Татьяна ДАВИДЕНКО: каждый на своем месте должен участвовать в возрождении России

davidenkoРубрика | Спецпроект: Торговый бизнес

Текст | Дмитрий ДИКОВ, Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ

Фото | Александр Данилюшин

Развитие малого торгового бизнеса упирается сегодня в целый ряд проблем: неподъемные кредитные ставки, конкуренцию со стороны крупных предприятий, низкую рентабельность и рост налогового бремени.

Чтобы эти проблемы были решены, нужно создать системы поддержки малого бизнеса не на словах, а на деле, и часть налогового регулирования должна переместиться из федерального центра на региональный уровень, считает Татьяна Давиденко, генеральный директор ООО «Виктория» (пос. Майский Белгородского района Белгородской области).

— Татьяна Владимировна, в каких условиях приходится работать малому и среднему торговому бизнесу?

— Их трудно назвать комфортными. Сегодня много говорится, что увеличение тарифов страховых взносов для индивидуальных предпринимателей в два раза поставило их на грань существования — в решение проблемы включились лично президент России Владимир Владимирович Путин, Общероссийский народный фронт.

Это действительно серьезная проблема — и экономическая, и социальная. Часть ИП дерегистрируется, часть уходит в тень, переставая оформлять договорные отношения с сотрудниками и партнерами. Закрываются небольшие торговые точки, что не в интересах потребителей.

Но положение чуть более крупного бизнеса — такого как наш, зарегистрированного, как правило, в форме ООО, немногим лучше. Страховые взносы больно бьют по нам. В 2013 году они составляют 36% от фонда оплаты труда (ФОТ). Для малого бизнеса, который платит высокие зарплаты — как мы, причем платит по-белому, а не как другие, очень тяжело.

Кроме того, налоговые органы, как я слышала, высказывают пожелание, чтобы минимальные зарплаты составляли не менее 12 тысяч рублей, то есть более чем в два раза выше МРОТ! А это серьезно увеличит и фонд оплаты труда, и, следовательно, страховые взносы, которые платит наше предприятие.

— И приведет к тому, что вам будет трудно нанимать совместителей?

— Да, взять сотрудника на полставки нам уже будет трудно. Например, у меня есть два сотрудника, работающие по совместительству: охранник и слесарь. На них это требование не распространяется — им я плачу 6 тысяч рублей. Для меня есть два варианта: либо брать на полную ставку, либо нанимать людей по договорам подряда. Но я хочу, чтобы люди были не «приходящими», а работали со мной долгое время.
Кроме того, из-за этого снизятся наши возможности материального стимулирования.

Сегодня система оплаты труда у меня такая: оклад 6–8 тысяч, то есть чуть больше МРОТ, однако при отсутствии нареканий продавцы получают 12–18 тысяч: оклад, процент от увеличения выручки и ежемесячную премию. Сегодня, как правило, их заработок состоит из двух компонентов: зарплаты и премии — выручка падает. Теперь же получится, что 12 тысяч — это только оклад… И у меня будет меньше возможностей, для того чтобы осуществлять стимулирование продавцов. А это для нас главная категория специалистов — подобрать хорошего продавца сегодня очень трудно…

Как вы знаете, помимо реформы страховых взносов проводится реформа налога на вмененный доход (ЕНВД) — предлагается альтернатива ему: патентная система налогообложения.

ЕНВД для нас приемлемый налог, понятный — он платится от занимаемой предприятием площади. С патентами все менее прозрачно… И я как бухгалтер по профессии утверждаю, что уровень налогового бремени при переходе с ЕНВД на патентную систему существенно вырастет.

Пока переход на патентную систему добровольный, но вы ведь знаете, что у нас зачастую добровольный порядок заменяется добровольно-принудительным…

Постоянные корректировки налогового режима — это очень плохо для бизнеса. Нам трудно планировать свое будущее. Мы вынуждены для этого не только прогнозировать ситуацию на рынке, но и пытаться предсказать почти непредсказуемое — какие решения примет государство в налоговой сфере.

Большая статья затрат для малых предприятий — коммунальные услуги: вода, вывоз мусора, электроэнергия. А ведь торговля продовольственными товарами предполагает наличие большого количества энергоемкого холодильного оборудования. При этом у меня отдельные холодильники на мясную продукцию, молочную и рыбу, как это и требует Роспотребнадзор. В результате я с одного магазина плачу за электричество порядка 50 тысяч рублей и со второго — около 20 тысяч.

