Приход Приходько

16Рубрика | Сюжет месяца / В России

Текст | Дмитрий Александров

Назначение на место Владислава Суркова его первого заместителя Сергея Приходько означает стремление Дмитрия Медведева сохранить существовавшую ранее систему отношений с Кремлем и собственный статус «вице-президента».

Борьба за контроль над постом руководителя аппарата правительства, развернувшаяся после отставки Владислава Суркова, закончилась назначением 22 мая одного из двух его первых заместителей Сергея Приходько (исполнявшего с 8 мая обязанности руководителя аппарата правительства) руководителем аппарата правительства и одновременно вице-премьером. Таким образом, он будет работать в кабмине в том же статусе, в каком работал Сурков.

На кандидатуре Приходько, насколько известно, настаивал Дмитрий Медведев, а по неписаным правилам правительства премьер имеет приоритетное право голоса при назначении руководителя аппарата. Так, после возникновения трений между премьером Михаилом Касьяновым и руководителем аппарата правительства Игорем Шуваловым в 2003 году Шувалову, несмотря на то что он был ставленником Администрации президента, пришлось уйти, а на пост руководителя аппарата был назначен Константин Мерзликин, возглавлявший секретариат Касьянова. И на это не повлияло то, что судьба самого Касьянова в этот момент, скорее всего, была уже решена — в конце 2003 года он был отправлен в отставку (вместе с Мерзликиным). Так что «исполнение желаний» вовсе не свидетельствует о прочности положения премьера.

Впрочем, два премьера второго президентского срока Владимира Путина Михаил Фрадков и Виктор Зубков вообще не имели «своих» руководителей аппарата — на этой должности работал Сергей Нарышкин, ставленник питерской группы в российском руководстве. Так что пока еще Медведев — не совсем «технический» премьер…

Делатель короля

Почему Медведев выбрал Приходько? Этот выбор на первый взгляд кажется странным.

Сергей Эдуардович — внешнеполитический чиновник, почти 14 лет проработавший кремлевским куратором внешнеполитической сферы, и функционалу руководителя аппарата правительства его бэкграунд соответствует слабо. Правительство — орган, занимающийся прежде всего социально-экономическими вопросами, задачи его аппарата — координация финансово-экономического, внешнеэкономического, социального, аграрного, энергетического, экологического, промышленного, военно-промышленного, строительного направлений между федеральными ведомствами, между центром и регионами, а также административные технологии функционирования социально-экономических ведомств.

Впрочем, и Сурков не был специа­листом в социально-экономических темах — соответствующие вопросы в основном возлагались на его заместителей. Судя по всему, то же будет и при новом главе аппарата: его первым замом осталась ветеран правительственного аппарата Александра Левицкая, а еще одним первым заместителем стал экс-мэр Калуги Максим Акимов, ранее занимавший пост «простого» заместителя руководителя аппарата правительства, курировавшего финансово-экономический блок.

Уже объявлено, что Приходько продолжит заниматься внешнеполитическими вопросами. Потенциально это может вызвать трения с МИДом и новым куратором внешней политики из Кремля Юрием Ушаковым.

Кроме того, выбор Медведевым При­ходь­ко объясняют потребностью обеспечивать взаимодействие с Кремлем. Действительно, новый глава аппарата правительства, так же как и его предшественник Владислав Сурков, обладает колоссальным опытом работы в кремлевском аппарате. Приходько занимал пост заместителя руководителя Администрации президента по внешней политике, а затем помощника президента по внешней политике вторую половину второго срока Бориса Ельцина, два срока Владимира Путина и весь президентский срок Дмитрия Медведева.

Безусловно, такой чиновник способен будет обеспечить взаимодействие с Кремлем. Но еще с прежнего состава правительства в кабмине на должности первого заместителя председателя правительства работает Игорь Шувалов, который всегда считался и считается идеальным демпфером в отношениях Кремля и Белого дома: в дополнительном связующем звене просто нет необходимости.

Самый авторитетный после Суркова

Так в чем же реальная причина назначения Приходько? Вероятно, она связана с тем, что он самый авторитетный из оставшихся в правительстве представителей «политической» команды Медведева.

После истечения срока президентских полномочий и перехода на должность главы правительства правящий дуумвират внешне сохранился: Медведев превратился в «младшего» президента, проводящего встречи на высоком государственном уровне (как, например, участие в саммите G8 в Кэмп-Дэвиде в мае прошлого года). Для обеспечения этих функций вместе с ним из Кремля перешла целая группа чиновников, прежде всего экс-первый заместитель руководителя Администрации президента Владислав Сурков, бывший пресс-секретарь президента Наталья Тимакова, бывший глава протокола президента Марина Ентальцева, экс-начальник Референтуры президента Ева Василевская. И Сергей Приходько. (Так же было и при переходе в правительство с поста президента Владимира Путина — именно при нем впервые со времен Евгения Примакова, ельцинского премьера, наделенного неограниченными политическими полномочиями, в правительстве появились чиновники, ответственные за внешнюю и внутреннюю политику.)

Вся эта команда при Медведеве осталась, утратив, правда, лидера. Сурков справедливо считается самостоятельной политической фигурой, что и стало фундаментальной причиной его отставки.

Конец проекта Суркова

В последний период президентства Дмитрия Медведева Владислав Сурков был ближайшей к нему фигурой, хотя как «демиург внутренней политики» замыкался в том числе и на Путина.

В декабре 2011 года после перехода Сергея Нарышкина в Государственную думу он назначается и.о. руководителя Администрации президента. Медведев попытался даже сделать Суркова шефом АП на период «междупрезидентствия», о чем успела объявить его пресс-секретарь Наталья Тимакова, но в итоге руководителем Администрации президента уже в декабре 2011 года был назначен Сергей Иванов.

Владислава Юрьевича же объявили одним из ответственных за не слишком хорошее выступление «Единой России» на думских выборах и «болотные» протесты и понизили в должности: перевели на оказавшийся вакантным после перехода в Думу Александра Жукова пост вице-премьера по социальным вопросам — с поручением так же заниматься «вопросами модернизации», в том числе проектом «Сколково».

Однако в правительстве Медведева, сформированном в мае 2012 года, Владислав Сурков оказался одной из ключевых фигур — как вице-премьер, он курировал модернизацию, «некоторые вопросы развития культуры», а также, в последний период работы, вопросы религиозной политики. В качестве руководителя аппарата Белого дома он занимался взаимодействием с Кремлем и Думой, межведомственными связями, административной политикой и взаимодействием между правительством и регионами.

Суркову удалось привести с собой в правительство целую группу лояльных сотрудников. Это министр регионального развития (теперь уже бывший) Олег Говорун, ранее полпред президента в Центральном федеральном округе и начальник Управления внутренней политики президента РФ. А также министр культуры Владимир Мединский, до назначения — крупный функционер «Единой России», один из рупоров так называемой сурковской пропаганды — продвижения тех или иных идеологических концепций, разработанных под эгидой Владислава Юрьевича: таким продвижением занимался ряд политологов, в том числе Мединский. Кроме того, заместитель министра культуры Иван Демидов — экс-заместитель начальника управления президента по внутренней политике, отвечавший за медиаполитику. Заместителем министра связи и массовых коммуникаций (по массовым коммуникациям) был назначен Алексей Волин, несколько лет до этого проработавший в бизнесе, а до начала 2003-го курировавший медиаполитику в аппарате Белого дома. В высшее руководство «Единой России» был «внедрен» Алексей Чеснаков, бывший замначальника президентского управления по внутренней политике, отвечавший за отношения с политическими партиями.

Несомненно, Сурков (с благословения Медведева) пытался сформировать центр влияния, альтернативный Кремлю. Прежде всего во внутриполитической сфере. Олег Говорун попробовал превратить Минрегион в полноценное министерство внутренней политики — он создал институт заместителей министров по федеральным округам (кстати, с одобрения Владимира Путина). Акцент в работе Минрегиона был перенесен на федеративные отношения, национальную политику, политический контроль за социально-экономическим развитием регионов. Но уже летом прошлого года Говорун столкнулся с противодействием этому курсу со стороны президента Путина — за регионально-хозяйственные вопросы ему был главой государства объявлен выговор. Сигнал Говорун понял правильно: подал в отставку и был заменен «техническим» министром — экс-губернатором Костромской области Николаем Слюняевым.

Это не помешало Суркову продолжить активные политические игры. В частности, он стал активным модератором темы церковно-общественных отношений, продолжалась программа продвижения инновационных проектов под эгидой «Сколково» и «Роснано» (которые для Кремля во многом утратили приоритетное значение). Авторство многих инициатив Медведева как лидера «Единой России» также приписывалось Суркову.

Подобная активность с раздражением воспринималась новыми обитателями комплекса на Старой площади — руководителем Администрации президента Сергеем Ивановым и его первым заместителем по внутренней политике Вячеславом Володиным. На Суркова стали искать компромат и нашли — в его взаимоотношениях с нынешними радикальными оппозиционерами, в частности, Ильей Пономаревым и Геннадием Гудковым. Оказывается, еще в 2010 году они активно сотрудничали с Сурковым. (Было бы удивительно, если бы Пономарев не сотрудничал — нет ни одной из видных политических и медийных фигур в «легальном» политическом поле, которая так или иначе не взаимодействовала бы с Сурковым и его сотрудниками.) В частности, выяснилось, что якобы Сурков санкционировал выплату Пономареву значительного «вспомоществования» через фонд «Сколково».

Конфликт Суркова с СК перешел в публичную плоскость. Выступая в Лондонской школе экономики, вице-премьер обвинил Следственный комитет в нанесении репутационного ущерба России посредством слишком грубых действий в ходе расследований в Сколково. Дальнейшие события всем известны: оскорбительная отповедь на страницах газеты «Известия» со стороны пресс-секретаря СК Владимира Маркина и отставка сразу после отчета правительства перед президентом о выполнении его поручений по предвыборным указам — якобы в виде ответственности за их недостаточно хорошее исполнение. (Судя по тому, что поиск и согласования преемника Суркова заняли почти месяц, эта отставка действительно стала неожиданной, и инициатором ее был сам Владислав Юрьевич, хотя Кремль и торпедировал его деятельность.)

Характерно, что уже после отставки аппарат «Единой России» покинул Алексей Чеснаков — причем он вышел из партии. Таким образом, «гнездо Суркова» под эгидой Медведева в целом разрушено.

Министр премьерского двора

Приходько обладает всеми достоинствами Суркова. Он авторитетная фигура, способен создавать вокруг Медведева ореол государственного и политического лидера. Приходько лишен недостатков Суркова — у него отсутствуют собственные политические амбиции, амбиции по созданию некоего самостоятельного центра влияния.

С этой точки зрения Сергей Эдуардович не опасен для Кремля и вполне способен продержаться на новой должности, по крайней мере весь период премьерства Дмитрия Медведева.