Кто там торгует левой?

72Рубрика | Торговля

Текст | Аркадий АРЗАМАСЦЕВ

Торговый бизнес в России становится все более трудным занятием.

Зачатки почти любого российского бизнеса, иногда даже самого крупного, уходят корнями в торговые 90-е. Закупить что-то оптом за рубежом (одежду, продукты, бытовую технику, автомобили и пр.) и продать здесь — по такой нехитрой схеме формировался наш капитализм. Трудно было представить, что на месте убогих палаток возле станций метро и хаотичных рынков на окраинах вырастут огромные мегамоллы, супер- и гипермаркеты.

Но россияне с удовольствием окунулись в общество потребления. Розничная торговля стала основным прибежищем малого и микробизнеса, частного предпринимательства. Однако тихой гаванью эту отрасль не назовешь. Смешение интересов различных игроков, среди которых не последняя роль отведена государству, заставляет задуматься о перспективах отрасли.

До настоящего времени ритейл оставался одним из локомотивов отечественной экономики, особенно в условиях вялой активности реального сектора. По данным Минэкономразвития, в период с 2007 по 2012 год финансовый оборот в отрасли увеличился на 86% и составил более 15 млрд руб. в прошлом году. Основным драйвером роста стали крупные торговые сети, магазины шаговой доступности и онлайн-торговля. Розницу отличает гибкость и быстрая адаптация к конъюнктурным капризам.

Крупные продовольственные игроки оперативно видоизменяют форматы торговли, добавляя в номенклатуру товаров и услуг новые элементы — от аптечных киосков до канцтоваров и услуг по химчистке, косметологии и пр. Интернет-торговля обрастает все новыми компетенциями. В свою очередь, сетевые гипермаркеты активно осваивают Всемирную паутину и расширяют масштабы онлайн-продаж. Объем российского рынка электронной коммерции вырос по итогам 2012 года на 27% и превысил уровень в 400 миллиардов рублей, из них около 280 миллиардов рублей пришлось на продажу физических товаров, сообщил на конференции РИФ+КИБ-2013 директор Российской ассоциации электронных коммуникаций Сергей Плуготаренко.

Российский ритейл привлекателен и для зарубежного капитала. Снижение прямых иностранных инвестиций в промышленности в прошлом году компенсировалось, по данным Высшей школы экономики (ВШЭ), за счет вложений в розничную торговлю. Она показала прирост на 60% и аккумулировала около 16% всех иностранных денег.

Тем не менее в первом квартале 2013 года темпы роста снизились (3,9% против 7,9% за аналогичный период прошлого года, по подсчетам Росстата), что заставило специалистов заговорить о насыщении потребительского спроса. В свою очередь, Минэкономразвития понизило прогноз по росту розничной торговли на 2013 год до 4,3% с 5,4%.

Причины замедления указываются разные — от мировой рецессии до сугубо внутренних проблем, которые обозначились в последние годы. Более всего страдает малый бизнес, который, с одной стороны, с трудом выдерживает конкуренцию со стороны крупных ритейлеров (у которых и лоббистские возможности больше), а с другой — вынужден нести нелегкое фискальное бремя.

Микробизнес попал первым

Как известно, с начала года более чем вдвое были увеличены ставки вмененных страховых платежей для индивидуальных предпринимателей (ИП), что нанесло сильный удар по микробизнесу и малым предприятиям. По оценке Центра конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний (ЦКИ ИСИЭЗ) НИУ ВШЭ, «абсолютно очевидно, что часть предпринимателей этой категории вынуждена будет вообще уйти из бизнеса и часть перейдет в неформальный сектор. При этом нельзя сбрасывать со счетов возможное проявление негативных социальных последствий, особенно на региональном уровне, и в частности в небольших городах, где данный сегмент достаточно широко развит».

С начала года более 350 тыс. индивидуальных предпринимателей аннулировали регистрацию. Даже с учетом фактора «спящих» предприятий и естественного выбытия это весьма тревожные цифры. Усугубляют ситуацию и такие меры, как ограничения на продажу табака и пива — основных доходных статей малого торгового бизнеса. Кроме того, от коммерсантов постоянно идут жалобы на высокий уровень налогов и арендную плату.

По мнению директора Центра конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Георгия Остапковича, осложнившиеся условия ведения бизнеса для данных субъектов рынка резко снижают шансы не только для дальнейшего восстановления российской розницы, но и могут негативно сказаться на всей экономической системе. Не секрет, что сегмент микропредприятий во многом выполняет социальную функцию. Многие такие бизнесмены являются единственным источником дохода для своих семей.

При этом они, как правило, не имеют обширных профессиональных навыков и достаточного уровня образования, позволяющего в краткосрочные сроки и без финансовых потерь кардинально поменять сферу деятельности. Конечно, даже если бо2льшая часть микропредпринимателей все-таки уйдет с рынка розничной торговли, регионы не останутся без магазинов и широкого спектра торговых услуг. Однако, как отмечает Остапкович, не исключен рост социальной напряженности, особенно на региональном уровне, если количество выбывших и нетрудоустроившихся превысит критическую массу.

