соответствие своего персонала определенным нормам и стандартам. Низкая квалификация сотрудников в нашей стране обусловлена тем, что в России люди воспринимают работу в ритейле как временную. Налицо недостаток мотивации, сотрудники не считают работу продавца в ритейле серьезным видом деятельности. У нас практически отсутствует понимание таких слов, как «сервис» и «клиентоориентированность». Остро встает необходимость свое­временного обучения и переобучения персонала, а это инвестиции компании на свой страх и риск. Из своего опыта могу сказать, что 90% сотрудников, приходящих в ритейл, требует срочного повышения квалификации.

Второй момент, который хотелось бы отметить, — это высокие арендные ставки. Они составляют значительную часть операционных затрат, что серьезно влияет на маржинальность бизнеса и не самым лучшим образом сказывается на цене продаваемой продукции, а также на темпе развития бизнеса.

Третий момент — слабость российских поставщиков товаров перед иностранными конкурентами, в связи с чем бизнесу приходится прибегать к услугам зарубежных партнеров. А услуги зарубежных партнеров — это, в свою очередь, дополнительные расходы на логистику и таможню, зависимость от курса мировых валют и т.д.

 

Нури КАТЦ, президент компании APEX Capital Partners Corp.:

Основной фактор, который мешает развитию торговли в России, — это плохая, а иногда даже отсутствующая инфраструктура по транспортировке товаров.

К сожалению, дороги в России не соответствуют пока тем стандартам, которые приняты, например, в Европе и США. Что существенно увеличивает время доставки продукции из города в город, а также риски, связанные с возможными авариями и, соответственно, повреждением товаров при транспортировке. К сожалению, нельзя даже посчитать, сколько денег потеряно из-за плохих дорог.

Например, трасса между самыми крупными городами России Москвой и Санкт-Пе­тер­бур­гом. Это должна быть современная магистраль. Вместо этого дорога плохо справляется с пассажирскими машинами и не предназначена для больших грузовиков. Данная ситуация является показателем, который не лучшим образом описывает ситуацию с транспортировкой грузов, зато ясно дает понять, почему сроки доставки всегда велики, а стоимость товара существенно увеличивается в процессе перевозки.

 

Алексей КИЧАТОВ, генеральный директор City Express:

По большому счету развитию торгового бизнеса в России мало что мешает. В целом торговля — это одно из бизнес-направлений, которое в нашей стране развивается наиболее успешно. Неслучайно в общей структуре малого и среднего бизнеса в России доля торговли составляет как минимум половину. Наладить бизнес, связанный с производством или оказанием услуг, гораздо сложнее.

Конечно, и в сфере торговли проблем немало: достаточно высокие налоги, низкий спрос ввиду насыщенности рынка и высокой конкуренции, недешевая аренда торговых площадей. Если посмотреть коммерческие предложения для арендаторов в торговых центрах Москвы, причем не самых больших и престижных, то они колеблются от 100 до $600 и даже выше за квадратный метр в год в зависимости от общей арендуемой площади. Это потом закладывается в цену товара, который на этих площадях продается. Точнее, не продается, поскольку спрос низкий. Именно поэтому сейчас так активно развивается торговля через Интернет — меньше издержек, ниже цена товара, выше спрос.

 

Полина ГУЩА, генеральный директор «Кофас» по России и СНГ:

Существуют разного рода препятствия для развития торгового бизнеса в России: от макроэкономических и законодательных до операционных и психологических. Говорить обо всех препятствиях весьма долго, да и влияние того или иного фактора может быть различным для каждой отрасли. Поэтому сконцентрируемся на коммерческом аспекте и тех причинах, которые являются общими для всех отраслей. За образец можно взять европейские страны, где бизнес (до кризиса по крайней мере) развивался стабильно, активно и — самое главное — цивилизованно.

