Владимир ЕГОРОВ: условия для развития строительного бизнеса в городе созданы превосходные

42Рубрика | Главная тема

Текст | Николай КОЧЕЛЯГИН, Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ
Фото | Александр ДАНИЛЮШИН

Генеральный директор ГУП города Москвы трест «Мосотделстрой №1» Владимир Егоров возглавляет эту структуру немногим больше года.

Но за такой короткий срок сумел фактически воссоздать предприятие — в прошлые годы оно пришло в состояние упадка.

Свой успех Владимир Николаевич связывает как с тем, что ему удалось сформировать работоспособный коллектив, опираясь на свой прежний управленческий опыт, так и с тем, что в мэрии и руководстве городского Комплекса строительства и градостроительной политики появились ­новые подходы к развитию строительной отрасли.

— Владимир Николаевич, как вы оцениваете деятельность Марата Хуснуллина в сфере управления строительством столицы?

— Я считаю, что под руководством Ма­ра­та Шакирзяновича командой управ­лен­цев в области строительства было сделано очень много шагов вперед. Выработаны новые подходы, сложилась системность. Появилась большая планомерность в развитии строительного комплекса, а планомерность для нас, руководителей предприятий строительной отрасли, — это самое главное. Без планомерности работать очень сложно — это значит, каждый раз зависеть от того, выиграет организация тендер или нет. В такой ситуации трудно планировать ресурсы — и кадровые, и основных фондов, а также создавать резервы.

Благодаря планомерности ясны перспективы, и мы можем планировать деятельность предприятий на годы вперед, закупать оборудование, нанимать персонал определенных категорий, делать вложения в обучение персонала…

Далее. Были приняты радикальные решения, направленные на устранение ряда бюрократических преград при реализации строительных проектов. То есть значительно сокращены все процедуры получения исполнительно-разрешительной документации, а это очень важно для оптимальной по времени организации строительного производства и сокращения издержек.

Речь идет абсолютно обо всех разрешениях и согласованиях на все этапы работ. Масса всяких ненужных разрешительных процедур просто устранена.

— Создано что-то вроде принципа «одного окна»?

— Пока окно не одно, но раньше их было множество. Причем необходимость получения одного разрешения порождала необходимость в целой цепочке других, и не видно было конца…

Более того, для каждой разрешительной инстанции определен четкий срок, в течение которого она должна вынести решение.

Благодаря новому порядку в считаные дни оформляется разрешение на строительство — и мы не ожидаем месяцами, как раньше, чтобы начать работы, не зная, когда разрешение будет получено и можно ли уже выделять людей и технику для работы на соответствующей стройке.

— Таким образом, теперь можно начать стройку в кратчайшие сроки?

— Есть возможность ее начать, если та или иная строительная организация к ней полностью готова — организационно, финансово, в кадровом, технологическом отношениях…

— Упрощенный порядок начала строительства — привилегия ГУПов?

— Нет, этот порядок установлен для всех строительных организаций города — все находятся в равных условиях.

— А если говорить о ГУПах — какова их роль в строительном комплексе столицы?

— Прежде всего нужно заметить, что в некоторых случаях идет восстановление ГУПов, которые в прошлые годы пришли в упадок, но нужны строительному комплексу столицы. Раньше ГУПы были по большей части предоставлены самим себе. Специальной политики по отношению к ним не проводилось.

— Один из таких возрожденных ­ГУПов — как раз трест «Мосотделстрой №1»…

— Совершенно верно. Трест «Мос­от­дел­строй №1» существует с 1937 года. Это одно из старейших и наиболее уважаемых в прошлом предприятий московского стройкомплекса, в свое время в тресте работало 3,5 тыс. человек. Это одно из предприятий, специализировавшихся на отделочных работах, что было чрезвычайно актуально для Москвы: множество домов, административных зданий стояли без отделки, и их необходимо было довести до полной готовности.

Однако в 1990–2000-е годы предприятие стало испытывать трудности. В конце концов «Мосотделстрой №1» оказался на грани банкротства, практически не вел хозяйственной деятельности.

