Нужна специализация, а не объединение

15Рубрика | Взгляд на общество

Текст | Тамара МОРЩАКОВА

Владимир Путин во время выступления на Петербургском международном экономическом форуме предложил объединить Верховный суд — высшую инстанцию по вопросам общей юрисдикции — и Высший арбитражный суд, который занимается финальным разрешением хозяйственных споров. Оба суда — вслед за Конституционным — ожидают переезда из Москвы в Северную столицу.

Предложение об объединении двух высших судов ведет российскую судебную систему в направлении, противоположном от мировой тенденции — специализации судов. В новой России она родилась не так давно: уже после принятия действующей Конституции и Закона «О судебной системе» 1996 года.

В современном сложном мире правоотношения становятся все более разнообразными. Так что профессионализация судебной деятельности требует именно специализации судов, а не объединения. Во многих странах существует гораздо больше ветвей судебной власти, чем в России, и неизвестны опыт или планы по их объединению.

Интересно, что параллельно предложенному слиянию длительное время обсуждается вопрос о необходимости создания специальных административных судов. И эта идея — административного судопроизводства — была многократно поддержана президентом. По его инициативе принят отдельный Кодекс административного судопроизводства. Только что создан суд по вопросам интеллектуальной собственности. Очевидно, мы наблюдаем одновременно две противоположные тенденции.

Ясно, что каких-то положительных результатов объединение Верховного и Высшего арбитражного судов дать не может. Но может привести попросту к дезорганизации работы. Потому что когда в Высшем суде скрещиваются виды деятельности, которые не очень схожи, то и работа судебной системы в целом становится трудноорганизуемой.

Единственное, что имеет какой-то шанс на реальное объединение в создаваемой структуре, — это производство по делам об обжаловании таких действий и решений, которые вытекают из административно-правовых отношений. Все остальное будет требовать, как и прежде, рассмотрения в отдельных судебных структурах и содержательно слито быть не может.

Действительно, суды в общей и арбитражной системах в какой-то мере могли рассматривать сходные дела, и вопрос о том, какому именно суду должно быть подведомственно конкретное дело, конечно, возникал. Но это обычные проблемы в сфере определения подведомственности и подсудности дел.

Споры между судами по поводу подсудности у нас не допускаются. Дело, направленное из одного суда, который посчитал, что оно ему неподсудно, в другой, должно быть рассмотрено этим последним. Это не какие-то сверхсложные процессы, не свойственные другим судебным системам.

Каждый из объединяемых высших судов стоит во главе целой иерархии нижестоящих судов. И главное, что не могут быть слиты эти судебные системы на низших уровнях. Дело в том, что у них разное территориальное устройство. Общие суды устроены по административно-территориальному принципу, а суды арбитражные — по экстерриториальному принципу, в судебных территориях, которые объединяют несколько субъектов Федерации. Так что слияние судов на низших уровнях вообще не представляется возможным без кардинального территориального их переустройства. Об этом не говорится! И, наверное, это стоило бы очень дорого. 

 

Морщакова Тамара Ге­ор­гие­вна, судья Кон­сти­ту­ци­он­ного суда России в отставке, доктор юридических наук, профессор.

Родилась 28 марта 1936 года в Москве. Окончила юридический факультет Московского государственного университета (1958), аспирантуру Института государства и права Академии наук СССР.

В 1958–1971 годах — аспирант, младший научный сотрудник Института государства и права АН СССР. В 1971–1991 годах — старший научный сотрудник, ведущий научный сотрудник, главный научный сотрудник ВНИИ советского государственного строительства и законодательства.

29 октября 1991 года, на V съезде народных депутатов России в первом туре голосования, была избрана членом Конституционного суда. В феврале 1995 — апреле 2002 года — заместитель председателя Конституционного су­да. С 2002 года — судья в отставке, советник Кон­сти­ту­ционного суда Рос­сий­ской Фе­дерации.

Заслуженный юрист Рос­сий­ской Федерации, заслуженный деятель науки Российской Фе­дерации.