Все эти сложности не компенсируются доходами от торговой деятельности. Прибыль в нашем секторе — торговле продовольственными товарами — достается тяжким трудом. Рентабельность по отдельным видам продукции довольно низкая.

Приведу пример: если на 30 тысяч рублей закуплено сигаретной продукции, прибыль составит только 36 рублей! Не скрою, прибыльна продажа водки: прибыль от водки — порядка 22%, но это, пожалуй, единственный продукт с таким уровнем прибыли. Ни по хлебу, ни по рыбе, ни по мясной и молочной продукции подобный процент недоступен.

— Но зато на алкогольном рынке жесткое регулирование…

— На мой взгляд, требования к торговым предприятиям чрезмерные. Лицензии для торговли алкоголем долго и трудно оформлять, много справок требуется. К тому же подача заявления на каждые следующие полгода осуществляется за месяц — когда еще не сдана налоговая отчетность за предыдущий квартал. Приходится договариваться, искать взаимопонимания с контролирующими органами.

Но главная проблема, связанная с регулированием продажи алкоголя, — запрет на продажу алкоголя в вечернее и ночное время, из-за которого резко упала выручка. Особенно по пиву…

Торговое наложение по всему ассортименту продаваемой продукции у нас 18%. Это средний процент наценки: от самого большего на водку и пиво — 22–25% до среднего на хлеб — 15% и почти нулевого на табачную продукцию — 2 коп. с пачки.

— Как же развиваться малому торговому предприятию?

— Кредиты — единственное спасение. Именно на банковский кредит открывали второй магазин — в поселке Головино. Помещение под него приобретено в собственность, мы сделали очень хороший ремонт, закупили лучшее торговое оборудование: холодильники, стеллажи, современную кассовую технику, кстати. Во все три торговые точки.

У нас во всех торговых залах установлены видеокамеры, на предприятии современная бухгалтерская система 1С «восьмерка» с регулярным обновлением. Это все необходимо для работы в нынешних условиях, для того чтобы быть конкурентоспособными…

— Однако кредиты очень дороги…

— Не то слово — 23% годовых минимум: в Сбербанке, ВТБ или Руснарбанке, активно работающем в нашем регионе. В других банках ставки еще выше.

Причины столь высоких ставок непонятны — мы ведь берем кредиты не под оборотный капитал, который еще нужно заработать, а под основные средства — недвижимость, оборудование… Это хорошее, надежное обеспечение, и, какие риски банкиры пытаются компенсировать подобными ставками, мне непонятно.

Очень довольны сотрудничеством со Сбербанком: там квалифицированный персонал, знающий малый бизнес. Но это исключение из правила — большинство банков не берутся кредитовать малый бизнес. Компании вынуждены занимать деньги друг у друга, но это, как правило, небольшие суммы.

На мой взгляд, в масштабах страны необходима программа предоставления кредитов малому бизнесу по льготным ставкам. Потому что с нынешними ставками постоянно приходится работать на грани выживания.

— Тем не менее ваш бизнес, несмотря ни на что, развивается…

— Знаете, я начала заниматься предпринимательством в 2010 году — ушла в бизнес с должности главного бухгалтера одного из белгородских предприятий. В мае 2010-го открыла в поселке Майском первый магазин. В первый же год наш товарооборот составил порядка 5,6 млн рублей. Примерно через полтора года он вышел на прибыль.
В октябре 2011 года я открыла второй, больший, магазин в поселке Головино. Он еще не вышел на прибыль, но близок к этому. А в конце 2012 года открыла трактир «Жили-были» — он работает немногим больше четырех месяцев, сейчас неприбылен.

На сегодняшний день оборот по двум магазинам и трактиру составляет 24 млн рублей — это довольно серьезно для небольшого торгового предприятия. А прибыль после уплаты налогов пока только 600 тысяч — мы ее тут же бросаем в оборот.

— Насколько конкурентный у вас рынок продовольственной торговли?

— Особо жесткой конкуренции я не чувствую. Барьеры для вхождения в торговый бизнес высокие, и в нашей сфере игроки в основном выбывают, чем добавляются.

В Головино, например, на 1200 жителей было три магазина. Один из магазинов — Белгородского райпо, который мы купили, был до такой степени «убит», что в него пришлось вложить значительные средства, чтобы привести в порядок. Еще один магазин в поселке закрылся. И остались наш магазин и еще один магазин конкурирующей фирмы.

