Рост с минимальными инновациями

29Рубрика | Главная тема

Текст | Николай АНИЩЕНКО

Росстат опубликовал неутешительные данные за I полугодие, говорящие о стагнации в промышленном производстве: его рост по сравнению с аналогичным периодом прошлого года составил всего 0,1%. Между тем известно: еще до кризиса 2008–2009 годов локомотивом роста экономики был строительный сектор. Как он чувствует себя сейчас и можно ли надеяться на то, что он снова добавит оптимизма показателям?

Нагнали 2008-й

Главный редактор интернет-журнала «Строительство.RU» Лариса Поршнева считает, что стагнации, а тем более рецессии в строительстве пока не наблюдается.

«По итогам 2012-го и динамике 2013 года строительная отрасль выходит на докризисные показатели, — говорит она. — Объем производства по всем видам работ в строительстве превысил 5 трлн рублей. Объем построенного в прошлом году жилья — 66 млн кв.м. И есть тенденция к тому, что в этом году эта цифра будет превышена где-то на 5–7%».

По ее оценке, в 2008–2009 годах из строительной сферы ушли порядка четверти компаний. Но кризис оказал и положительный эффект на отрасль: естественным образом произошло ее очищение от недобросовестных участников рынка, фирм-однодневок.

«В период кризиса вводили механизм саморегулирования в строительной отрасли (СРО). И на момент ликвидации Федерального лицензионного центра было выдано 276 тыс. лицензий. А в 2012 году фирм, которые получили допуски на строительство, оказалось всего 110 тысяч. Совершенно очевидно, что лицензии — частично или даже в большей степени — приобретались на какие-то фирмы-пустышки под один проект, потом он закрывался, а лицензия продолжала действовать. Сейчас количество компаний снова растет», — утверждает Поршнева.

Любопытно, что не все компании учитываются механизмом саморегулирования. Здесь показателен пример компании — владельца грузовика КамАЗ, который в июле протаранил пассажирский автобус под Подольском. СМИ писали, что правоохранительные органы с ног сбились в поиске директора и владельцев этой фирмы.

«Компания из этого примера не была строительной по сути. Номинально она лишь обслуживала строительный сектор. Плюс у нас по закону разрешено компаниям, которые строят малоэтажные объекты (это может быть не только жилье на селе, но и склад, бассейн и так далее), не получать допуски на производство определенных видов работ. И они их не получают. Потому что вступление в систему СРО для получения допусков — это определенные затраты и определенный контроль со стороны СРО. Компаний таких достаточно много. Но контроля за ними, к сожалению, практически нет».

Банки идут за рабочими местами

Снижение покупательной способности населения не могло не сказаться на жилищном строительстве. Однако сейчас долгострои, которые были заморожены в 2009–2010 годах, постепенно достраиваются. Соответственно, объем ввода жилья растет — не в последнюю очередь за их счет.

Лариса Поршнева отмечает: восстановление спроса на жилье касается в основном лишь больших городов. «Особая ситуация в Москве: здесь не просто уже спрос превышает предложение, здесь ситуация с жильем критическая. Потому что все, что можно было застроить [комплексно], уже застроили, да и точечное строительство сократилось. Так что Москва просела по строительству жилья. В регионах — иная картина: здесь рынки, к сожалению, в спящем состоянии».

Последние годовые данные по вводу жилых домов от Росстата датированы 2011 годом. Пестрая карта выдает абсолютного лидера — Чукотский автономный округ. Чуть отстают от него Орловская, Ярославская и Амурская области, Республика Коми и Ханты-Мансийский АО. А вот ряд регионов Севера и центра — в минусе, иногда в глубоком.

«С точки зрения Чукотки надо брать не проценты, а абсолютные цифры, — поясняет главред «Строительства.RU». — Понятно, что там очень мало строится жилья — и любой новый дом дает значительный рост. Так что может быть и 1000-процентный прирост к предыдущему году, который обернется возведением двух зданий».

Из регионов, динамично развивающих жилищное строительство, эксперт отмечает Татарстан. «У них огромные жилищные программы — финансирование по поддержке молодой семьи, молодых учителей и так далее. Очень хорошо себя чувствует Белгородская область, там есть уникальные проекты, массовое строительство жилья на селе, которые проводит губернатор Савченко. Хорошие показатели в Калужской области, в Ульяновской. В дотационных же регионах строительство жилья в разы меньше».

Очевидна прямая зависимость спроса на жилье от разнообразия ипотечных продуктов, которые способны предложить на местах банки. Однако собеседник журнала «БОСС» отмечает, что приход банков здесь не всегда первичен.

«В той же Калужской области — после того как к ним пришли автомобильные гиганты VW и Peugeot-Citroen — резко возросло строительство жилья. И туда же пришли банки с ипотечными кредитами. То есть сразу же завязалась цепочка: работники на стабильном предприятии со стабильной зарплатой, которым нужно жилье, — застройщики, которые готовы его строить и продавать, — и банки со ­своей ипотекой».

Пищевики и фармацевты

В отсутствие спроса на стройматериалы в кризисные годы проседала и стройиндустрия. Однако начиная с 2011 года объемы здесь стремительно растут — на 10–20% в год. В наибольшем плюсе — выпуск цемента.

Хуже всего кризисный период пережил дорожный сектор. Резкое сокращение инвестиций в дорожное строительство фактически совпало с ликвидацией дорожных фондов. Сейчас ситуация постепенно выравнивается, но денег здесь, по словам участников рынка, все равно еще не столько, сколько должно быть. Поэтому строится и ремонтируется дорог меньше, чем запланировано в федеральных программах.

По словам эксперта, сейчас дорожное строительство лучше всего развивается на востоке страны. «У нас еще многие дороги нуждаются в глобальной реконструкции. Поэтому сейчас ремонтируются — последние два года почти на всем его протяжении — Рижское шоссе, трасса «Дон» — не только ее платный участок, который сделали образцово-показательным, но строители пошли и дальше. Готовится под полную реконструкцию Ярославское шоссе».

«Плюс ко всему у нас ведь еще очень много межрайонных, межобластных дорог, уже не говоря про сельские, которые не ремонтировались никогда. И связанность дорожной сети в несколько раз ниже, чем в Европе или Америке. Но, к сожалению, новых дорог у нас строится около 1 тыс. км в год, а это очень-очень мало при наших просторах», — констатирует Поршнева.

В последние годы наблюдается приток инвестиций и в строительство новых промпредприятий. «Предприятия строятся у нас и обрабатывающей, и пищевой промышленности. Я упоминала уже Калугу — огромный кластер, как это теперь называется. Там строят в том числе очень большие и хорошо оснащенные фармацевтические заводы. Гигантов промышленности привлекают Петербург и Ленинградская область», — приводит пример эксперт.

Что касается объектов энергетики, то сейчас возрождается атомная отрасль: на пяти площадках в разных концах страны строятся девять энергоблоков АЭС, реконструируются старые. Гидроэлектростанции, напротив, практически не возводятся, зато начинает активно развиваться малая энергетика, говорит Поршнева.

Три года согласований

Темпы роста могли бы быть значительно больше, если бы не целый ряд факторов, которые его сдерживают. В первую очередь, утверждает главред «Строительства.RU», это серьезный недостаток денег в отрасли.

«Строительная отрасль недофинансирована очень сильно, — сообщает она. — Недостаток государственных инвестиций объясняется определенной направленностью нашего бюджета: у нас очень много средств уходит сейчас на военные расходы, перевооружение армии — и не так много, как хотелось бы, на инфраструктуру и строительство жилья. А частные инвесторы не идут сюда из-за административных барьеров и слабой законодательной базы, которая практически не защищает иностранного инвестора».

По словам эксперта, иностранцы ощущают свою правовую незащищенность и слабо разбираются в правилах игры на российском рынке. «Плюс ко всему — сейчас уже перестает действовать, но до последнего времени действовал — 94-й ФЗ о госзакупках. Инвесторы не понимают, как можно на аукционе разыгрывать тендер на строительство какого-либо объекта, когда, не видя объекта, не видя проектно-сметной документации, на него устанавливается цена. Нигде в мире такой практики не существует, вообще нигде. Не видя проектной документации, очень часто идет снижение цены. Иностранные — да, собственно, и наши инвесторы часто не представляют, во что им в конечном счете обойдется вхождение в такие инфраструктурные проекты. Поэтому инвестиций очень мало».

Административные барьеры добавляют проблем. «И Национальное объединение строителей, и Всемирный банк проводили исследования, согласно которым у нас от получения земельного участка до получения разрешений на строительство проходит от 400 до 1000 дней. То есть три года можно согласовывать только разрешительную документацию! Конечно, редкий частный инвестор будет к этому готов».

Интересно, что федеральные законы, по оценке Поршневой, создают лишь порядка 30% таких преград. Все остальное — это «творчество» местных, региональных и муниципальных властей.

Сильно жалуются строители на ценообразование. «У нас до сих пор действуют система и расценки начала 1980-х годов, — сетует собеседник журнала «БОСС». — То есть применяются какие-то индексы и дефляторы, но сама система ценообразования такова, что, если двух сметчиков посадить делать один и тот же проект, они получат абсолютно разные результаты».

По ее словам, это приводит к тому, что строители, инвесторы, начиная работать на любом проекте, не до конца понимают, во что это им обойдется и каким образом складывается ценообразование. У заказчика может быть своя методика, у подрядчика — своя. «Соответственно, часто возникают неприятные ситуации, когда деньги кончаются на двух третях прохождения строительства, начинаются бодания в судах и прочее, прочее. Насколько я знаю, строители сейчас будут напирать на то, что надо реформировать систему ценообразования», — говорит Поршнева.

«Главгосэкспертиза стоит насмерть»

Безнадежно устарела и нормативно-техническая база. Правда, в последние два года ее начали постепенно обновлять. Но если учесть, что до этого обновления не происходило десять лет, можно представить, какой предстоит фронт работ на данном направлении.

«За это время, сами понимаете, появились новые строительные материалы и технологии, конструкции и методы ведения строительства. Но, поскольку Главгосэкспертиза — это главный орган, который делает экспертизу всех проектов, — работает только на основании утвержденных правительством СНиПов, она практически не пропускает ни новых материалов, ни новых технологий в строительстве, потому что на них нет нормативной базы. Соответственно, застройщик или проектировщик, даже если он прекрасно знает, что существует проектное решение, которое удешевит строительство и сделает его более безопасным и современным, такое решение не применяет, прекрасно отдавая себе отчет, что через Главгосэкспертизу это не пройдет».

По сути, орган, который призван был оценивать безопасность проекта, обоснованность ценообразования, сейчас стал таким огромным тормозом на пути внедрения инновационных технологий. «И теперь застройщики думают, как обходить это препятствие, но пока ничего придумать, насколько я знаю, не удалось. Главгосэкспертиза стоит насмерть», — говорит Поршнева.

Особенно остра данная проблема в дорожном строительстве. И это отражается не только на мизерных объемах введенных в строй дорог, но и на низких темпах реконструкции и состоянии уже имеющихся.

«Собственно говоря, у нас на строительство и реконструкцию дорог тратятся не такие уж малые деньги. Но за последнее время появилось очень много новых технологий, новых материалов. Далеко не на все из них есть СНиПы. И с колоссальным боем дорожники пытаются внедрять такие технологии. А в большинстве их проектов инновации просто «срезают», — заявляет главред «Строительства.RU».

Основные дороги с большим потоком приходится ремонтировать раз в два-три года. Между тем, говорит Поршнева, уже есть технологии, которые позволяют только гарантийный срок дороги продлить с трех до шести лет. Соответственно, затраты на такую дорогу, на ее эксплуатацию и ремонт значительно ниже. «Но до тех пор, пока не будут законодательно устранены все барьеры на пути к инновациям в дорожном строительстве, ситуация с дорогами кардинально у нас вряд ли изменится», — уверена она. 

 

МНЕНИЯ БОССОВ

Александр ТЕЗЯЕВ, директор по маркетингу и развитию международного электротехнического холдинга EKF Electrotechnica:

Строительный рынок, по нашим оценкам, находится в переходном состоянии, означающем окончание лавинообразного роста и переход к более цивилизованному и прогнозируемому рынку. И процесс этот начался не сейчас, а еще в пресловутом 2008 году. Именно тогда стали появляться первые комментарии о «непрогнозируемости», «непредсказуемости», «странности».

Ничего странного нет. Существовавший дефицит продукта и профицит денег успешно поглотили друг друга, и теперь огромного комка нет. Есть потребность в нормальном, стабильном, пусть и не таком шикарном росте.