Когда я пришел на предприятие, был… восьмым сотрудником. От трех с лишним тысяч работавших на предприятии осталось только семь человек: замдиректора, механик, бухгалтер, зам. главного бухгалтера, сторож, уборщица. И одна рабочая, которая находилась в отпуске по уходу за ребенком: ее по Трудовому кодексу не могли уволить…

Большая часть имущества была реализована на торгах. В частности, распродана вся инфраструктура предприятия, которая нарабатывалась годами, — производственная база, общежитие для рабочих, общежитие для итээровцев… Осталось практически только наше административное здание. Почти все средства пошли на уплату долгов по налогам и зарплате, предприятие существовало на какую-то часть от продажи имущества. При этом сохранялись значительная недоимка по налогам и задолженность по зарплате… Не было даже СРО, дающего право работы на строительных объектах.

Новый подход к развитию строительного комплекса, о котором я говорил, позволил пересмотреть отношение к ГУПам, в том числе к нашему предприятию. В результате начался трудный процесс возрождения треста «Мосотделстрой №1».

Когда я пришел на должность директора, мы совместно с руководством Департамента строительства и градостроительной политики города Москвы стали искать пути выхода из кризиса.

Было понятно, что малыми шагами, мелкими контрактами на отделочные работы мы из трудного положения не выберемся. Сложность состояла в том, что завоевывать репутацию на рынке нужно было практически с чистого листа, так как отсутствовала наработанная база.

Департаментом строительства и ООО «Мосинжпроект» — крупнейшей строительной организацией, занимающейся объектами городской транспортной инфраструктуры, было принято решение оказать необходимую помощь в обеспечении нас подрядом на строительные работы на одном из таких объектов. Это одно из зданий строящегося электродепо «Митино» — мотовозный цех.

— То есть вам дали шанс сразу позиционироваться на строительном рынке?

— Да. При этом нас предупредили, что это единственный шанс. Все последующие объекты мы должны будем получать на основе того, как выполним эти ­работы.

Мы справились с этой задачей, смогли сформировать костяк нового коллектива предприятия. И уже на условиях конкурса получили право работать еще на двух объектах транспортной инфраструктуры — в частности, это станция метро «Спартак».

Первое время было очень сложно. Когда мы набрали новый коллектив предприятия и вышли на первый объект, возникло много проблем. У нас, грубо говоря, не было даже гвоздя в кармане — все приходилось покупать на стороне или заказывать. За счет этого себестоимость производства была очень высокая.

Видя наши трудности, руководство строительного комплекса столицы приняло решение выделить предприятию новую производственную базу взамен старой, проданной за долги. На данный момент она уже используется нами…

Постепенно мы расплатились с прежними долгами по зарплате рабочим, которые накапливались годами, погасили все долги по налогам, всю имеющуюся кредиторскую задолженность, оставшуюся от прежней администрации предприятия. Сейчас у нас ни перед кем долгов нет, и финансовое положение предприятия стабильное.

— И это всего за год?

— Меньше, чем за год. Я начал работать в должности директора «Мос­отдел­строя №1» в марте прошлого года, мы вышли на первый объект в октябре. На сегодняшний день нами выполнены работы стоимостью более 900 миллионов рублей.

— Каков ваш сегодняшний портфель заказов?

— Предприятие начинало восстанавливать свою деятельность с одного из корпусов электродепо «Митино». Сейчас увеличиваем объем работ на данном ­объекте. Решается вопрос об участии в конкурсе на строительство электродепо «Солнцево».

Плюс ведется работа на новой станции метро «Спартак»: за большую часть станции мы несем ответственность…

— Работы выполняются собственными силами или с привлечением субподрядчиков?

— Собственными силами. Мы практически не привлекаем субподрядчиков. Все общестроительные работы выполняем собственными силами. И конечно, мы отвечаем за все функции генподрядчика.

Одно из главных условий города состоит в том, чтобы львиную долю работ предприятие выполняло собственными силами. Это принципиально важно с точки зрения возможности предприятия нести ответственность за качество и сроки выполнения работ, а также даст возможность создать самостоятельное дееспособное предприятие.

А так было бы просто — сели пять-шесть инженеров, спланировали, привлекли субподрядчиков, а потом возникают какие-то нестыковки, необходимость в переделке работ за нерадивыми субпод­рядчиками, потеря времени.

Город старается избавить себя от этих проблем. К тому же он стремится к тому, чтобы структуры, которым он поручает работы, расширялись, развивались.

По узкоспециализированным видам работ руководство строительного комплекса рекомендует привлекать субподрядчиков — высокопрофессиональные специализированные организации, занимающиеся только определенным направлением строительного производства. Например, на монтаж металлоконструкции мы в обязательном порядке привлекали субподрядчика — это ООО «Сталькон», фирма, многократно проверенная на практике, высокопрофессиональная, которой город доверяет.

— Получается, сегодня вы в основном специализируетесь на объектах транспортного комплекса?

— Так сложилось. Тем более это приоритетное направление в развитии города. Подобной жесткой привязки мы для себя не видим.

В прошлые годы предприятие занималось и жилищным, и промышленным строительством, и социальными объектами, и я не вижу причин, почему нам сейчас не вернуться к этим направлениям деятельности.

Нас часто спрашивают: «А вы можете сделать такой-то объект?» Я отвечаю: «Если это строительство, значит, это наша профессиональная специализация».

— Таким образом, «Мосотделстрой №1» превращается в универсальную строительную организацию?

— Мы стремимся к этому.

— Каково специфическое место ГУПов в строительном комплексе столицы?

— ГУПы — инструмент обеспечения управляемости строительного комплекса столицы. Они работают как обычные рыночные организации, но под контролем государства, что не дает доминировать спекулятивным моментам, позволяет обеспечить реализацию государственных программ.

Важна роль ГУПов в сохранении специализированных подотраслей строительной индустрии — в частности, специальных строительных работ. Тенденция свободного рынка, к сожалению, состоит в том, чтобы браться за любые объемы работ, зачастую не обладая достаточной профессиональной квалификацией. Государственная политика позволяет соблюдать баланс между объемами и квалификацией.

Кроме того, ГУПы имеют значение как антикризисный инструмент. Если в той или иной сфере строительства кризис, иной раз требуется прямое государственное участие. Как только кризис удается преодолеть, государство выходит из непосредственной хозяйственной деятельности.

— Какая, с вашей точки зрения, должна быть логика соотношения государственных и негосударственных предприятий в стройкомплексе?

— Здесь нет какой-то универсальной модели — подсказывать такое соотношение должна реальная хозяйственная ситуация. Это сочетание должно сформироваться на практике.

Например, если государственная структура ничем себя не зарекомендовала и не способна качественно работать, нельзя запрещать заказчикам привлекать коммерческую структуру. То есть условия для государственных и коммерческих компаний должны быть одинаковые.

По мере стабилизации ситуации в стройкомплексе столицы значительная часть ГУПов постепенно будет акционирована — это генеральная задача, поставленная руководством города. В 2013–2014 годах наше предприятие также будет акционироваться — мы стоим в плане на акционирование.

На первом этапе будет создано акционерное общество, единственным акционером которого является государство.

— Как бороться со слабыми компаниями на строительном рынке? Вы, наверное, согласитесь, что их по-прежнему довольно много, несмотря на все усилия, которые предпринимаются, для того чтобы их убрать с рынка.

— Я считаю, что жизнь сама их уберет. Бороться с ними не надо — нужно создавать условия. На сегодняшний день уже практически никто со слабыми не связывается.

— Однако сегодня основной критерий на тендерах по 94-му закону — цена. Разве это не создает условия для получения слабыми фирмами государственных ­заказов?

— Может быть. Особенно если речь идет о малых объемах, за которые крупные компании не готовы взяться. По крупным объектам небольшие организации работать не смогут: для того чтобы участвовать в тендерах по объектам стоимостью несколько миллиардов, они должны иметь сданные объекты и соответствующие наработанные объемы.

Но малым компаниям нужно же на чем-то расти, ведь далеко не все из них мошенники и непрофессионалы. Раз­вить­ся они могут только на таких малых городских заказах и на выполнении субподрядных работ у крупных организаций. Просто при допуске на тендер соответствующие органы должны тщательнее проверять участников.

— Как вы относитесь к деятельности СРО на строительном рынке? Стал ли этот механизм эффективной заменой государственному строительному ­контролю?

— Проблема в том, что сегодня вступление в СРО, получение свидетельства абсолютно доступно для любой компании. Они работают чисто для себя. Главное для них — получить отчисления. Не вижу, чтобы такие организации на что-то влияли на строительном рынке. Не знаю случаев, когда СРО возмещали убытки, сделанные из-за непрофессионализма организации, которой они выдали разрешение.

