Хозяева Трехгорки

92Рубрика | Попал в историю

Текст | Анастасия Саломеева

На протяжении двух с лишним столетий купцы Прохоровы владели Трехгорной мануфактурой. Под их руководством когда-то скромная ситценабивная фабрика превратилась в одно из мощнейших текстильных предприятий страны, чья известность распространилась далеко за пределы Российской империи. Бизнес Прохоровых был не только коммерчески успешен, но и, как сказали бы сегодня, социально ориентированным.

История знаменитой московской купеческой династии началась с Василия Ивановича Прохорова, сына монастырского крестьянина Троице-Сергиевой лавры, перебравшегося после секуляризации церковных земель в 1764 году вместе с семьей в Первопрестольную. Свою бизнес-карьеру Василий начинал приказчиком у купца-старообрядца, занимавшегося пивоварением и торговлей пивом. Спустя годы, приобретя опыт и полезные знакомства в сплоченной среде купцов-старообрядцев, игравших видную роль в коммерческой жизни империи, Василий Иванович записался в 3-ю гильдию московского купечества и открыл собственное пивоваренное предприятие.

Женат основатель рода Прохоровых был дважды. Первая его супруга — некая Настасья Григорьевна, от которой у него было две дочери. После же ее смерти Василий Иванович, человек уже солидный, разменявший четвертый десяток лет, женился на юной купеческой дочери Екатерине Никифоровне Мокеевой. Несмотря на большую разницу в возрасте, этот союз был очень счастливым. В молодой жене Прохоров нашел верную и любящую спутницу жизни, подарившую ему и долгожданных наследников — четырех сыновей: Ивана, Тимофея, Константина и Якова, которым было суждено продолжить начатое отцом дело. Из четырех дочерей, родившихся в этом браке, лишь одной суждено было дожить до зрелого возраста.

Новое дело

И все бы было хорошо, но только очень не нравилось религиозному и щепетильному в вопросах нравственных Василию Ивановичу дело, которым он занимался. Что хорошего в производстве и торговле спиртным, от которого столько народных бед? Поменять сферу деятельности Прохорову помогло знакомство с молодым мастером красильного дела Федором Ивановичем Резановым, хорошо знавшим специфику работы ситценабивного производства, нового и редкого для тогдашней России, но не имевшим собственного капитала для открытия самостоятельного бизнеса. Так, в 1799 году Василий Прохоров и Федор Резанов стали компаньонами, основав в Москве, неподалеку от речки Пресня и Москвы-реки, на холмах, называвшихся в народе Три горы, небольшую ситценабивную мастерскую, позже получившую название Трехгорной мануфактуры. До нас дошли сведения, что партнеры договорились вместе работать пять лет, а прибыль делить следующим образом: девять частей пополам, а десятую — Резанову, как лицу, привнесшему в общее дело свой опыт, знания и организационные навыки.

Спустя несколько лет казавшееся рискованным когда-то дело было поставлено на ноги. Конкурентов у Прохорова было мало — к 1800 году во всей России насчитывалось всего восемь ситценабивных производств. Самую сложную проблему — кадровую — удалось решить с помощью опытного Резанова, взявшего на себя набор квалифицированных в сложном производстве рабочих и обучение новичков текстильному делу. И к 1800 году на фабрике работало уже около 100 человек. Качество пресненских ситцев покупателей удовлетворяло, они пользовались большим спросом, и это позволяло хозяевам фабрики год за годом увеличивать производство. Незадолго до начала Отечественной войны компаньоны купили ранее арендуемые ими в пресненских владениях князей Хованских земли и помещения, где размещалась фабрика.

К тому времени Прохоров-старший занимал видную позицию среди московского купечества. Знали его не только как удачливого коммерсанта, но и щедрого благотворителя. Купец открыл две богадельни на Пресне, приют для детей-сирот, на своей фабрике он завел постоянного фельдшера, а потом и врача, открыл амбулаторию.

Вторжение наполеоновских войск в Москву и пожар 1812 года не могли обойти стороной фабрику Прохорова и Резанова. Предприятию был нанесен урон, но все же существенно меньше, чем другим московским производствам. Возможно, не последнюю роль здесь сыграло и решение Василия Ивановича остаться вместе со старшим сыном Иваном в захваченном противником городе, чтобы попытаться спасти свои производственные и складские помещения.

Вскоре после окончания войны партнерство Прохорова и Резанова распалось. Василий Иванович стал единоличным хозяином Трехгорной мануфактуры, а Резанов, открывший к тому времени в этом же месте собственную бумагопрядильную фабрику, вышел из дела.

Между тем Прохоров старел и все чаще задумывался о том, кому передать собственное дело. Сын Иван большого интереса к делам фабрики не проявлял, но второй наследник — совсем юный Тимофей — позволял надеяться, что из него выйдет очень толковый хозяин. В 1815 году Василий Прохоров скончался, завещав, как позже вспоминал Тимофей, своим наследникам: «Любите благочестие и удаляйтесь от худых обществ, никого не оскорбляйте и не исчисляйте чужих пороков, а замечайте свои, живите не для богатства, а для Бога, не в пышности, а в смирении; всех и, кольми паче, брат брата любите». На семейном совете было решено передать фабрику тому, на кого и рассчитывал Прохоров-старший, Тимофею. А ему к тому времени минуло всего 17 лет.