Период «тряски», безусловно, пройдет. Рынок очистится от пришлых компаний, прибежавших за быстрым рублем. Надеемся, государство также сделает процессы строительного рынка (согласования, разрешения) более прозрачными и понятными. СРО обеспечат рынку бо2льшую ответственность за конечный результат. И наступит время нормальной конкуренции. Время, когда не одна цена является локомотивом оборота, но и ценность. А ценность — это сервис, качество, уверенность. И не только в премиальном сегменте, но и в обычном массовом строительстве. Люди хотят за свои трудно заработанные деньги «не просто коробку», а нормальное жилье, офис, производство. Когда наступит сей светлый момент и что может ему помешать? Мы уверены, что уже в 2014–2015 годах рынок строительства, столь непредсказуемый сейчас, вернется в стабильные рамки. Если говорить о макрофакторах, которые способны оказать влияние на данный процесс, то главным из них является государство и его политика. Если направление, выбранное сейчас, будет сохраняться, серьезных потрясений ждать не стоит.

 

Александр БЕЛЯКОВ, президент Lionstone Investment Services LTD:

Несмотря на сложную экономическую ситуацию в России, в ближайшие два года строительный рынок, по нашим оценкам, продолжит умеренный рост. Если не произойдет никаких потрясений в мировой и, в частности, европейской экономике, покупательский спрос, предложение и инвестиции в строительство продолжат плавный рост. Этому будут способствовать в том числе и нововведения в градостроительной схеме, снижение бюрократических барьеров (насколько я знаю, с 2011–2012 годов над этим ведется активная работа). При этом вряд ли разрыв между покупательной способностью и ценовой вилкой риелторов как-то сократится. Вообще что касается ценовой политики, если говорить о прогнозах Министерства экономического развития о замедлении роста цен в строительной отрасли начиная с 2013 года и в последующие годы на фоне снижения инфляции, то могу утверждать: ожидать того, что в ближайшие годы снижение инфляции достигнет уровня, способного повлиять на замедление роста цен в строительной отрасли, не стоит.

Еще одна тенденция грядущих лет — смещение строительства жилья эконом-класса в основной своей массе в область, тогда как в Москве будет преобладать бизнес-строительство и создание элитных жилых и торговых комплексов.

Сфера торговой недвижимости продолжит активно набирать обороты. В 2013 году Москва вышла на второе место в мире по объемам торговых площадей, а если все объекты, которые сейчас находятся в стадии реализации (около 30 проектов), будут завершены в запланированные сроки, то Москва в течение нескольких лет станет первой в мире по объему торговых площадей. По оценкам профучастников строительного рынка, в этом случае предложение превысит 10 млн кв.м. Как известно, в первой половине 2013 года было введено в эксплуатацию шесть торговых центров, до конца когда планируется ввести еще семь.

В целом умеренная нестабильность российской экономики положительно влияет на рынок недвижимости, укрепляя его позиции в качестве надежной ниши для инвестирования. Сейчас у россиян пока еще сохраняются доверие и интерес к недвижимости как инвестиционному объекту. Если опираться на исследование Всероссийского центра изучения общественного мнения, больше половины российских граждан считает вложения в недвижимость наиболее надежным способом сохранения и приумножения капитала. После недвижимости идет банковский депозит, вложения в драгметаллы и валютные инвестиции.

 

Максим БРАНДУКОВ, заместитель директора КПК «Мой дом»:

В настоящий момент строительная отрасль в России соразмерна темпам роста всей российской экономики. Она перестала быть флагманом в обеспечении темпов роста ВВП, однако строительство развивается достаточно интенсивно, усвоив уроки кризиса 2008–2009 годов. Меньше стало амбициозных и крупнозатратных проектов, ощущается большая зависимость от государственного заказа. Впрочем, до стагнации в отрасли еще далеко — большинство строительных организаций обеспечено заказами на ближайшее полугодие.

Проблемы строительной отрасли известны. Это и по-прежнему высокие административные барьеры, и высокая цена кредитования строительных организаций, и проблема завышения цен на стройматериалы как следствие монополизма поставщиков. От того, насколько оперативно и эффективно будут решаться указанные проблемы, напрямую зависят перспективы развития строительной индустрии в России. Потенциал же роста здесь огромен, учитывая острый дефицит жилых и офисных помещений практически во всех крупных и средних городах страны. Что касается конкретных прогнозов, то в условиях мировой макроэкономической неопределенности прогнозы уместны лишь на краткосрочную перспективу. Поэтому нынешний год строительная индустрия закончит с умеренным ростом на 3–4%.