Современная торговля уже практически невозможна без условий отсрочки платежа. Бизнес сегодня по сравнению с прошлым десятилетием перешел на ту стадию, когда количество отсрочек значительно возросло и распространилось, наверное, практически во все сектора. Почему это происходит? Приведем пример: развитие торговли требует от ритейлеров формирования склада, а это подразумевает значительные инвестиции. При наличии роста и развития компании и других инвестиционных потребностей финансировать формирование склада за счет собственных оборотных денег очень тяжело. Если компания пойдет кредитоваться, то не каждый банк согласится дать нужный объем средств. Таким образом, логичным выходом становится кредитование у поставщика, который, в свою очередь, заинтересован в росте отгрузок.

Массовый переход на отсрочки или рассрочки пугает поставщиков, поэтому они довольно сдержанно развивают свои продажи. По данным исследования платежной дисциплины Ассоциации факторинговых компаний, порядка 67% предпринимателей в России оценивают платежную дисциплину своих контрагентов (покупателей, заказчиков) как неудовлетворительную. Из них каждый третий сталкивается с задержками оплаты постоянно. Соответственно, страх перед неплатежом является тормозом в заключении сделок и наращивании продаж в торговом бизнесе.

Принятие решения о предоставлении отсрочки весьма капиталоемкий процесс для развивающейся компании: необходимо инвестировать в создание эффективной системы риск-менеджмента, разрабатывать политики и регламенты, нанимать опытный персонал. В мире на помощь торговле приходят специализированные финансовые институты: факторинговые, страховые компании, банки. В России уровень развития тех или иных финансовых продуктов различен, но в среднем находится существенно ниже мирового.

Так, например, в Европе порядка 80–90% всего товарооборота застраховано. Кредитное страхование полностью снимает с компании всю дополнительную нагрузку по работе с дебиторской задолженностью: проводит экспертный анализ и оценку на начальной стадии, осуществляет мониторинг в дальнейшем и в случае возникновения убытка выплачивает возмещение. Таким образом, компания-клиент может спокойно заниматься своим основным бизнесом (производством, торговлей), не отягощая внутренние бизнес-процессы множеством дополнительных процедур и ограничений.

Неумение российских компаний пользоваться имеющимися финансовыми инструментами тоже накладывает ограничение на развитие торговли. Многие компании пытаются найти альтернативные выходы из этой ситуации, например, продают первую партию товара по более высокой цене или пытаются изыскать возможность провести сделку без отсрочки. Большинство предоставляет отсрочку только компаниям, в которых они уверены на 100%. Но и это не панацея. Банкротства практически всегда непрогнозируемы, и даже надежные контрагенты могут не заплатить. У бизнеса в России низкий уровень эффективности риск-менеджмента. Причина связана не с отсутствием опыта или незнанием, а с нетранспарентностью российского бизнеса — он абсолютно закрыт, а существующие информационные источники (базы и т.д.) не могут полностью удовлетворять все потребности (качество их пока не очень высоко, а стоимость велика). Для решения задач по управлению дебиторской задолженностью в каждой компании есть раздутый штат службы безопасности, юристов, аналитиков кредитного отдела, что, в свою очередь, также сказывается на себестоимости продукции.

Надо переходить на цивилизованный путь ведения бизнеса. Использование финансовых инструментов, в частности, кредитного страхования, позволяет не только развивать бизнес на безопасной основе, но и делать его в целом более эффективным за счет снижения ряда издержек и привлечения передового опыта.

 

Сергей КАРПУНИЧЕВ, генеральный директор Columbus Россия и СНГ:

Российскому рынку розничной торговли есть куда расти: годовой оборот на душу населения в 100 тыс. рублей (по данным Росстата) далек от показателей западного ритейла. Текущий рост, прямо скажем, пока не впечатляет. По прогнозу Минэкономразвития, в 2013 году российский ритейл вырастет на 4,3% (в апреле называлась цифра 5,4%). В то время как в 2012-м розничная торговля выросла на 5,9%. Каковы причины рецессии?