В Майском на девять тысяч жителей три магазина шаговой доступности. С двумя другими магазинами шаговой доступности мы работаем в полном взаимопонимании. Во-первых, по персоналу — советуемся, когда кто-то к кому-то переходит. Во-вторых, по закупкам — планируем проводить совместные закупки. Сейчас открылся сетевой магазин «Линия» — с ним тоже стараемся выстроить отношения…

Увы, чтобы выживать, некоторые торговые предприятия работают с контрабандными товарами, они широким потоком идут из соседней с Белгородчиной Харьковской области Украины, и заслона для них до сих пор не поставлено.

Они завозят, например, харьковскую водку «Хортица» и продают ее из-под полы по 150 рублей. А мы, поскольку имеем лицензию на торговлю спиртным, обязаны продавать водку не ниже 170 рублей! Выходит, предприятия, которые работают по правилам, оказываются в невыгодном положении…

— А кто ваши поставщики товаров — белгородские компании?

— Да, у нас почти исключительно белгородские поставщики. К сожалению, рынок оптовой торговли по некоторым товарным группам сильно монополизирован. Я бы с удовольствием брала без посредников водку на заводе «Кристалл» в Москве: у меня есть «Газель» с термобудкой, но там проводится политика реализовывать продукцию только через региональных дилеров.

Вот одна из причин роста потребительских цен — большая цепь посредников, которые стремятся отщипнуть свою часть дохода. То же самое по табачной продукции…

Другая проблема с крупными оптовыми поставщиками — отсрочка платежей. Есть отсрочка 20 дней, как только наступает 21-й день, сразу подают исковое заявление в арбитражный суд. Нельзя так с малым бизнесом!

Мы не отказываемся платить, просто бывают периоды, когда есть провалы по выручке, но они непродолжительны: два-три-четыре дня — и нужная сумма у нас будет.

Есть поставщики, которые относятся с пониманием, входят в наше положение, например «Белгородрыба» или «Белмолоко». Октябрьский хлебозавод всегда идет навстречу. А вот «Колос», крупный поставщик хлебопекарной продукции, ждать очень не любит…

Обычно там, где нет монополии на поставку, есть небольшие поставщики, проводится более гибкая политика — малые с малыми всегда найдут общий язык…

— Насколько опасны для вас крупные торговые предприятия?

— Мы в нескольких километрах от Белгорода и в этом смысле, конечно, конкурируем с крупными белгородскими магазинами. От Головино — семь минут езды, от Майского — три минуты. В Майском уже открылся крупный сетевой магазин, в Головино пока сетевых магазинов нет — но это пока…

Главное их конкурентное преимущество — низкие цены. Закупая продукцию большим оптом, чем мы, крупные сети получают и скидку более значительную. Однако крупные торговые предприятия не всегда работают добросовестно. Нередко ценник на прилавке не соответствует стоимости продукции в чеке — мол, не успели поменять ценники. Разница — до 20 рублей!

Чего греха таить, есть в крупных магазинах и просрочка, применяются различные ухищрения для продажи просроченного товара. Ну как можно представить просроченный товар в моих магазинах? Ведь мы все друг друга знаем — как можно кому-нибудь продать продукцию с истекшим сроком годности?

Качество работы, внимание к клиенту — это преимущества таких, как мы, небольших магазинов шаговой доступности. Мы прекрасно знаем покупательную способность населения, что дает возможность работать гибко, умеем точно планировать, сколько товара и в какой день необходимо завезти, чтобы товар всегда был свежий, не оставалось запасов.

Хлеба берем ровно столько, чтобы ни одной буханки не осталось. Например, знаем, когда приезжают студенты, берем на два лотка больше… Знаем от самих жителей, какой товар им нужен. Если нужны, допустим, оцинкованные ведра — понятно же, что жители не поедут за ними в Белгород.

— То есть магазины шаговой доступности оптимальны с точки зрения интересов потребителей в сельской местности?

— И в сельской местности, и не только в сельской, но и в городской тоже. Это магазины, ориентированные на интересы жителей поселка или квартала, знающие всех этих жителей в лицо. У них всегда качественный товар, всегда добросовестное отношение к покупателю.

Такие магазины нуждаются в поддержке, защите. Это и защита от экспансии крупных торговых сетей: у крупной торговли и у малого торгового бизнеса должны быть собственные экологические ниши на торговом рынке, что необходимо прописать в законодательстве.