 

Сергей ФЕДОТОВ, руководитель бизнес-подразделения «Инновации в строительстве» DuPont:

Этот вопрос непростой, потому что здесь одновременно действуют несколько тенденций и принципиально разные рынки: рынок частного домостроения, рынок строения квартирных домов, а также все, что связано с коммерческой недвижимостью. Мы говорим, что есть в целом очень большие строительные тенденции, но они очень разные. Мне вспоминаются времена начала 90-х годов, когда дома, которые строили на Рублевском шоссе, были колоссальных размеров, три-четыре этажа на одну семью, однако в принципе ничем не отличались по дизайну от типовых многоэтажных домов. Сейчас времена изменились, и дома стали выглядеть как настоящие произведения искусства, уникальные по дизайну, по ландшафтному дизайну и т.д. И эта тенденция перетекла на более дешевый сегмент, люди начали отстраивать дачи, коттеджи, используя разнообразный дизайн. Они предпочитают строить максимально умный дом: минимальные расходы на электроэнергию, понимая, что есть набор материалов, который позволяет достичь этой цели.

В рамках концепции по энергосбережению каждый поставщик предлагает свое решение. Но, к сожалению, до сих пор нет общей политики государства для того чтобы оценить, какой оптимальный на сегодняшний день набор материалов позволит решить эту проблему в разнообразных климатических зонах: Поволжья, Сибири, Северо-Запада и т.д. О тенденциях знают, о них пишут, они существуют в рамках отдельных решений, но никак не объединены.

Меня поражает, что в России до сих пор никто не обобщил оптимальный набор строительных материалов для энергосбережения, в то время как на Западе давно уже существует данная структура. Обыватель, строящий для себя дом, целиком и полностью зависит от знаний строительной компании, которая возводит это здание. Правда, хотелось бы отметить, что компания DuPont много времени уделяет обучающим семинарам по всему миру, на которых дается техническая информация по строительству дома, о строительных материалах в целом.

 

Николай АГАПОВ, генеральный директор компании «УниверсалТоннельСтрой»:

Строительная отрасль в России развивается в постоянно нарастающем темпе. В области недвижимости это особенно заметно: в 2013 году только в Москве будет построено 8,5 млн кв.м. Это абсолютный рекорд, таких показателей не было даже в советское время, когда город практически возводился заново. Но строительство зданий — это самый заметный вид деятельности в строительной индустрии. Вот самым незаметным, на взгляд обычного человека, является подземное строительство. Мало кто знает о том, что находится под землей в больших городах, за исключением, конечно, метро. А ведь в Москве ежедневно строится в среднем 500 м тоннелей! И это еще не предел — у нас не существует полноценного проекта освоения подземного пространства, как, например, в Торонто в Канаде. Там можно в метро попасть чуть ли не из каждого дома.

Нужно развивать современные способы строительства. Например, бестраншейное тоннелирование. Его справедливо считают дорогостоящим, но здесь же должен быть государственный подход, ведь это так называемые длинные деньги. Несомненный плюс бестраншейного тоннелирования — его экологичность, бережное отношение к природе. К тому же тоннели, проложенные бестраншейным методом, гораздо долговечнее. К счастью, в условиях конкуренции развитие технологий неизбежно. Компании, которые занимаются строительством, сами их же и формируют. Мы работаем с немецкими и американскими производителями оборудования, предлагаем им свое видение. Нужно сказать, что к российским компаниям прислушиваются, доверяют нашему экспертному мнению и советскому образованию тоже — в Союзе все-таки была хорошая инженерная школа. Мы должны удерживать эту планку, ведь Россия — страна с огромным потенциалом: сырьевым, кадровым, экономическим.

 

Екатерина ПОПОВА-ЩЕЛКАН, аналитик по рынку недвижимости УК «Промсвязь»:

Сложившаяся на сегодняшний день в России ситуация в строительной индустрии характеризуется плавным, но уверенным развитием. Этому способствуют увеличение объемов инвестиций в отрасль и число возводимых объектов. Если рассматривать область жилищного строительства, то с уверенностью можно отметить, что сокращение инвестиционной активности и притока капиталов, в том числе заемных, в период кризиса существенно повлияли на ее состояние и обострили проблему обеспеченности населения России жилыми квадратными метрами. Но в последние годы на фоне стабильного спроса строительная деятельность увеличивалась, наращивая объем предложения.

