Удар по главному бизнесу

kabanovРубрика | Взгляд на общество

Текст | Кирилл КАБАНОВ

Власть впервые предпринимает реальные шаги по борьбе с коррупцией.

По мнению экспертов, сегодня коррупция в России — один из самых доходных и высокоорганизованных бизнесов с оборотом порядка $300 млрд в год (только в системе государственных закупок ежегодно теряется 1 трлн рублей). По данным Банка России, в прошлом году $35 млрд долларов были выведены в рамках так называемых сомнительных финансовых операций.

И вот теперь российская власть — фактически впервые за весь постсоветский период — сделала попытку серьезного, фундаментального поворота в сторону системной и всесторонней борьбы с коррупцией.

Среди ряда антикоррупционных инициатив, громко озвученных в последнее время, выделяются меры, призванные усилить контроль за иностранным имуществом и доходами чиновников. Тем самым власть дает политический сигнал бюрократическим элитам как федерального, так и регионального уровня, ставит их перед выбором: либо заниматься обеспечением своего благосостояния, либо выполнять государственные функции.

Своей готовностью держать расходы и доходы чиновников на персональном контроле Владимир Путин продемонстрировал перемещение вопроса борьбы с коррупцией на высшую ступень иерархии государственных интересов. Это делает перспективы всей кампании по меньшей мере обнадеживающими.

Что не менее важно, обозначены правила декларирования, механизма контроля за ним и принцип выборочной проверки практически любой декларации. И еще одно важное заявление касается готовности государства брать под государственную защиту свидетелей по коррупционным делам.

О том, как доходчиво власть объяснила эти новые правила игры, а чиновники их поняли, будет ясно по тому, насколько долго будут происходить скандалы с незадекларированным имуществом после 1 ­июля с.г. — именно к этой дате чиновники должны отчитаться за 2012 год по новым правилам. То есть с учетом информации не только о доходах, но и о расходах. Однако пока неясны реальные правовые механизмы реализации задуманного.

В то же время необходимо вернуться к обсуждению ужесточения уголовного наказания за коррупционные преступления, приравняв их по степени ответственности к «измене Родине». Как показывает практика, увольнение «в связи с утратой доверия» — не та мера, способная остановить недобросовестных чиновников, большинство из которых, «утратив доверие», спокойно уезжают за рубеж с незаконно нажитыми деньгами и имуществом, будучи уверенными в своей безнаказанности.

Безусловно, формирующиеся довольно жесткие условия работы чиновника покажутся комфортными далеко не всем. Однако бояться определенного оттока кадров с государственной службы не стоит — уйдут те, чья профессиональная мотивация вызывает вопросы, а польза для государства и населения весьма сомнительна, учитывая, что бюрократический аппарат из-за количества избыточных функций «раздут».

В этом смысле продление декларационной кампании до июля с.г. дает возможность окончательно определиться всем, кто этого еще не сделал. В случае успеха на замену выбывшим должны прийти люди совершенно другого склада: мотивированные на профессиональный рост, работу в государственных интересах.

Кабанов Кирилл, председатель Национального антикоррупционного комитета России.

В 1989 году окончил Вильнюсское высшее командное училище радиоэлектроники ПВО, в 1995 году — Институт ФСБ в Санкт–Петербурге. С 1989 года — офицер Московского округа ПВО, с 1990 года — сотрудник Общего отдела ЦК КПСС. В 1991–1994 годах работал в коммерческом секторе. В 1994–1998 годах — офицер УФСБ РФ по г. Москве и МО: служба в подразделениях по борьбе с контрабандой и коррупцией.

В 1998–1999 годах работал консультантом ЧОП «КРОК секьюрити». В 1999–2000 годах — исполнительным директором НО «Фонд содействия решению проблем местного самоуправления и безопасности общества».

В 2000–2003 годах — заместитель руководителя АНО «Антикоррупционный центр» по обеспечению деятельности Национального антикоррупционного комитета. В 2002–2003 годах — заместитель председателя координационной антинаркотической комиссии Центрального федерального округа (на общественных началах).

В 2003–2005 годах исполнял обязанности председателя Национального антикоррупционного комитета. С 2004 года по настоящее время является заместителем председателя общественного движения «Общественный союз «Антикоррупция» (ОСА), председателем Комиссии общественного контроля при ОСА.

С 2005 года — член президиума АНО «Центр антикоррупционных исследований» Transparency International-R, председатель Национального антикоррупционного комитета.

С 2008 года — член Совета при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека.