Не ликвидируют, так преобразуют

10Рубрика | Законопроекты

Текст | Николай АНИЩЕНКО

Скандальный законопроект о реформе Российской академии наук, вызвавший протесты ученых и тем не менее принятый в Госдуме в двух чтениях экспресс – методом, потребовал внимания высшего руководства страны. Президент Владимир Путин встретился с главой крупнейшего объединения ученых Владимиром Фортовым.

По словам вице-президента РАН, директора Института проблем химической физики Сергея Алдошина, предложения, которые поступили от главы государства после этой встречи, коренным образом поменяли облик закона, хотя ряд негативных для академиков моментов там еще остался.

«Первый вариант закона был направлен на ликвидацию Российской академии наук, разрушение всей системы управления наукой в стране. Там предполагалось создание ликвидационных комиссий, уничтожение трех академий наук (РАН, Российской академии медицинских наук и Российской академии сельскохозяйственных наук) и образование из них новой структуры с непонятным организационно-правовым статусом — «общественной государственной организации», — говорит Алдошин.

Сейчас многие вещи поменялись. «Во-первых, слово «ликвидация» полностью исчезло, и организационно-правовая форма тоже изменилась. Академия наук по сегодняшнему варианту остается в той же организационно-правовой форме, в которой есть сейчас. РАН, как и было раньше, будет проводить фундаментальные и прикладные поисковые исследования, а не только, как предлагалось в первом варианте, координировать — непонятно каким образом — фундаментальные исследования. В новом варианте закона повысилась роль Академии наук как экспертного органа», — рассказывает собеседник журнала «БОСС».

Однако даже после правок в тексте документа, например, осталось понятие «Российская академия наук, учрежденная настоящим Федеральным законом». «Мы на встрече с депутатами между первым и вторым чтениями настаивали на том, чтобы слово «учрежденная» было убрано, — утверждает Алдошин. — Нужно использовать другую терминологию, она юридически разрешена, — «преобразованную» например. Если она будет «преобразована», то таким образом новая организация автоматически станет правопреемницей старой, и ни академикам, ни членкорам не надо будет писать заявления в новую Академию наук. А сейчас звучит такая формулировка, что академики и члены-корреспонденты Российской академии наук «могут» в этой новой академии тоже быть академиками и членкорами. А могут и не быть».

«Очень непонятно там написано, что институты передаются в ведение специально созданного Агентства по управлению имуществом. Это агентство будет представителем собственника — некий аналог Росимущества. С самим фактом мы не спорим, потому что хозяйство, которое мы имеем, в отсутствие финансирования поддерживать довольно сложно. Но только понятие «передаются в ведение» в тексте законопроекта никак не раскрыто. Есть опасения, что под этим подразумевается передача институтов, подведомственных Российской академии наук и другим академиям, в структуру этого агентства. И с этим мы, конечно, никак не можем согласиться, потому что это просто нарушит систему управления исследованиями в Академии наук», — уверен вице-президент РАН.

Хотя многие острые для академиков вопросы с новым законом разрешены, у них все еще остается к документу масса претензий. Поэтому они выдвигают идею постепенного объединения трех академий — в течение трех лет. «Тогда бы мы нашли приемлемый, спокойный способ объединения. А в существующем проекте федерального закона написано, что сразу же после его подписания академии объединяются. Это непонятная процедура, она может привести к тому, что вместо объединения все у нас развалится», — предупреждает ученый.