Удвоение для демонополизации

7Рубрика | Налоги / Регулирование

Текст | Николай АНИЩЕНКО

Новость о том, что в России возможно слияние Федеральной антимонопольной службы и Федеральной службы по тарифам, оживила предпринимательское сообщество.

Что это даст рынку, журналу «БОСС» рассказал депутат Госдумы, доктор экономических наук, профессор, член-корреспондент Академии экономических наук и предпринимательской деятельности России Валерий Зубов.

Один из авторов самой идеологии госрегулирования тарифов на услуги естественных монополий, Зубов считает, что объединение ФАС и ФСТ давно назрело. По его словам, оба ведомства фактически решают одну задачу, а потому дублируют друг друга.

«Федеральная антимонопольная служба гораздо более эффективно и последовательно работает, — говорит собеседник «БОССа». — Федеральная служба по тарифам — я на практике в этом убедился — вообще не понимает своей роли, не чувствует инструментов, с помощью которых она может сдерживать монополистов на рынках. И вся ситуация, которая возникла, к примеру, на рынке ЖКУ, когда президент вынужден был вмешаться и устанавливать верхнюю планку на повышение тарифов ЖКХ, — это на совести тарифной службы».

Парламентарий сетует, что Госдума уже шесть раз отклоняла законопроект «Об основах государственного регулирования тарифов на продукцию естественных монополий», в котором «ни одной позиции не оспорили ни правительство, ни правящая партия в Госдуме». В нем прописаны простые принципы функционирования таких организаций.

«Принцип первый: регулируются только тарифы монополий. Там, где есть конкуренция, цены не трогаются.

Второе. Выделены 47 монополий: 15 федеральных, 17 региональных, 15 местных. Соответственно, регулируют тарифы федеральные власти — на федеральном уровне, региональные — на региональном, местные — на местном. Тогда президент не занимается ЖКХ, а ЖКХ занимается мэр города.

Третье. Тарифы устанавливаются на год вместе с принятием бюджета. Потому что в сметах организаций бюджетной сферы — это больницы, школы и так далее — основная составляющая помимо расходов на зарплаты — расходы на тепло. Поэтому тарифы на услуги естественных монополий можно менять, но одновременно надо менять бюджет».

Последнее важное положение, которое содержит законопроект, — то, что рост тарифов естественных монополий не должен превышать уровня инфляции.

«Раньше была популярной точка зрения, что инфляция у нас зависит лишь от денежной массы, то есть носит чисто монетарный характер. Сегодня и Игнатьев, и Набиуллина, и Кудрин уже высказали мнение, что от одной трети до половины инфляции составляют тарифы на услуги естественных монополий. То, какими их устанавливает государство, — говорит депутат. — Значит, логично было бы допустить — и в законе это прописано, — что тарифы на услуги естественных монополий утверждаются не выше уровня инфляции».

По словам Зубова, Антимонопольная служба поддерживает принятие этого закона, сопровождая его положительными заключениями. Федеральная служба по тарифам, напротив, отзывается о тексте документа всегда негативно.

«У государства две задачи. Первая задача — это сокращать количество монополий. Если монополия прекращает быть монополией и выходит на рынок, ее тарифы перестают контролироваться. И задача вторая: пока остается монополия, тариф контролируется», — сообщает он.

«Я работал вместе с Артемьевым (глава ФАС Игорь Артемьев. — Прим. «БОССа») несколько лет, и у меня есть убеждение, что он сторонник такого подхода. Так что при объединении ФСТ и ФАС под эгидой последней демонополизация в стране ускорится», — считает парламентарий.