Умный наследник

Как показало время, в своем выборе Василий Иванович не ошибся. Тимофей вырос на отцовской фабрике, где с 11 лет изучал красильное дело, более того, он показал себя и как хороший торговец, успешно выполнив миссию отца в тревожном 1812 году, когда тот послал его перед входом в город наполеоновских войск продавать остатки товара в провинцию.

Несмотря на свою молодость, Тимофей почти сразу показал себя очень хорошим менеджером. Поставив целью вывести Трехгорную мануфактуру в лидеры текстильной промышленности страны, юноша рьяно взялся за дело. Он занялся совершенствованием технологической части, заимствуя зарубежный опыт и оснащая фабрику новым оборудованием, увеличивал объемы производства и не забывал о совершенствовании системы реализации продукции. При мануфактуре были созданы прядильное и ткацкое производства, осваивались новые красильные технологии. В 1828 году Прохоровы открыли два первых магазина для торговли своей продукцией. Вскоре такие предприятия работали во многих городах страны.

Одной из первых забот молодого хозяина были социальные преобразования на предприятии. Памятуя о простой истине, что никакие современные технологии никогда не принесут пользы, если не будет квалифицированных людей, способных их применять в деле, Тимофей занялся систематической подготовкой квалифицированных национальных кадров для своей фабрики.

Тимофей Прохоров, человек скромный, сдержанный, длинным рассуждениям всегда предпочитавший дело, задолго до передовых общественных деятелей конца своего века задумался о необходимости просвещения рабочего люда. Отец Василий Иванович был человеком грамотным и постарался дать своим наследникам хоть и не систематическое, но хорошее образование. Попав на фабрику, Тимофей, большой любитель книг и чтения, ужаснулся невежеству своих рабочих и по собственному почину начал их самолично учить чтению и письму. Но, как часто бывает с благими начинаниями, большинство подчиненных восприняли эту инициативу молодого хозяина в штыки. И тогда Тимофей сделал шаг конем, решив, что учить рабочих надо смолоду. В 1816 году он открыл при своей мануфактуре небольшую ремесленную школу. По сути, это было первое в России профессиональное учебное заведение для фабричных. Первыми учениками школы стали 30 мальчиков, дети московской бедноты. По условиям контракта несколько лет они должны были работать и учиться на фабрике — днем постигать мастерство той или иной профессии в цехах и отрабатывать практические навыки, а вечером учиться с приглашенными учителями — читать, писать, считать, чертить, рисовать. Большое внимание уделялось в школе и изучению Закона Божия. Как правило, по окончании контракта подросшие ученики оставались работать на Трехгорной мануфактуре, ведь здесь их ждали неплохая зарплата и карьерный рост. Более того, высокий заработок и хорошая квалификация позволяли некоторым прохоровским рабочим, уходя с фабрики, самим становиться предпринимателями. Позже при мануфактуре возникла и школа обучения ремеслу для девочек.

А чтобы взрослые мастера и рабочие не были для молодого поколения плохим примером, Тимофей ввел на своем предприятии жесткую дисциплину, строго-настрого запретив ссоры, пьянство и сквернословие. К себе Тимофей Васильевич был столь же строг. Как признавался он позже в своей автобиографии, став совсем юным хозяином предприятия и почувствовав вкус первых побед, он, как говорится, занесся — сделался надменен, груб с домашними и, что было хуже всего, пристрастился к спиртному. Долго куролесить юноше все же не пришлось, одуматься ему помог случившийся в январе 1817 года публичный скандал, к которому привели Тимофея его чудачества. Испив дополна чашу позора, Тимофей сделал правильные выводы и стал очень благонравным человеком.
Большое внимание Тимофей Прохоров уделял улучшениям труда и быта рабочих. На Трехгорной мануфактуре был установлен самый короткий тогда в Российской империи рабочий день, 10-часовой, официально запрещена работа в выходные и праздники, появились рабочий городок, больница, родильный дом, богадельня, аптека, детский сад, библиотека и даже самый первый в России рабочий театр.

Братство

К началу 1830-х активными помощниками Тимофея на мануфактуре стали его младшие братья Яков и Константин, также к делу присоединился старший брат Иван. Сам же Тимофей Васильевич сосредоточился на стратегическом управлении бизнесом, а потом и общественной работе. Сначала он отправился за границу — изучать работу текстильной промышленности Германии и Франции, а также зарубежный опыт организации народного образования, развитие которого он хотел стимулировать на своей родине. Увы, этой идее не суждено было сбыться. Когда Прохоров, вернувшись на родину, вместе с братом Константином предложил властям и московскому купечеству проект создания технологического училища в Первопрестольной, его не поддержали. И тогда Прохоров пошел «ва-банк», передав Трехгорную мануфактуру братьям, а свою долю выделив в другие предприятия (увы, успеха они не имели, в начале 1850-х были закрыты). Тимофей Васильевич в 1833 году основал фабрику-школу в бывшем особняке Строгановых на Швивой горке в Москве. Фабрика-школа была организована по принципу интерната, и так же, как и в ремесленной школе, ученики нового заведения (первый набор — 50 мальчиков) совмещали физический труд с учением — чтению, письму, арифметике, Закону Божию, рисованию, черчению и профессиональному мастерству. Воспитывали здесь будущих ткачей, сапожников, портных, резчиков по дереву и металлу, набойщиков, столяров, плотников и слесарей.