В какой-то мере контрольные функции выполняют органы госэкспертизы, но их возможности небезграничны. Сейчас качество, репутация — это предмет заботы самой организации, работающей на рынке. На мой взгляд, нужно вернуться к законодательству о СРО, установить более жесткую ответственность таких организаций.

— Как в строительном комплексе столицы обстоят дела с финансированием?

— По нашим объектам, например по строительству объектов транспортной инфраструктуры, метрополитена, проблем финансирования нет никаких. Деньги приходят четко, точно в срок. Существуют промежуточные платежи: сколько вырабатываем каждый месяц, столько нам оплачивается. Марат Шакирзянович Хуснуллин постоянно говорит, что в случае, допустим, недостатка бюджетных средств заказчиком (то есть городом) будут привлекаться кредитные средства, то есть все работы в любом случае будут оплачены. Но пока такого нет.

Финансирование часто хромает в рамках каких-то инвестиционных коммерческих проектов.

— Насколько остра для стройкомплекса столицы кадровая проблема?

— Кадры строительного производства — колоссальный дефицит. В Москве набрать кадры невозможно, мы привлекаем, естественно, из регионов. Прежде всего из регионов России: Брянской, Смоленской, Нижегородской областей, Татарстана, а также из Белоруссии: поскольку с белорусами не возникает трудностей по линии ФМС. Россия и Белоруссия живут в Союзном государстве, и специальных разрешений для работы белорусов в России не требуется.

Я сам лично ездил в Минск для привлечения специалистов. Там создана странная система официального найма — ограничена прямая реклама в прессе, работают рекрутинговые фирмы-монополисты, сотрудничество с которыми обходится в копеечку. Потому мы в конце концов предпочли обходиться без этих фирм и вести найм рабочих напрямую.

— И с выходцами из Средней Азии работать неудобно?

— С таджиками и узбеками хорошо работать в том плане, что они не пьют, готовы работать в выходные. Я сам долгое время жил и работал в Средней Азии, хорошо знаю кадры, менталитет… Но для привлечения среднеазиатских специалистов нужны квоты, разрешения на работу. Их привлечение — это всегда вопрос затрат и выгод.

С теми специалистами, у которых закрыты вопросы по линии ФМС, кто прошел хорошую школу строительного производства в России, мы с удовольствием сотрудничаем.

— Вы как профессионал строительного менеджмента подбирали ИТР по личным каналам?

— Да, по объявлению ИТР не набирал. Часть из них работает со мной не один год. С улицы у нас людей нет — кстати, и по рабочим кадрам тоже.

— Как вы решаете проблему взаимодействия со строительными вузами, ПТУ, техникумами?

— Есть точечные случаи сотрудничества, но системного такого сотрудничества пока нет. Это во многом связано с состоянием системы образования.

Раньше каждое учебное заведение сотрудничало с теми или иными московскими строительными главками, предприятиями.

Некоторые работали на базе строительных трестов и готовили целенаправленно специалистов в том количестве и того качества, которое было необходимо. Сегодня этого, к сожалению, не наблюдается.

Чтобы не разрывалась цепочка между образованием и производством, чтобы образование не жило само по себе, оно должно быть теснейшим образом интегрировано в производство. Это и есть гарантия для молодых специалистов, что они будут востребованы.

— Вы — опытнейший строительный менеджер. Расскажите, пожалуйста, о ваших подходах к управлению строительством.

— Прежде всего для меня важна инженерная и управленческая команда: один в поле не воин.

Другой ключевой пункт — планомерность. Для этого нужна обеспеченность заказами на перспективу. Необходимо понимать, как организация будет развиваться завтра и послезавтра. Сегодня многие забыли о планировании, которое существовало на всех уровнях в советское время.

Но без планирования и в условиях рыночной экономики развиваться невозможно. Оно — основа инвестиционного процесса, оно дает устойчивость развития, стабильность кадрового корпуса.

Ну и третье — умение мотивировать людей на систематическую работу, на достижения. Эти составляющие позволяют добиваться непрерывного развития.

— Насколько важен уровень профессионализма управленца, который возглавляет строительное производство? Что важнее — генеральный директор или ­команда, которую он подобрал?

— Я думаю, важно и то и другое. Если будет только одна составляющая, результата не получится.

