Вагоны против локомотива

24Рубрика | Сюжет месяца / Вокруг России

Текст | Тимур ХУРСАНДОВ

Главный двигатель экономики Евросоюза — Германия — сегодня находится под огнем критики со стороны коллег по ЕС.

На фоне остальных стран Евросоюза Германия кажется островком стабильности посреди почти повальной рецессии. Это особое положение дается Берлину нелегко, да к тому же приходится чуть ли не в одиночку удерживать еврозону от развала или как минимум от сползания в более глубокий кризис, что требует огромных ресурсов, как финансовых, так и политических.

Их применение не проходит даром. Германия, еще совсем недавно считавшаяся образцом для подражания, европейским локомотивом во всех сферах, сегодня во многих странах ЕС воспринимается с плохо скрываемым раздражением — мол, опять эти немцы учат всех, как жить.

50 лет на подготовку к кризису

Недоброжелатели Берлина заявляют, что ему легко раздавать советы, ведь по сравнению с остальными немцев кризис, можно сказать, обошел стороной. При этом зачастую это «везение» пытаются объяснить очень просто — экономика страны большая, ей было легче выстоять в неспокойные времена.

Однако не стоит забывать, что к нынешнему кризису ФРГ готовилась чуть ли не полвека. Именно столько власти страны выстраивали систему экономики, которая в начале 2000-х показала свою высокую эффективность. А рецепты нехитры: солидные накопления граждан, низкие уровни кредитования и вовлеченности населения в деятельность на финансовых рынках, практически полная производственная линейка, по большей части ориентированная на экспорт, упор на продукцию с высокой добавленной стоимостью. Плюс меры по сохранению рабочих мест, в том числе и путем сокращения заработной платы, создание страховых структур для банков.

Именно эту программу с небольшими вариациями Германия и пытается продвигать в масштабах всей еврозоны, но популярностью ее усилия пока не пользуются, во всяком случае, у населения стран-должников. Простые греки, испанцы, португальцы и другие киприоты постоянно слышат, что Берлин требует того-то, потом этого, затем еще более жестких мер экономии. При этом четкого понимания, зачем все это нужно, у людей, естественно, нет. И постепенно нарастает глухое недовольство: почему это сытые немцы заставляют нас затягивать пояса, терпеть непонятно во имя чего?

Раздражение вызывает и упорное нежелание ФРГ пойти на выпуск единых для всего ЕС облигаций, так называемых евробондов, которые теоретически могли бы притормозить экономический спад. В результате мы имеем сильные антигерманские настроения во многих кризисных странах Европы — если не ненависть, то как минимум страх. Национальным правительствам это, похоже, даже на руку — намного легче переложить ответственность за принятие жестких мер на плохую тетю из Берлина, чем браться за неблагодарное дело убеждать своих людей в необходимости экономить, отказываться от привычного образа жизни.

А союзников у Германии, которые могли бы ее поддержать, и не осталось. Раньше веса всем решениям прибавлял двойной франко-германский авторитет, но после избрания президентом Франции Франсуа Олланда этот прочный тандем Парижа и Берлина развалился. В общеевропейских структурах позиции Германии тоже скоро могут ослабнуть — президент ЕС Херман ван Ромпёй и верховный представитель по внешней политике и политике безопасности Кэтрин Эштон, более или менее разделявшие взгляды ФРГ на кризис, отказались работать следующий срок.

Три плохих сценария

Разногласия внутри ЕС снова дали повод евроскептикам утверждать, что под вопросом само существование Евросоюза. Это, конечно, вряд ли, но эксперты сейчас всерьез рассматривают три не самых оптимистичных сценария.

По первому из них еврозону все-таки ждет крах, хотя, возможно, и при сохранении самого ЕС. Второй предусматривает продолжение нынешних событий, то есть затяжной кризис с очень долгим и непростым восстановлением. И, наконец, третий сценарий предлагает разделение ЕС на «передовиков» и «отстающих», при этом у каждого из этих ядер интеграции должна быть своя валюта.

Масла в огонь подлил знаменитый американский инвестор Джордж Сорос, который высказал мнение о том, что Германии необходимо отказаться от евро. В этом случае, по его словам, единая европейская валюта резко обесценится, повысив конкурентоспособность стран, которые останутся в еврозоне. Сорос утверждает, что выгадает и Германия, чей экспорт в страны бывших коллег по валютному союзу, предположительно, должен вырасти. «Без Германии в еврозоне проблем станет меньше», — уверен инвестор.

Есть ли альтернатива Меркель?

Шатания внутри Евросоюза, скорее всего, окажут значительное влияние и на ход и результаты предстоящих осенью этого года выборов в германский парламент. Если не случится ничего экстраординарного, победит Христианско-демократический союз во главе с Ангелой Меркель, это сомнений ни у кого не вызывает. Канцлер — самый популярный политик страны, именно с ее именем ассоциируется относительно безболезненное прохождение через кризис. За ХДС, по данным опросов, готова проголосовать почти половина немцев (более 40%), но победа партии может оказаться пирровой.

Во-первых, христианские демократы, к сожалению для себя, сформировать правительство в одиночку, скорее всего, не смогут, а партнеры по коалиции, даже такие проверенные, как Свободная демократическая партия, — это всегда лишние проблемы. Не добавляют избирателям оптимизма и слухи о том, что в случае победы Меркель намерена досрочно уйти с поста канцлера и оставить его некоему преемнику.

Подобная схема не так давно уже была апробирована в Великобритании, когда популярный Тони Блэр в силу внутрипартийных договоренностей был вынужден передать премьерские полномочия «серому» Гордону Брауну, и, по сути, ничем хорошим для правящих тогда британских лейбористов не закончилась. И сама Меркель, и представители ХДС наотрез открещиваются от существования таких планов, но осадок, как говорится, остался.

Появились на германской политической сцене и новые игроки. Нынешние финансовые проблемы ЕС резко укрепили позиции евроскептиков, которым слова Сороса как бальзам на рану. Они даже сформировали свою партию — «Альтернатива для Германии».

Главная идея этой новой политической силы — отказ ФРГ от евро и возвращение к немецкой марке, ну или как минимум уже вариант создания двух евровалют — для сильных и для слабых стран. Оказалось, таким лозунгам симпатизирует довольно много немцев — по некоторым опросам, «альтернативщиков» в той или иной мере были бы готовы поддержать почти 24% населения.

Говорить о том, что противники евро могут напрямую потягаться на выборах с Меркель, конечно, не приходится. Другое дело, что разрыв между правящей коалицией и ведущим оппозиционным блоком Социал-демократической партии Германии и «зеленых» не так уж значителен. И если «Альтернатива для Германии» отберет у ХДС хотя бы несколько процентов голосов, это может оказаться для Меркель крайне болезненным ударом. Первые тревожные звонки уже прозвучали: достаточно ощутимая часть членов новой партии — это бывшие сторонники ХДС.

Некоторым утешением для христианских демократов может послужить то, что не меньше в «Альтернативу для Германии» перебегают и от «зеленых», и от СДПГ, но ясно: спокойной прогулкой предстоящие выборы в бундестаг не будут ни для кого.