Энергия торможения

20Рубрика | Сюжет месяца / Деловой климат

Текст | Иван ОСЯНИН, к.э.н.

Состояние электроэнергетики создает факторы торможения российской экономики.

В конце марта президент Владимир Путин на совещании в Ново-Огарево поручил правительству в кратчайшие сроки утвердить стратегию развития электросетевого комплекса РФ и начать практические шаги по ее воплощению в жизнь. Уже в начале апреля документ был подписан премьером Дмитрием Медведевым, который выразил надежду на то, что в результате реализации стратегии будет замедлен рост тарифов при одновременном повышении качества энергоснабжения.

Расти некуда

21Стоит отметить, что болевые точки современного электросетевого комплекса РФ, такие как наличие высочайших тарифов на электроэнергию при одновременном катастрофическом недоинвестировании в модернизацию сетей, нашли достаточно четкое отражение в документе. В общих положениях стратегии открытым текстом сказано: «тариф на электрическую энергию в России практически исчерпал потенциал роста», что звучит странно на фоне традиционных заявлений о низкой стоимости электричества по сравнению с большинством стран. Стоимость электроэнергии в РФ можно считать относительно низкой по сравнению с ЕС, однако темпы роста тарифов за последние годы внушают опасения (см. рис. 1. Цены на электроэнергию в абсолютном выражении).

Другим нюансом является то, что сопоставление данных по Европе и России «в лоб» не является корректным без учета паритета покупательской способности населения. На рис. 2. Сравнение стран по количеству энергии, которое можно приобрести на среднемесячный доход одного жителя видно, сколько киловатт-часов можно приобрести на среднемесячный доход жителя той или иной страны.

211Как видим, сравнительная ситуация с тарифами, исходя из покупательной способности населения, не выглядит критической, но большого потенциала для увеличения тарифов действительно нет. Более печальна ситуация с ценами на электроэнергию для промышленных предприятий, где они находятся на уровне США, а дисконт по отношению к среднеевропейским составляет всего 10–20%. Стоимость присоединения к сетям в России уже является самой высокой в Европе.

Помимо оплаты присоединения зачастую предприятиям приходится самим инвестировать в отрасль. Так, Андрей Бережной, генеральный директор компании Ralf Ringer, в одном из интервью бил тревогу: «Купив фабрику в Зарайске, мы там построили котельную, поменяли трансформатор. Во Владимире мы переложили полтора километра кабеля. В Москве сейчас будем реконструировать трансформаторную подстанцию. Мы это не можем отложить. Но как по издержкам? Как обувная фабрика может нести затраты, включающие в себя недоинвестирование энергетической отрасли в течение двадцати лет?» Эти факторы больно бьют по российской промышленности, которая теряет конкурентоспособность за счет низких базовых издержек.

Официально признано, все в той же стратегии, что износ распределительных электрических сетей достиг 70% — в других крупных странах этот показатель находится на уровне в 2–2,5 раза ниже. Иными словами, России сейчас необходимо инвестировать в сети в несколько раз больше, чем другим странам. Это в условиях 80-процентного роста тарифов за последние пять лет и отсутствия дальнейшей возможности значимо их увеличивать.

Механизма решения этой проблемы в стратегии не предложено: в планах разработка регламентов, создание комиссий, оптимизация за счет концентрации усилий на наиболее проблемных участках (хотя при среднем износе 70% почти любой участок потенциально аварийный). Если стратегия декларирует неизменность тарифов, но не дает иного способа привлечения средств на необходимую модернизацию, кроме оптимизации расходов, значит, тарифы продолжат расти, вопрос только в том, какими темпами.

Сети объединяются

Основной содержательной идеей, заложенной в стратегию, является консолидация энергосетевого комплекса путем объединения ФСК и МРСК в единую корпорацию «ОАО «Российские сети». Делается это, чтобы решить проблему перекрестного субсидирования, то есть искусственного поддержания ценового перекоса: в России электроэнергия для промышленных предприятий стоит дороже, чем для населения.

В настоящее время магистральные сети находятся в ведении ФСК, распределительные — МРСК. При этом крупные промышленные потребители энергии, которые, по логике, должны обслуживаться ФСК, на самом деле подключены к МРСК, которая небольшой участок сетей (так называемая последняя миля) арендует у ФСК. То есть предприятие платит МРСК, часть этих денег МРСК передает ФСК по договору аренды «последней мили», а часть оставляет себе, получая возможность сдерживать тарифы для населения, подключенного к распределительным линиям.

Доля такого субсидирования — около 30% от всех энергозатрат предприятий, что представляет в абсолютном выражении порядка 323,9 млрд рублей. Из-за таких объемов уже начались потери доходов МРСК, поскольку крупные потребители стали добиваться через суд подключения напрямую к ФСК, минуя «последнюю милю», либо строить свои собственные мощности, обходя центральную распределительную систему.

С 1 января 2014 года будет прекращен механизм «последней мили». Это освободит крупных потребителей от перекрестного субсидирования, но приведет к выпадающим доходам сетевых организаций, а включение их в тариф оставшимся промышленным потребителям вызовет существенный рост регионального тарифа от 50 до 100%, что станет уже непосильно для населения. Поэтому перекрестное субсидирование будет какое-то время существовать в виде разных тарифов для разных потребителей, но поэтапно до 2022 года уровень цен должен выравниваться. Для того чтобы малообеспеченные группы населения не пострадали, вводится социальная норма электропотребления с минимальными тарифами, при превышении которой электричество будет тарифицироваться по более высоким ценам.

У многих экспертов вызывает сомнения необходимость создания ОАО «Российские сети» конкретно для решения проблемы перекрестного субсидирования. Возможно, оно необходимо для каких-то других целей, но даже на уровне бытовой логики понятно, что конечный тариф на электроэнергию мало зависит от того, в чьей именно собственности находятся сети — ФСК и МРСК, или в структуре, полученной путем их объединения, учитывая, что обе структуры — в ведении государства. Постепенный уход от перекрестного субсидирования, даже с учетом социальной нормы энергопотребления и постепенного выравнивания тарифов, в рамках ликвидации «последней мили» — все эти меры можно реализовать, не плодя новых сущностей. В этом смысле неясен энтузиазм, с которым говорится о создании ОАО «Российские сети».

«Котлы» поглощения

Есть в документе спорные моменты, и касающиеся стимуляции поглощения ТСО (независимых территориальных сетевых организаций) путем их исключения из «котлового» метода тарифообразования. «Котел» был придуман в 2008–2009 годах. Суть его состоит в том, что все сетевые компании (независимые либо государственные), участвующие в передаче электроэнергии, получают свою долю дохода, а сам тариф для потребителя остается неизменным.

Исключение независимых сетей из этой схемы означает, что потребители, пользующиеся их услугами, будут платить по более высоким тарифам либо же независимые сети станут крайне убыточными. В первом случае потребители будут переключаться на сети МРСК, во втором — независимые сети быстро обанкротятся. То есть в любом случае ТСО ждет поглощение.

Действительно, независимые сети часто оказывают некачественные услуги, но почему вместо повышения технических требований к ним их попросту уничтожают, и как на этом фоне в той же самой стратегии говорится о привлечении в отрасль инвесторов, не поддается никакой логике.

…Стратегия производит впечатление хорошего аналитического документа, и, если она будет последовательно воплощена в жизнь при качественной выработке решений огромного числа прикладных задач, указанных в ней, это произведет оздоровляющий эффект и на отрасль, и на экономику в целом. Жаль того, что в стратегии мало места отводится для раскрытия потенциала компаний на местах, но это больше вопрос общей экономической политики государства.