Приручивший время

92Рубрика | Попал в историю

Текст | Анастасия Саломеева

Абрахаму-Луи Бреге посчастливилось прославиться как самому знаменитому часовщику в истории. Имя этого одаренного мастера и удачливого коммерсанта, внесшего в часовое ремесло множество инноваций и ставшего законодателем «высокой моды» в часовом деле, на слуху и сегодня, а созданная им эксклюзивная марка Breguet так же любима своей избранной целевой аудиторией, как и два с лишним века назад.

Большую часть своей жизни Абрахам-Луи Бреге прожил во Франции. Здесь же, в Париже, в европейском центре искусств и науки, он основал свою знаменитую мастерскую. Но родиной человека, подарившего часовому миру множество изобретений и установившего в нем универсальные стандарты, была Швейцария, страна, с XVI века заявившая о себе как о центре часового дела Европы.

Бреге родился 10 января 1747 года в живописном городке Нёвшателе. Семья будущего великого часовщика имела французское происхождение. В соседствующее с Францией Нёвшательское княжество (ныне кантон Нёвшатель) предки Абрахама-Луи, как и многие другие французские протестанты, перебрались в конце XVII века, когда Людовик IV подписал Эдикт Фонтенбло, отменявший веротерпимый Нантский эдикт его деда Генриха IV и фактически запрещавший протестантизм во Франции. В 11 лет мальчик потерял отца, Жонаса-Луи Бреге, а спустя два года его мать снова вышла замуж — за некоего Жозефа Тотте, происходившего из семьи часовщиков и имевшего в Париже свой магазин. Отчим Абрахама-Луи и его младшей сестры Луизы перевез семью во Францию, где определил своего пасынка к часовому ремеслу. В 1762 году юноша переехал в выросший вокруг резиденции французских монархов в Версале городок ремесленников, обслуживающих королевский двор, и поступил в ученики к одному из местных часовщиков.

Изучая новое дело, Бреге проявил не только завидное рвение, но и большие способности к математике и механике, так что вскоре учитель рекомендовал ему поступить на вечерние курсы в парижский Колледж четырех наций (Колледж Мазарини), что Абрахам-Луи и сделал. В свой версальский период юный мастер завел связи при дворе, что сослужило ему добрую службу в дальнейшем.

В 1775 году Абрахам-Луи Бреге женился. Его избранницей стала парижанка Сесиль Люилье, происходившая из семьи состоятельных буржуа. Однако брак продлился недолго — мадам Бреге умерла в 1780 году, успев подарить мужу сына Луи-Антуана.

1775 год был счастливым для Бреге не только в личном плане, ведь вскоре после свадьбы, получив за женой хорошее приданое, он открыл собственную часовую мастерскую. Так началась история марки Breguet.

Инновации и стиль

Открытия предшествующих столетий послужили тому, что XVIII век, и особенно вторая его половина, стал временем расцвета европейского часового дела. Однако как бы далеко ни шагнула научная и техническая мысль того времени, производство часов, как и раньше, было сложным и дорогостоящим занятием. И для людей того времени личные часы по-прежнему оставались не столько необходимым средством фиксации времени, сколько атрибутом роскоши, подчеркивающим высокий социальный статус своего владельца.

Прошло совсем немного времени с тех пор, как Бреге открыл в самом центре Парижа, в квартале часовых мастеров на острове Сите, свою мастерскую, как туда зачастили высокопоставленные клиенты. Успех часовщику обеспечили высокое качество его часов, элегантный, но не кричащий дизайн их моделей и страсть автора к экспериментам и совершенствованию часовых механизмов. Первое изобретение Бреге датируется 1780 годом. Мастер выпустил карманные часы с автоматическим подзаводом, которым дал название «вечные». Эта инновация привлекла к Бреге внимание французского двора, и одним из первых обладателей чуда часовой техники стал король Людовик XVI.