И другие общественно значимые начинания Тимофея Васильевича реализовались. Как член московского отделения Мануфактурного совета — совещательного органа при Департаменте мануфактур и внутренней торговли Министерства финансов, Прохоров стал инициатором положения «О мерах к постоянному улучшению состояния рабочих на фабриках», которое было принято. Также Тимофей Васильевич отличился многими другими благотворительными инициативами и стал автором нескольких религиозно-философских трудов.

Старания Прохорова и его семьи на благо общества были оценены и власть имущими. Посетивший в 1835 году Выставку мануфактурных изделий в Москве император Николай I отметил их особой благодарностью за учреждение школы и «за попечение о благосостоянии и нравственности рабочих». Спустя несколько лет Прохоровым было присвоено потомственное почетное гражданство. В мае 1849 года Тимофей Васильевич Прохоров был пожалован орденом Святой Анны III степени. Тимофей Васильевич Прохоров скончался в 1854 году, но память о нем продолжала жить долго среди благодарных потомков.

Что же до Трехгорной мануфактуры, то она под руководством трех братьев Тимофея Васильевича продолжила свое развитие и стала крупнейшей в Москве. При этом братья, каждый большой дока в своей области, очень удачно распределили обязанности: Иван Васильевич ведал ткацким производством, Константин Васильевич — красильным делом, а Яков Васильевич — торговлей. В 1830-х фабрика, выпускавшая тогда ситцевые ткани, платки, покрывала, расширила свои владения, присоединив себе и земельные участки, принадлежавшие мануфактуре Резанова. В 1840–1841 годах здесь прошла модернизация, в результате появились новые корпуса, а на производстве были установлены паровые машины. Так как в качестве топлива на фабрике использовался торф, Прохоровы стали еще и торфоразработчиками, начав собственную разработку Бутырского торфяного болота.

В мае 1843 года компания была преобразована в Торговый дом «Братья И., К. и Я. Прохоровы». А в 1848 году отчасти из-за неблагоприятных экономических условий для этого дела, а отчасти из-за внезапной смерти от холеры Ивана Васильевича Трехгорная мануфактура сократила ткацкое производство, сосредоточившись на ситценабивном. Продукция компании по-прежнему пользовалась спросом у покупателей, братья с успехом торговали по всей России и неоднократно брали первые призы на промышленных выставках.

В 1857 году предприятие было преобразовано во второй раз — в фирму «Братья К. и Я. Прохоровы». В это время в деле активно участвовал еще один член семьи — сын Якова Васильевича Иван, после смерти своего отца, случившейся в 1858 году, ставший фактически хозяином предприятия (его дядя Константин Васильевич от дел отошел).

Родственные узы

Третий представитель династии Про­хо­ровых также показал себя рачительным хозяином. Он занялся расширением производства и административно-хозяйственной реформой на предприятии. Так уж случилось, что при Иване Яковлевиче на долю Трехгорной мануфактуры выпало немало испытаний, связанных с общим тяжелым положением российской экономики и общим кризисом в мировой текстильной промышленности. Но к началу 1870-х знаменитое московское предприятие воспряло и снова стало набирать обороты, расширяя модернизируемое производство и увеличивая сбыт продукции. В 1874 году произошла новая реорганизация семейного дела. Теперь оно оформилось в Товарищество Прохоровской Трехгорной мануфактуры, директором-распорядителем которого стал Иван Яковлевич Прохоров.

Спустя три года Трехгорку ждало новое потрясение. Пожар, случившийся декабрьской ночью 1877 года, уничтожил множество фабричных корпусов, оборудование и товары. Свою продукцию Прохоровы продолжили выпускать на купленной текстильной фабрике в Серпухове и в уцелевших цехах московского предприятия. В 1881 году фабрика Прохоровых на Трех горках была отстроена заново и в ноябре начала работу. В 1895 году, уже при новых владельцах — сыновьях Ивана Яковлевича Сергее и Николае, на Трехгорке была открыта еще и бумагопрядильная фабрика, также прошла новая модернизация производства. Через пять лет на Всемирной парижской выставке предприятие Прохоровых получило одну из высших в то время бизнес-наград — Золотую медаль за заботу о быте и благосостоянии рабочих, а ее директор-распорядитель Николай Иванович Прохоров был награжден орденом Почетного легиона. В 1912 году род купцов Прохоровых был возведен во дворянство.

Последним владельцем прославленного предприятия стал Иван Николаевич Прохоров, руководивший Трехгоркой до ее национализации.