А также защита от коррупционных проявлений. К сожалению, именно малый бизнес наиболее беззащитен — в связи с тем, что правоохранительные органы сегодня категорически не хотят заниматься «мелкими вопросами» — малому бизнесу от них очень трудно добиться взаимопонимания.

— Какое регулирование торговой сферы требуется на федеральном уровне?

— Министерство промышленности и торговли как орган исполнительной власти почти не проявляет своих функций в торговой сфере — оно полностью поглощено вопросами развития крупной промышленности.

Торговым сектором так или иначе занимается целый ряд ведомств — помимо Минпромторга это Роспотребнадзор, Мин­экономразвития и ряд других. А у семи нянек, как известно, дитя без глазу. Можно сказать, что государственная политика в области торговли отсутствует. Чтобы она появилась, требуется «отделить торговлю от промышленности» — возложить ответственность за регулирование в торговой сфере на самостоятельное ведомство.

— Каков ваш секрет эффективного ведения бизнеса?

— Секрет он на то и есть секрет, чтобы его не раскрывать. Но в общих чертах могу сказать, что это опора на команду, подбор персонала, которому полностью доверяешь, как себе. И еще порядочность по отношению к потребителям, применение новейших технологий и оборудования, грамотная организация труда.

Большое значение для бизнеса имеет также благотворительная деятельность — важно помогать тем, кто не может помочь себе сам.

— В чем достоинства женского стиля управления?

— В компромиссности, тактичности, умении найти подход к людям. В использовании в большей мере поощрений, чем наказаний, доброжелательности и внимании к сотрудникам и партнерам. Постоянном пополнении багажа знаний, умении передавать знания и опыт другим.

— Какие, на ваш взгляд, наиболее актуальные задачи в области экономического и социального развития стоят перед муниципальными и региональной властями Белгородской области?

— По большому счету, задачи, которые необходимо решать, едины как для Белгородской области, так и для других регионов страны. Это развитие производственной экономики, поддержка малого бизнеса. Это борьба с коррупцией и наведение порядка, решение острых социальных проблем.

Для нашей территории очень важна поддержка сельскохозяйственного производства — прежде всего кредитная и налоговая. В период реализации приоритетного национального проекта «Развитие АПК» в этой сфере было многое сделано. Но затем — экономический кризис, а после него система поддержки так и не вышла на докризисный уровень.

Во многих направлениях Белгородская область добилась прорывных результатов — в значительной степени это личная заслуга Евгения Степановича Савченко. Это и благоустройство региона: Белгород и сама область становятся с каждым годом все красивее, и развитие производственного потенциала.

Но очень много вопросов, которые находятся в исключительной компетенции федерального центра, — те же вопросы налогового или банковского регулирования. Мне кажется, если больше полномочий в сфере налогового и фискального регулирования будут переданы в регионы, государство от этого только выиграет. Региональные власти лучше знают реальную экономическую ситуацию и смогут выстроить регулирование в интересах как граждан, так и предпринимателей.

— Вы довольно активно участвуете в решении проблем развития территории…

— В прошлом я была депутатом сельского совета, затем районного. В 2010 году мою кандидатуру выдвигали на пост главы администрации сельского поселения — за нее подписались больше половины жителей поселка. Но в тот период глав поселений у нас не выбирали, а назначали. И предпочтение было отдано другому человеку.

Сейчас есть возможность избираться, и я планирую ею воспользоваться. Экономику сельского поселения, проблемы и чаяния его жителей я знаю очень хорошо.

Меня вдохновляет, что государственная политика на высшем уровне направлена на пресечение фактов коррупции, наведение порядка. Полностью согласна с этой политикой и готова приложить усилия к наведению порядка и к тому, чтобы на своем уровне участвовать в большом общем деле — возрождении России.

 

Давиденко Татьяна Владимировна родилась в Ровеньском районе Белгородской области. После Ладомировской средней школы окончила в 1978 году Алексеевский сельскохозяйственный техникум по специальности «Бухгалтерский учет сельскохозяйственных предприятий», в 1986 году — Белгородский сельскохозяйственный институт по той же специальности, а в 1996 году — Белгородский кооперативный институт по специальности «Юриспруденция».

Работала бухгалтером в ряде сельскохозяйственных предприятий области, позднее — главным бухгалтером в строительных организациях, промышленных и агропредприятиях Белгородчины. С 2009 года директор ООО «Виктория».

Замужем, взрослые дочь и сын также работают в ООО «Виктория».