Основное препятствие для роста отечественного торгового бизнеса кроется в недостаточно развитой логистической инфраструктуре. В первую очередь в низком уровне транспортной доступности. Российские дороги давно стали притчей во языцех. Грузоперевозки дорожают, а с ними падает и рентабельность торговых компаний в регионах. Согласно докладу Всемирного экономического форума, Россия находится в десятке стран мира с худшими автодорогами (136-е место из 144 возможных). Более качественными дорогами располагают, к примеру, Азербайджан (67-е место), Эстония (61-е место) и Грузия (56-е место).

По-прежнему наблюдается явный дефицит складских площадей. В Москве это особенно серьезная проблема: эксперты отмечают, что по итогам первого полугодия 2013 года спрос на складскую недвижимость в столице почти вдвое превысил предложение. В то время как объемы строительства новых площадей класса «А» (самых востребованных в розничной торговле) по отношению к прошлому году снизились почти на треть. В регионах ситуация не лучше. К примеру, в Екатеринбурге сейчас доступно 1,4 млн кв.м складов, но требуется еще практически столько же, в результате чего ставки для уральских арендаторов за последние два года выросли на 30–40%. Ритейлеры стоят перед выбором: платить за склады втридорога либо строить их самим.

Применительно к регионам действующие барьеры зачастую дополняет недостаточное со стороны розничных сетей внимание к вопросам оптимизации бизнес-процессов управления цепочками поставок и складским хозяйством. В России все еще мало квалифицированных логистов. Эта профессия относительно новая для нашей страны. В советское время убытки розничных предприятий, возникающие из-за просчетов в управлении цепочками поставок и контроля работы складов, компенсировало государство. Сегодня никто эти убытки не компенсирует, но это не значит, что они перестали возникать.

Не особо способствует развитию рынка и наше торговое законодательство. В частности, существует норма, по которой отдельно взятый сетевой ритейлер не может занимать более 25% рынка в привязке к территории одного муниципалитета. По замыслу властей, это ограничение должно положительно сказаться на конкуренции, однако большинство ритейлеров от таких мер явно не в восторге. Минпромторг обещает изучить международный опыт. Однако следует отметить, что в большинстве развитых стран подобных законов нет. Несовершенны механизмы правового регулирования и в отношении деятельности онлайн-ритейлеров, например в части проведения электронных платежей.

 

Александр ФИЛИМОНОВ, младший партнер Artisan Group Public Relations:

Торговый бизнес в России является одним из немногих стабильно растущих направлений, и данные фактически всех существующих на сегодняшний день экономических исследований это красноречиво подтверждают. Если не брать во внимание кризисный период конца ­2008-го — середины 2009-го, когда и торговым компаниям пришлось снизить обороты (некоторые из них даже говорили о легких убытках), в этой динамичной, но стабильной сфере нулевого роста не было фактически никогда начиная с 1991 года. Правда, кризисные явления заставили некоторых поставщиков переместиться в сегмент дешевой продукции в силу ее большей ликвидности, а также на какое-то время стать менее гибкими при заключении сделок с крупным ритейлом. Это снизило привлекательность сектора, но ненадолго и ненамного. Крупный ритейл оказался под несколько большим давлением, однако вскоре вернул докризисные позиции. Недавние негативные показатели прибыли X5 Retail Group, я думаю, скорее, связаны с активной инвестиционной политикой и некоторыми особенностями модели развития группы. В любом случае решающими для отрасли они не являются, иначе как объяснить уверенный и достаточно быстрый рост «Магнита». Любой макроэкономист скажет, что в России можно говорить о стабильном развитии только двух индустрий: ресурсодобывающей и торговой.

Впрочем, торговый бизнес как стабильный и прибыльный является лакомым куском для государственных органов (начиная ФМС и заканчивая ФАС), так что игроки на рынках ритейла, большие и маленькие, находятся под усиленным давлением именно с этой стороны. Учитывая, что конкуренция в торговле весьма серьезная, попытки государственных органов «обложить дополнительной данью» представителей торгового бизнеса всех уровней могут в итоге привести к весьма предсказуемым последствиям. Первым из них будет массовый уход торговых компаний в тень (что уже происходит с малым бизнесом), а вторым — рост цен на ряд товаров, даже тех, которые до недавних пор характеризовались неэластичным спросом. Полагаю, и Минэкономразвития, и Минфин, и ФАС это отлично понимают. Однако реальных действий по защите торгового бизнеса никто не предпринимает: вышеописанные процессы очень распределены во времени, и разница, скажем, в ценах видна лишь при анализе от года к году, ее легко можно списать на ускорение инфляции. Кроме того, в российской государственности на уровне регулирования микроэкономических процессов, как правило, никто не отвечает за последствия тех или иных нововведений и ярко выраженных ошибок при разработке тарифов, структуры налогообложения и т.д. (иначе как объяснить сдачу более 300 000 лицензий ИП в начале года).

Вообще деятельность государственных органов, регулирующих социальные и экономические отношения внутри страны, очень напоминает поведение экспериментирующих детей: не менее 90% крупных пилотных проектов, начиная с тарифов и заканчивая реформами образования, через некоторое время полномасштабно внедряются вне зависимости от того, поддерживают ли их рынок и общественность. В откровенно противоречивой системе регулирования всех торговых отраслей, пожалуй, самая горькая доля досталась Геннадию Онищенко, который, я уверен, искренне старается честно выполнять возложенные на него функции, но в силу законов системы вынужден выступать в качестве самого популярного рычага давления на представителей бизнеса.

Словом, торговый бизнес в России по понятным причинам будет активно развиваться и дальше, несмотря на подчас вредительскую политику госорганов, вызванную как политическими моментами, так и коррупционной составляющей, а иногда элементарно экономической неграмотностью (оторванностью от жизни). Просто деятельность государства (и госкорпораций, сейчас всеми силами лоббирующих отмену решения о заморозке тарифов) есть и будет одним из существенных драйверов роста цен на товары, в том числе и народного потребления, — только и всего. Меж тем сам рынок и существующие нормы в достаточной степени регулируют индустрию, и нововведения сейчас походят на попытки приделать пятое колесо к телеге.

 

Богдан СТАРИЦЫН, эксперт интернет-продаж:

Если говорить об интернет-торговле, то, на мой взгляд, нововведение налоговиков, что время в кассовом чеке должно совпадать со временем передачи товара, сегодня только усложняет жизнь коммерсантам. Также не хватает льгот для начинающих предпринимателей по оплате пенсионных отчислений: 35 тыс. рублей в год для новичков реально много. Нужно давать поблажки и вводить эту сумму со второго-третьего года существования компании (хотя кто-то может использовать эту льготу и во вред, постоянно регистрируя новые юрлица).

Одна из самых важных составляющих для развития интернет-торговли — это конкуренция на рынке логистики. Помимо Почты России и ЕМС на рынке нужны другие сильные прогрессивные игроки; провайдерам логистических услуг необходимо вводить онлайн-кабинеты для отслеживания заказов, давать возможность заказывать курьера онлайн без постоянных звонков (это снизит нагрузку на call-центры и сэкономит время и деньги). И конечно, нужно расширять доставку товаров по всей стране с возможностью примерки, осмотра, частичного выкупа — такие опции сегодня предоставляют частные компании, но не игроки федерального масштаба.

И, разумеется, надо что-то делать со стоимостью доставки. Сегодня товары в ценовом сегменте до 1 тыс. рублей очень невыгодно отправлять с кем-либо, кроме ЕМС, поскольку к цене товара приходится добавлять еще 50–80% в зависимости от веса и региона.