Иногда команда может покрыть просчеты руководителя, иногда руководитель может компенсировать изъяны своей ­команды, то есть здесь должно быть разумное сочетание.

Для некоторых руководителей важнее их собственная персона, им, может быть, даже интересно работать с податливыми, аморфными людьми, которыми легко управлять, которые неконфликтны и не имеют своего мнения. Но я считаю, что это неправильно: от работы с сильными, активными людьми сила компании увеличивается. А условия для реализации этой силы в городе сегодня созданы превосходные. 


ГУП города Москвы трест «Мосотделстрой №1» ведет свою историю с 1937 года.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 01.02.1957 предприятие награждено орденом Трудового Красного Знамени.

Виды деятельности предприятия:
– подготовительные работы;
– земляные работы;
– устройство скважин, свайные работы. Закрепление грунтов;
– устройство бетонных и железобетонных монолитных конструкций;
– монтажные работы;
– кирпичная кладка стен;
– устройство кровель;
– устройство полов и отделочные работы;
– фасадные работы;
– устройство внутренних инженерных систем и оборудования зданий и сооружений;
– огнезащита несущих строительных конструкций;
– устройство наружных сетей водопровода, канализации, теплоснабжения, газоснабжения, электрических сетей;
– геодезические работы, выполняемые на строительных площадках;
– устройство пути метрополитена;
– устройство объектов нефтяной и газовой промышленности;
– защита строительных конструкций, трубопроводов и оборудования (кроме магистральных и промысловых трубопроводов);
– монтаж сборных бетонных и железобетонных конструкций;
– устройство железнодорожных и трамвайных путей, мостов, эстакад и путепроводов;
– устройство автомобильных дорог и аэродромов;
– пусконаладочные работы;
– работы по осуществлению строительного контроля застройщиком или заказчиком, привлекаемым на основании договора;
– работы по организации строительства, реконструкции и капитального ремонта привлекаемым застройщиком или заказчиком на основании договора.

Все виды строительно-монтажных работ предприятие выполняет собственными силами.


Егоров Владимир Николаевич родился в 1956 году, в 1978 году окончил Ташкентский политехнический институт им. Беруни по специальности «Инженер-строитель».

После окончания вуза начал трудовую деятельность мастером в системе Министерства строительства Республики Таджикистан и прошел все ступени строительного производства вплоть до назначения управляющим трестом в 1993 году. В системе министерства В.Н. Егоров проработал 29 лет.

В дальнейшем В.Н. Егоров работал руководителем крупных строительных организаций в России. С марта 2012 года — генеральный директор ГУП г. Москвы трест «Мосотделстрой №1».

На момент вступления В.Н. Егорова в должность предприятие не вело хозяйственной деятельности в течение двух предыдущих лет, числились непогашенная задолженность перед бюджетом по налогам и сборам, перед внебюджетными фондами по уплате страховых взносов, задолженность по заработной плате, долги перед поставщиками и подрядчиками, а также задолженности по выплатам в соответствии с рядом судебных решений. В судебном производстве находилось дело о введении в отношении треста процедуры наблюдения с целью признания банкротом. Штатная численность сотрудников составляла семь человек.

В.Н. Егоров провел ряд мероприятий по финансовому оздоровлению. Штат был укомплектован высококлассными специалистами.

Трест постоянно наращивал объемы работ, в результате была полностью погашена кредиторская задолженность, появилась возможность выдачи заработной платы в установленные сроки, значительно повысились производительность труда и качество выполняемых работ. Все это позволило предприятию в ходе смотра Всероссийской премии «Лучшая компания в области качества продукции и услуг» добиться присвоения звания «Компания №1».

Сегодня фактическая численность сотрудников составляет 156 человек, за текущий год планируется увеличение персонала до 250–300 человек и более.


Мнения боссов:

Зуфар ХАКИМОВ, генеральный директор компании Sintegro:

На мой взгляд, перспективы развития отрасли в России обусловлены несколькими факторами.

Во-первых, это политический фактор. Государство является крупнейшим заказчиком строительных работ. С другой стороны, необходимо учитывать и специфику России. Рост инвестиций в строительный кластер напрямую зависит от экономической ситуации, которая развивается в зависимости от цен на нефть. Как мы знаем, цены сейчас падают низкими темпами: соответственно, стагнирует и экономика. Рост экономики дал бы строительному бизнесу мощный импульс. Здесь также важно и политическое направление. Сегодня власть в стране держит курс на выполнение социальных обязательств. Интересна тенденция: насколько мне известно, в первое полугодие в строительном сегменте экономики наблюдается традиционное снижение деловой активности (объекты вводятся в конце года), но одной из первичных обязанностей региональной власти с момента возвращения Владимира Путина объявлено решение вопроса с детскими садами. Весьма вероятно, что узкая направленность, пусть и таких масштабов (возьмите для примера хотя бы создание новых детсадов в Подмосковье), не является достаточной инвестиционной компенсацией для компаний-подрядчиков.

Второй фактор — строительные кампании-долгострои. Сейчас в стране идет по крайней мере одна глобальная стройка — объекты для Олимпиады в Сочи. Вслед за ней будет еще чемпионат мира по футболу. И если с Сочи все уже ясно — там процесс находится в завершающей стадии, то чемпионат мира позволяет смотреть на перспективы строительной индустрии с оптимизмом. В конце концов для проведения подобного мероприятия требуется создание инфраструктуры, строительство новых стадионов, гостиниц и прочего.

Продолжая тему со стадионами (или третий фактор): не раз приходилось читать высказывания руководства наших футбольных клубов об «эпопеях» со строительством. И если президент ЦСКА Евгений Гинер в последний раз просто рассказал о недоверии к строителям (там история была связана еще и с решением земельного вопроса), то ситуация вокруг возведения исполинского стадиона «Зенита» наводит на другие мысли. Как человек, имеющий о строительном бизнесе весьма опосредованное представление, но разбирающийся в процессах оптимизации производств, рискну предположить, что отрасль тормозится бюрократическими и законодательными вопросами.

И все же тенденции развития отрасли мне представляются положительными. Прежде всего по двум причинам. Во-первых, масштабные мероприятия. Мы встретили Универсиаду в Казани, проведем Олимпиаду в Сочи и Мундиаль. Вопрос престижа — сможем подготовиться или нет. Во-вторых, выполнение тех же социальных обещаний. У нас же не только детских садов не хватает. Есть еще больницы, школы, новые дома, наконец — дороги. Плюс требуется обновление регионов, куда мы активно привлекаем инвестиции. В Калужской области, например, развивается автомобильный кластер, в Северо-Кавказском федеральном округе, как писал «Эксперт», могут сделать ставку на туристический и сельскохозяйственный секторы. В-третьих, немаловажно и то, что президент обещал создать несколько десятков миллионов новых рабочих мест. Значит, такую важную отрасль в любом случае ждет прилив свежей крови. Жаль только, что требуется внешнее вмешательство, словно для развития отрасли необходима отмашка. Но это уже другая проблема.

Игорь ЧЕПЕНКО, член совета директоров металлопроцессинговой компании «Брок-Инвест-Сервис»:

Высокий спрос на недвижимость в крупных городах и близлежащих областях, а также федеральные проекты, связанные с олимпийскими, футбольными, саммитовскими объектами, разогнали динамику строительства в посткризисный период, однако предпосылок для сохранения темпов роста уже не осталось. В среднесрочной перспективе (пять–семь лет) можно ориентироваться на показатели объемов рынка, сравнимые с текущими показателями. Основные локомотивы отрасли — это, конечно, торговая и жилая недвижимость, впрочем, и здесь все отчетливее проявляются сдерживающие факторы.

В крупных городах невозможно сохранить темпы роста — землеотвод практически остановился, все территории распределены и застроены. А продвижение в более отдаленные регионы сдерживается большими проблемами с отсутствием надлежащей инфраструктуры. Никто не хочет углубляться в регионы с транспортной недоступностью, отсутствием рабочих мест, неразвитым социально-бытовым обслуживанием, ветхими или недостаточными коммуникациями. Отсюда и небольшой спрос на удаленную недвижимость: на жилую и на коммерческую, а значит, ждать прихода крупных девелоперов и масштабных инвестиций не следует. Освоение таких территорий должно носить комплексный характер и лежит за рамками возможностей отдельных участников рынка без существенной поддержки государства. Сейчас на рынке отмечается предъявление взаимных претензий между властью и проектно-строительными организациями. Чиновники, избегая ответственности за неопределенные последствия принятых решений, снижая собственные риски невыполнения обязательств перед Правительством и страхуясь от обвинений в коррупции, пытаются ввести дополнительные инструменты контроля проектов. А строители, в свою очередь, сетуют на зарегулированность, противоречивость нормативной документации, непрогнозируемость условий ведения бизнеса и, как следствие, плохую инвестиционную привлекательность. Впрочем, заметно стремление с обеих сторон вести конструктивный диалог, способный наладить эффективный механизм государственно-частного партнерства. Наконец появилось несколько завершенных проектов в рамках ГЧП, и дальнейший рост таких проектов должен постепенно снимать напряженность рынка и в итоге создать атмосферу доверия между двумя сторонами.

