Без стабильности во взятках

13Рубрика | Взгляд на экономику

Текст | Павел МЕДВЕДЕВ

В предпринимательском сообществе все чаще слышны голоса о том, что дальнейший рост экономики невозможен без существенного снижения ставки рефинансирования. Кроме того, все звонче голос экспортеров, ратующих за слабый рубль.

Те, кто ставит улучшение предпринимательского климата в прямую зависимость от снижения процентной ставки, как мне кажется, склонны искать простые решения. Потому что сложные ужасно надоедливы, занудны, долго надо над ними мучиться. А тут одно только действие — снизить учетную ставку Центрального банка — и счастье наступит.

Хотя ставка рефинансирования не имеет даже прямого отношения к ставкам, по которым выдают кредиты. Она в основном нужна, для того чтобы правильно облагать налогами субъекты рынка. У Центрального банка есть другие ставки, которые действительно влияют на стоимость денег. Но так как даже разобраться в том, под какие ставки ЦБ дает кредиты, — это тоже целое дело, то «специалисты» обычно говорят только о ставке рефинансирования.

Повлиять на экономическую обстановку можно, лишь очень жестко поменяв ставки, под которые выдаются кредиты, и очень сильно тем самым искорежив рынок. Это возможно, если установить социализм и деньги выдавать по очереди, определяемой, скажем, Госпланом. В остальных случаях существенного влияния на рост экономики это не окажет.

Но прежде чем обсуждать вопрос, повлияет ли снижение таких ставок, надо ответить себе на некоторые другие. Например: хорошо известно, что 55% собственных средств предприятий не используются в хозяйственной деятельности, а лежат на депозитах в банках. Спрашивается: чего ж бесплатные-то деньги не используются предприятиями? Оказывается, им и под нулевую ставку деньги не нужны!

«Специалисты» говорят, что в нашей стране денег мало и они дорогие. Тогда почему же из страны, где денег мало и они дорогие, граждане России выводят деньги туда, где они дешевы и их много?

Пока нет ответа на этот вопрос, требовать снижения ставок просто опасно: нельзя, не понимая существа дела, пытаться что-то менять. Дело абсолютно не в процентной ставке, а в обстановке вокруг бизнеса.

Когда я еще был депутатом, один мой давний знакомый предприниматель пришел сообщить, что он физически уходит в Беларусь. Я удивился и сказал, что его там обложат взятками. Он на это отреагировал так: сообщил, что его уже обложили (он уже одной ногой там стоял, когда ко мне пришел), но в Беларуси стабильность — там как сегодня берут взятки, так и завтра. А в России стабильности нет: сегодня потребуют столько, а завтра в два раза больше. Пока нет стабильности даже во взятках, вопрос о том, какова процентная ставка, абсолютно несущественен.

Игры же с курсом рубля для стимулирования экономики — это палка о двух концах. Чтобы создать возможности для несырьевого экспорта, рост которого реально может помочь росту экономики, надо что-нибудь построить — например фабрику, которая бы делала айфоны — такие хорошие, которых за границей нет и которые бы за границей с удовольствием купили. Но чтобы построить такую фабрику, скорее всего, надо купить какие-то хорошие станки за границей — потому что, как известно, наша станкостроительная промышленность очень сильно просела. А для покупки выгодно иметь дорогой рубль.

То есть, по-видимому, надо опять Госплан создавать. Чтобы тем, кто покупает станок за границей, продавать доллары или евро по дешевке, а тем, кто уже за границу айфоны повез, им менять валюту, которую они выручили, подороже. Но это же абсурд.

Игра на ставках и курсе — это такое наивное желание простенько и быстренько решить сложную проблему. Вместо того чтобы бороться за стабильность — ту самую, которой много в Беларусии и мало у нас, предлагается какие-то арифметические формулы рисовать.

Рубль должен стоить столько, сколько он стоит. Если мы хотим естественных стимулов рыночной экономики, мы должны согласиться с тем, что все должно стоить столько, сколько оно стоит. Потому что как только назначается какая-то искусственная цена, тут же появляется кто-то, кто говорит: разницу — пополам. И разница тут же делится пополам. 

 

Медведев Павел Алексеевич, советник председателя ЦБ РФ, бывший финансовый омбудсмен, депутат Государственной думы первых пяти созывов, доктор экономических наук, профессор.

Родился 13 августа 1940 года в Москве. Окончил механико-математический факультет МГУ имени М.В. Ломоносова (1962) по специальности «Математика», аспирантуру мехмата МГУ (1965). Кандидат физико-математических наук (1967). Доктор экономических наук (1987). Автор более 100 научных публикаций.

В 1965–1968 годах — преподаватель кафедры математики Военно-инженерной академии.
В 1968–1992 годах — старший преподаватель, доцент кафедры математических методов анализа экономики экономического факультета МГУ.

С 1992 года — профессор экономического факультета МГУ.

В 1993 году избран депутатом Государственной думы. В этом качестве прослужил до 2011 года.

С сентября 2010 по февраль 2012 года занимал пост финансового омбудсмена Ассоциации российских банков.

В настоящее время — советник председателя Центробанка РФ.