Казалось бы, государство декларирует поддержку малого бизнеса и, в частности, торговли. За последние годы был осуществлен ряд мер, облегчивших жизнь коммерсантам. Специальный налоговый учет, патенты, гарантийные фонды, поддерживающие малый бизнес и дающие гарантии на обеспечение кредитов. Однако стремление властей во что бы то ни стало поддержать профицит бюджета заставляет бюрократию идти на увеличение фискального бремени по многим отраслям экономики. И если крупные компании еще в состоянии выдержать давление, то мелкий и микробизнес от надзора государства страдает куда больше.

Последовательное наступление

До сих пор немало критических стрел летит и в адрес принятого в декабре 2009 года Закона «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в РФ». Его ключевыми мерами стали: отмена бонусных платежей, фиксация предельных отсрочек платежа за поставленный товар, ограничение территориальной экспансии торговых сетей и введение государственного регулирования торговых цен на социально значимые товары, т.е. меры, которые весьма трудно отнести к рыночным.

Старший научный сотрудник Академии народного хозяйства Вадим Новиков считает, что на торговлю идет последовательное наступление: «Все начинается с бабушки у метро — она плоха тем, что ведет незаконный бизнес, точнее, бизнес, который был законным после принятия Указа Президента РФ от 29.01.92 «О свободе торговли», но впоследствии законодатель решил поставить его вне закона. Палатки тоже плохи. Начать с того, что они некрасивы. Рынки нежелательны: власти не любят антисанитарию и тех, кто не платит налогов. Плохи и торговые сети: в них дорого и с ними тяжело поставщикам. Складывается впечатление, что государство не любит торговлю как таковую. Последующее развитие событий во многом зависит от предпринимателей. Они могут и дальше выражать принципиальное согласие с существованием закона, пытаясь обернуть его в свою пользу или не желая испортить отношения с антимонопольными и налоговыми органами. Этот путь ведет к дальнейшему ужесточению закона: ведь если идея закона хороша, но не работает, значит, его недостаточно соблюдали, значит, нашли лазейки. Кроме того, ошибка представителей каждого из видов торгового бизнеса в том, что они поддерживают ограничения свободы для конкурентов, вместо того чтобы совместно добиваться большей свободы для всех, нового Указа «О свободе торговли».

Показательно, что в процессе разработки законопроекта «Об основах регулирования…» участвовали многие ведомства, среди которых Минэкономразвития, Минсельхоз, Минпромторг. Но в итоге карт-бланш получила Федеральная антимонопольная служба. После принятия закона ФАС превратилась в его главного интерпретатора и контролера.

Как отмечает первый проректор НИУ ВШЭ Вадим Радаев, с февраля 2010 года, когда закон вступил в силу, ФАС начала репетиционные проверки договоров поставки (без применения санкций), а с 1 августа проверки пошли всерьез. По данным опроса НИУ ВШЭ, к концу 2010 года четверть респондентов, включая ритейлеров и поставщиков, сообщила о проверках территориальных управлений ФАС в первые полгода после принятия Закона «О торговле», при этом 60% «проверенных» получили какие-то замечания. Так что издержки, вызванные дополнительным контролем со стороны государства, для компаний явно повысились, констатирует Радаев.

Сегодня возможности поддержания высоких темпов экономического роста за счет потребительского спроса в значительной степени исчерпаны. Как полагает Георгий Остапкович, ритейл за последние годы вошел в ранг лидирующего и наиболее перспективного сегмента рынка, и его стагнация в первом квартале текущего года вызывает «определенный психологический дискомфорт».

Чтобы оживить спрос, предпринимателям, как и прежде, придется изыскивать разнообразные маркетинговые и ценовые ходы. Надо отметить, что в течение последних лет розница демонстрирует завидную приспособляемость к меняющимся обстоятельствам, отвечая на временные трудности веером разнообразных товарных и, главное, качественных предложений. Это выражается и в перепрофилировании торговых площадей под «зеленые магазины», введении внутренних программ лояльностей, повышении уровня обслуживания потребителей и т.д. Очень важно: у предпринимателей пока не иссякает оптимизм и уверенность в дальнейших планах, что отмечают в том числе эксперты.

Однако для полноценного функционирования рынка одного энтузиазма его участников будет явно недостаточно. Меры административного регулирования отрасли растут, а пространство для выгодного и удобного инвестирования сужается. Возможно, всем основным игрокам на рынке ритейла стоит подумать о консолидации усилий для более активного продвижения общих профессиональных интересов. 

Для справки

Согласно опубликованному отчету аудиторско-консалтинговой компании PWC, Россия вышла на первое место в Европе по совокупной налоговой нагрузке на бизнес. По данным доклада «Paying Taxes 2013», средняя эффективная налоговая ставка для коммерческих структур в РФ составляет более 54,1%, что значительно превышает уровень налогового бремени в странах Европейского союза (42,6%) и в мировой экономике в целом (44,7%).