Через три года Бреге удивил мир новым ноу-хау — звуковой пружиной для часов с репетичным механизмом, которая заменила миниатюрные колокольчики, использовавшиеся ранее в часах с репетиром. Корпус «звуковых» часов значительно «похудел» (пружина гонга Бреге занимала меньше места, чем колокольчики), и это позволило существенно уменьшить карманные часы этого типа. К тому же приятным бонусом для владельцев новых моделей с репетиром стало то, что о количестве прошедших часов и (или) минут их стали оповещать сложные комбинации звуков, издававшиеся в различной тональности.

В том же 1783 году Бреге представил и особый дизайн своих часов, так называемый циферблат Бреге, — тонкие длинные стрелки, наконечник каждой из которых пронзает небольшой круг (их называют «луной», «яблоком», а также стрелками Бреге), и арабские цифры шрифта особой формы (цифры Бреге). Стоит ли говорить, что этот лаконичный и очень элегантный стиль, как бывало почти со всеми изобретениями Бреге, немедленно был взят на вооружение другими производителями часов и остается одним из самых популярных и сегодня.

Часы для прекрасной дамы

1783 год запомнился Абрахаму-Луи Бреге и еще одним событием — он получил необычный заказ, бросающий часовщику вызов и открывающий в случае его удачного исполнения колоссальные возможности. Героиней этой истории стала прелестная женщина, та, которую французский народ сначала боготворил, а потом ненавидел, чья трагическая судьба еще много веков будет беспокоить воображение художников и писателей и чья роль в истории Франции еще долго будет предметом ожесточенных споров историков, — королева Мария-Антуанетта.

Как и ее венценосный супруг, королева восхищалась талантом Бреге и нередко приобретала у него часы, но, как гласит красивая история о происхождении легендарных часов Marie-Antoinette, вышедших впоследствии из мастерской Бреге, заказ на их производство исходил не от нее. Поручение дал часовщику некто из окружения Марии-Антуанетты, возможно, кто-то из ее доверенных лиц, желавший потрафить властительнице, а может быть, заказчиком этого щедрого подарка королеве был один из воздыхателей красавицы-австрийки. Сложность задачи заключалась в следующем: для первой дамы Франции нужно было создать уникальные карманные часики, не только роскошные по убранству, но и сверхсовременные, в комплектацию которых входили бы все функции часов того времени.

Этот заказ вошел в историю как один из самых сложных и дорогостоящих в часовом деле, исполнение которого вылилось в астрономическую по тем временам сумму. Бреге действительно совершил почти невозможное, снабдив Marie-Antoinette максимальным количеством инновационных опций — автозаводом, минутным репетиром, «вечным» календарем, термометром, хронометром, индикатором запаса хода, противоударной системой, автономной секундной стрелкой и др. Но Мария-Антуанетта так и не увидела этого шедевра, поскольку над его созданием Бреге трудился всю свою жизнь, а закончил часы уже его сын Луи-Антуан в 1827 году — спустя четыре года после смерти великого часовщика и 34 года после казни Марии-Антуанетты.

В ХХ веке с часами Marie-Antoinette приключилась детективная история, к счастью, закончившаяся хорошо. В 1983 году они, жемчужина коллекции антикварных часов Музея исламского искусства им. Л.А. Майера в Иерусалиме, были украдены вместе с рядом других его ценных экспонатов. Одно из самых дерзких в истории Израиля ограблений раскрыли лишь в начале ХХI века, а в 2007 году часы Marie-Antoinette вернулись законному владельцу. За два года до этого события, когда судьба похищенного шедевра еще была неизвестна, в год 230-летия Breguet, основатель и глава Swatch Group, с 1999 года владеющей этой маркой, Николас Г. Хайек объявил о намерении мастеров Breguet воссоздать по архивным чертежам и документам часы Marie-Antoinette. На это ушло три года, и в 2008 году Breguet с триумфом представила копию Marie-Antoinette на всемирной выставке часов в Базеле.

Время под контролем

В 1780-е Бреге продолжил свою летопись инноваций в часовом деле. В 1786 году он первым применил технологию гильоширования циферблата (от французского guillochis — узор из пересекающихся линий). Декоративная обработка поверхности циферблата с нанесением на него рисунка в виде комбинаций простых и кривых линий была выполнена мастерами Breguet вручную. В 1789 году мастер разработал храповое колесо с защелкой, так называемый ключ Бреге, а также спусковой анкерный механизм, работающий без смазки. В следующем году была представлена первая версия противоударной системы Бреге, которой он дал название para-chute.

