От мегарегулятора — к саморегулятору

10Рубрика | Законопроекты

Текст | Николай АНИЩЕНКО

В Госдуму внесен законопроект «О саморегулируемых организациях в сфере финансовых рынков», согласно которому участие в СРО становится обязательным для всех участников финансового рынка, за исключением банков. Документ уже вызвал волну критики со стороны многих игроков финансового рынка.

Инициативу для «БОССа» прокомментировал зампред Комитета ГД по финансовому рынку Анатолий Аксаков. «Закон о мегарегуляторе, который был принят в первом чтении, предусматривает действие саморегулируемых организаций на финансовых рынках, прежде всего — на фондовом рынке и на рынке страхования. В соответствии с Законом «О рынке ценных бумаг» преду­смотрено частичное саморегулирование, которое осуществляли, например, Национальная ассоциация участников фондового рынка и Национальная фондовая ассоциация. Так что здесь уже есть определенный опыт и традиции, необходимо четко очертить права и обязанности СРО», — говорит Аксаков.

«Я так понимаю, что главное право, которое будет у организаций, работающих на фондовом рынке, — это сертификация участников с выдачей соответствующих документов, аттестатов, определяющих возможность работы на этом рынке как профессионального участника, — продолжает депутат. — Для этого, во-первых, должны быть разработаны необходимые требования. Второе — надо прописать ответственность за этого участника, в том числе корпоративную: правила ведения бизнеса, этические нормы и так далее. Ну и третье — это организовать учебный процесс».

Жалобы многих участников рынка на то, что законопроект предполагает наделение СРО лишь минимальными полномочиями, Аксаков объясняет «хватательным рефлексом». «Имея больше власти, можно будет больше влиять на тех или иных участников, в том числе с точки зрения сбора средств», — разъясняет эксперт.

По его словам, передача полномочий — в интересах самого регулятора, но необходимо увидеть, кому они передаются. «С одной стороны, саморегулирование — это веление времени и важный рыночный фактор. С другой — у нас, к сожалению, есть примеры, когда саморегулируемая организация используется как «кормушка» для некоторых персон, — поясняет зампред комитета. — Эта «кормушка» создается искусственно, в том числе законодательным закреплением больших полномочий за этими СРО».

Поэтому, считает Аксаков, действовать в перераспределении полномочий между мегарегулятором и СРО необходимо поэтапно — «по мере развития рынка и самого саморегулирования».

«На первом этапе я бы пока остановился на передаче упомянутых полномочий плюс наделении СРО консультационными правами, связанными с формированием позиции регулятора. В рамках регулятора может быть организован некий совет по финансовой стабильности, в который войдут представители СРО, и в этом совете они будут иметь право голоса — на первых порах совещательного, рекомендательного. Первый этап очень сложный, он связан со становлением мегарегулятора, и, конечно, здесь отдавать все на откуп рынку было бы рискованно. К тому же сейчас кризисный период. Надо, чтобы регулятор держал нити в своих руках и определился с тем, что ему необходимо передать», — говорит он.

В случае оправдания такого подхода через два-три года, по мнению Аксакова, можно перейти к следующему этапу. «Это постепенное смещение полномочий регулятора в пользу саморегулирования. Если представители СРО подтвердят свой профессионализм и эффективность, то на втором этапе им можно уже давать право решающего голоса в совете».

Однако параллельно, по словам депутата, важно максимально оградить рынок от появления под видом СРО новых «кормушек», которые «ничего позитивного не несут с точки зрения работы со своими членами, но получают приличные деньги за свою формальную деятельность».