В настоящее время увеличение рыночного предложения доступного жилья эконом-класса на первичном рынке является одной из приоритетных задач государства в ходе реализации национальной жилищной политики. Другой важной характерной чертой современного рынка жилья можно назвать рассмотрение его частными инвесторами в качестве ресурса для выгодного вложения капитала с целью сохранения и приумножения. Ведь цены на жилье, за исключением серьезных экономических потрясений, показывают положительную динамику. К примеру, среднегодовая доходность по новостройкам в Московском регионе в 2010–2013 годах — 22%, что соответствует 44–50% увеличения стоимости за весь период строительства, составляющий 2–2,5 года. Использование рынка жилья для инвестиционных целей как альтернативы фондовому рынку ввиду его низкой корреляции с рынком ценных бумаг оказывает немалое влияние на процесс ценообразования квартир.

 

Александр ФИЛИМОНОВ, младший партнер Artisan Group Public Relations:

Именно строительная отрасль в силу сильной закредитованности и зависимости от внешней экономической конъюнктуры наибольшим образом пострадала от кризиса и, насколько мне известно, полностью не восстановилась до сих пор. Сейчас мы вступаем в фазу затяжной экономической стагнации, и на строительную индустрию она оказывает не лучшее влияние. Кризис «очистил» рынок от небольших застройщиков, некачественно выполняющих свои обязательства (притом что эта индустрия довольно сильно зарегулирована), однако с экономическим подъемом они появились вновь — люди никуда не делись, просто тихо переждали неблагоприятные времена. Сейчас застройщики и девелоперы извлекли уроки из падения 2008 года, многие выстроили более рискоустойчивые (хотя и менее агрессивные) модели роста, и большинство из них (особенно те, что имеют доступ к государственным контрактам) новую фазу развития глобальной неопределенности на финансовых рынках должны пройти относительно безболезненно. К тому же строительное лобби в России было сильно всегда, возможно, под его давлением расширили Москву, а на острове Русский вопреки всякой логике построили огромный комплекс Дальневосточного федерального университета (ДВФУ), который, как ожидается, примет первых студентов только в нынешнем сентябре.

Наличие масштабных строек (хотя динамика роста ежегодно сдаваемых площадей и коммерческой, и жилой недвижимости негативна) говорит об экономической перспективности отрасли, но отнюдь не о ее полезности для экономики страны. Ценообразование в области стройматериалов непрозрачно и определяется постоянно перегретым рынком: конечная стоимость, скажем, бетона во много раз превышает его себестоимость, при этом качество вне зависимости от марки не улучшается. Квалифицированных рабочих рук не хватает, но застройщики не вкладываются в повышение квалификации рабочих. В итоге состав тех, кто работал и работает на объектах, сильно напоминает советские годы в самом неприглядном виде: на десять каменщиков только один умеет класть кирпичи ровно, не оставляя при этом сантиметровых цементных подтеков (что уж говорить о геометрии зданий, ровности стен и технических допусках). Дело не в том, что руководители этих компаний и их менеджеры излишне жадны, злы или ленивы. Просто сама индустрия в стране выстроена так, что следить за качеством (как это происходит, скажем, в Швеции) застройщику экономически невыгодно, как невыгодно и неукоснительно соблюдать СНиПы (главное, чтобы конструкции не рухнули, особенности их функциональных свойств застройщика и, что самое ужасное, приемщика подчас не волнуют). Судя по тому, что и.о. мэра Москвы и его команда внесли предложение в Госдуму о передаче контроля за реконструкцией исторических памятников непосредственно мэрии (это сделает Москомнаследие совершенно бесправной организацией), мы в ближайшее время вернемся к политике точечной застройки, по крайней мере в Москве. Пока это оборачивалось строительством там, где строить нельзя, всевозможными нарушениями при расчете размеров зданий и избыточной нагрузкой на инфраструктуру.

Она-то, на мой взгляд, и является самым опасным моментом в будущем индустрии. Сегодня заказчики готовы строить жилые здания (квартиры в которых по понятным причинам не очень активно доходят до жильцов), готовы строить офисные и торговые центры, но не готовы строить инфраструктурные объекты. Россия до сих пор использует инфраструктуру, построенную в советское время, которая требует срочной замены. Если ситуация кардинально не изменится в течение ближайших десяти лет, вместе со строительной индустрией проблемы ожидают всех нас, пользующихся ее «плодами». Срочная переориентировка на инфраструктурные проекты, скорее всего, быстрых результатов не даст, но темпы строительства будут резко снижены (вплоть до коллапса), а при нынешнем дефиците бюджета брать деньги на реализацию масштабного строительства новой инфраструктуры, увы, негде.