Революционные волнения, начавшиеся во Франции в 1789 году, не могли не повлиять на бизнес Бреге. В первые годы Великой французской революции, растеряв изрядную долю своих высокопоставленных клиентов и покровителей, Бреге оставался в Париже. В неспокойном 1792 году часовщик даже попробовал себя в новом деле, приняв участие в разработке механизма для оптического телеграфа Шаппа. Однако в 1793 году, поняв, что Франция становится для его семьи все более небезопасной, Бреге принял решение уехать в родную Швейцарию, где, продолжая заниматься часовым ремеслом, провел два года.

В Париж Бреге вернулся в 1795 году и принялся за возрождение своей мастерской. Не заставили себя ждать и новые изобретения мастера, среди которых были «вечный» календарь — сложный механизм в карманных часах, учитывающий все тонкости григорианского календаря и точно показывающий своему владельцу год, месяц, дату и фазу луны; особая спираль балансового колеса, получившая название спираль Бреге, которая вскоре стала активно применяться другими часовщиками для создания высокоточных часов; рубиновый цилиндр. Позже, продолжая совершенствовать свои часовые механизмы, Абрахам-Луи Бреге создал pendule sympathique — настольные маятниковые часы, предназначенные для проверки и настройки карманных часов; карманные тактильные часы, музыкальный хронометр; и, наконец, одно из самых известных своих изобретений — турбийон (Tourbillon regulateur), анкерный механизм, компенсирующий влияние гравитации Земли на точность хода часов.

Больше, чем часы

Между тем в истеблишменте Франции появились новые лица, многие из которых, конечно же, не избежали участи стать преданными клиентами Бреге. Например, первым обладателем еще одного изобретения мастера — настольных дорожных часов — стал молодой генерал Бонапарт, будущий император Наполеон I. Члены семьи амбициозного корсиканца тоже не обошли своим вниманием продукцию фирмы Breguet. Большой ее любительницей была первая супруга Наполеона Жозефина де Богарне, приобретавшая часы как для себя, так и в качестве подарков своим близким. Для младшей и самой любимой сестры Наполеона Каролины Мюрат, которую заботливый брат сделал королевой Неаполя, Бреге в 1810 году изготовил первые в мире наручные часы.

Вообще во времена первой Французской империи бренд Breguet стал чрезвычайно популярен на своей родине. И, чтобы регулировать поток покупателей, Абрахам-Луи Бреге придумал хитроумный ход — начал продавать свой отнюдь не массовый, а эксклюзивный товар по подписке: клиент записывался в очередь и, заказывая часы, вносил аванс, а оставшуюся сумму оплачивал при получении заказа. Кроме того, с 1810-х Breguet обеспечивала не только состоятельных клиентов, но и работала на благо государства, став официальным поставщиком французского флота.

Большой интерес к эксклюзивным часам Breguet проявляли и представители иных государств, благо что создатель фирмы всячески стимулировал это, отправляя своих представителей по всему миру. Так, в 1801 году Breguet вышел на новый, пожалуй, самый многообещающий для себя зарубежный рынок — в Российскую империю.

Не исключено, что самым первым российским клиентом Breguet был сам император Александр I, встретившийся в 1801 году с подчиненным и родственником Абрахама-Луи Бреге Лазарем Моро-Бреге и купивший у него несколько изделий фирмы. Вскоре Моро-Бреге приехал в Россию и открыл в Санкт-Петербурге представительство Breguet. По воле императора дом Breguet стал официальным поставщиком часов для российского флота и самой любимой часовой фирмой российской знати.

Популярность Breguet среди истеблишмента империи привела к тому, что в России фамилия создателя легендарной часовой марки (в транскрипции не совсем правильной, но норме для русского языка XIX века) из имени собственного превратилась в имя нарицательное. Отныне «брегетом» у нас стали называть высокоточные карманные часы или миниатюрные часы с боем, и далеко не всегда только те, что вышли из парижской мастерской Абрахама-Луи Бреге.