Можно предположить, что строительные компании вынуждены будут объединяться, поглощать друг друга, укрупнять бизнес, чтобы иметь ресурсы для полноценного участия в ГЧП, а это, к сожалению, ослабит конкуренцию на рынке и подмоет малый и средний бизнес в отрасли.

Порядка 15% клиентов компании «Брок-Инвест-Сервис» из конечных потребителей — строительные организации. И в этом году мы ощутили, что контрактные условия сделок по приобретению металла и металлоизделий строительного сортамента (деталей, элементов металлоконструкций, крепежа и др.) изменяются не в лучшую сторону. Отмечаем «шараханье» от неожиданно крупных заказов до резкого прекращения потребления — остановок строительства. Эти явления связаны с усилившейся именно в этом году неопределенностью в финансировании, законодательными инициативами и макроэкономическими рисками.

Надежды девелоперов, связанные с развитием рынка, в первую очередь нацелены на те регионы, к которым потянутся современные, удобные для использования авто- и железнодорожные пути. Следовательно, только претворение в жизнь инфраструктурных проектов по развитию регионов может стать основой для здорового роста строительной отрасли. Но, к сожалению, все мы знаем, как небыстро такие изменения происходят в нашей стране: только этапы планирования, проектирования, согласования и обоснования могут длиться, да и длятся годами. А с введением новых правил прохождения публичного аудита каждого крупного инвестиционного проекта этот срок растянется на неопределенный период.

Тимур САДЫКОВ, вице-президент, директор по корпоративному финансированию ГК Fedeco:

Глобальный кризис 2008–2009 годов нанес серьезный удар по всем рынкам и финансовым системам развивающихся стран и не мог не отразиться на макроэкономических показателях строительной индустрии России, которая не избежала потрясений. Отрицательные приросты объемов строительства в 2009 году свидетельствовали о тяжелом отраслевом кризисе, а снижение потребления строительных материалов привело к тому, что рынок стал рынком спроса.

Сильнее других последствия кризиса почувствовало жилищное строительство, в частности, сегмент многоэтажных домов. Больший объем необходимых кредитных средств и неопределенность перспектив на рынке недвижимости с последующим замораживанием проектов привели к серьезному снижению вводимого жилья.

Реализация национального проекта «Доступное и комфортное жилье — гражданам России» с активной поддержкой и финансированием со стороны правительства, с предлагаемыми антикризисными мерами поспособствовала достаточно быстрому выходу из последствий кризиса и росту вводимого жилья уже к 2012 году. В текущем развитии жилищного строительства прослеживаются отчетливые тенденции роста доли малоэтажного жилья в общем объеме строительства в городах. За исключением нескольких регионов, доходности в строительной отрасли сравнялись со средним доходом в целом по экономике.

Среди представленных на рынке классов жилья произошел значительный рост доли сегмента «эконом». Такая ситуация сложилась из-за того, что строительство жилья элитного и бизнес-класса не позволяет постоянно увеличивать объемы, как это было до кризиса. Многие девелоперы уже сейчас понимают, что развиваться можно, только ориентируясь на продукт, доступный для массового покупателя.

Увеличение объема отрасли и спроса на жилую недвижимость со стороны населения напрямую зависит от государственной политики по снижению административных барьеров для девелоперов и строителей, развития государственно-частного партнерства в области организованного жилищного строительства, а также реализации программ по изменению условий ипотечного кредитования населения, в первую очередь снижения ставок. Мы прогнозируем в будущем стабильное поступательное развитие строительной отрасли без резких колебаний цен, которые будут изменяться в пределах значения инфляции.