Особым отношениям представителей самых родовитых и состоятельных российских дворянских семей и Breguet не помешало даже охлаждение отношений между Россией и Францией в преддверии войны 1812 года, когда в конце ­1810-го императором был подписан указ, запрещавший ввоз на территорию России французских товаров и коммерческие сделки между нашими странами. Многие из бравых российских офицеров, торжественно вошедших весной 1814 года в капитулировавший Париж, не замедлили заглянуть в мастерскую Бреге, чтобы обновить наконец свой часовой «гардероб». Тем же, кто не смог этого сделать, расстраиваться совсем не стоило. После заключения мирного договора представительство Breguet вновь распахнуло свои двери в гостеприимной российской столице.

Очередная смена власти во Франции вовсе не помешала бизнесу Бреге. Созданная им торговая марка всегда стояла выше политики, и, если вчера клиентами Breguet были император Наполеон I и его окружение, что мешало стать ими сегодня их победителям? Так, часы Breguet пополнили коллекции британского принца-регента и будущего короля Георга IV, отважного полководца герцога Веллингтона и нового французского монарха Людовика XVIII.

Шаг в вечность

Последние годы жизни Абрахама-Луи Бреге его дело процветало. На счету фирмы, после вхождения в бизнес Луи-Антуана получившей название Breguet et Fils, появились новые изобретения, в числе которых морской хронометр с двойным барабаном, прототип сплит-хронографа (хронографа с двумя центральными секундными стрелками) и многие другие ноу-хау. Бреге получил общественное признание своих заслуг на родине — он был избран членом Королевской академии наук, членом Бюро по определению долготы, награжден орденом Почетного легиона и рядом других наград.

Абрахам-Луи Бреге скончался в сентябре 1823 года в возрасте 77 лет. Его дело с успехом продолжил Луи-Антуан. В 1833 году он ушел на пенсию, передав семейный бизнес своему сыну Луи-Франсуа-Клеману Бреге. Внук великого часовщика унаследовал и его склонность к точным наукам, и талант к изобретательству, и практическую хватку. Под его руководством увеличилось производство, в часовом деле были внедрены новые инновации, а семейный бизнес расширился — в него вошло также электротехническое направление, которым не на шутку увлекался новый владелец фирмы. Луи-Франсуа-Клеману Бреге суждено было прославиться как ученому, физику, механику и изобретателю, известному, помимо прочего, своими трудами в области электромагнитной телеграфии.

Последним представителем семьи Бреге, управлявшим прославленной часовой фирмой, был сын Луи-Франсуа-Клемана Бреге Луи-Антуан, возглавлявший дело до начала 1880-х. После его смерти главой часовой компании стал бизнес-партнер Бреге британский часовщик Эдвард Браун, завещавший дело своим наследникам. Что же до семьи Бреге, то ей было суждено снова оставить след в истории мировой науки и техники: прапраправнук великого часовщика и внук знаменитого физика Луи-Шарль Бреге стал одним из пионеров авиации и известнейшим французским авиаконструктором.

Потрясения ХХ века пощадили часовую фирму, основанную когда-то Абрахамом-Луи Бреге. Десятилетия шли за десятилетиями, а Breguet, снова сменив владельцев в 1970-х, продолжала выпускать статусные часы, покоряя сердца своей взыскательной целевой аудитории. В самом конце столетия произошло то, что можно было бы назвать исторической справедливостью: легендарная марка «прописалась» на родине своего создателя. В 1999 году Breguet приобрела швейцарская Swatch Group. К новому бриллианту в своем венке брендов крупнейший в мире производитель часов отнесся со всем подобающим Breguet почтением. А Breguet к этому времени был уже не просто уважаемым брендом, символом гармоничного сочетания традиций и инноваций, изысканной роскоши и превосходного качества, но и частью культурного наследия Европы. Согласитесь, вряд ли в современном мире есть еще одна марка, столь часто воспевавшаяся на страницах бессмертных литературных произведений.