Резиновый закон против резиновых квартир

registraciaРубрика | Законопроекты 

Текст | Ксения ВЕРЕТЕННИКОВА

Второе чтение законопроекта «Об усилении ответственности за нарушение правил регистрации россиян по месту жительства или пребывания и миграционного учета иностранцев и лиц без гражданства» может пройти в Госдуме в конце марта или начале апреля.

Основания для ужесточения, отразившиеся в законопроекте, который в народе получил название «о резиновых квартирах», серьезные: ежегодно в стране получают липовую регистрацию до 300 тысяч виртуальных жильцов, которые умудряются якобы разместиться на скромных метрах — порядка в 6,4 тысяче адресов.

Однако народ напрягся: чем закон грозит местным гражданам? И начал конструировать десятки ситуаций, сегодня вполне объяснимых и невинных, а завтра — получается — преступных?

Напомним, что новый законопроект не только увеличивает всевозможные штрафы, но и вводит уголовную ответственность за нарушение правил регистрации. Причем под эти санкции граждане России подпадают даже в большей степени, чем «обитатели резиновых квартир» — мигранты: добрая половина статей закона относится как раз не к ним, а исключительно к дорогим россиянам.

Руководитель рабочей группы по миграционной политике Совета по правам человека при президенте Евгений Бобров обращает внимание на это неравенство всех перед законом: «Сегодня парадокс в том, что у мигрантов из СНГ регистрация уведомительная, а у внутренних мигрантов — разрешительная. Иностранные мигранты вместе с владельцем квартиры приходят на почту, пишут заявление — 118 рублей плюс сотню за техническую работу, письмецо уходит, и они считаются зарегистрированными. А внутренний мигрант для регистрации обязан предъявить в паспортном столе договор аренды».

За проживание без регистрации вводится штраф до 7 тыс. руб., и неважно, у родственников ли проживает «нарушитель» или у знакомых, в «резиновой квартире» или во вполне «чистой». Совсем сурово законопроект карает за фиктивную регистрацию иностранца — штрафом от 100 до 500 тыс. рублей либо принудительными работами на срок до трех лет, либо лишением свободы на тот же срок. Доказать фиктивность регистрации сложно, но так же сложно убедить следствие в том, что зарегистрированный, но отсутствующий гражданин просто уехал навестить тетю.

Встревоженную общественность поспешил успокоить с экранов телевизоров глава ФМС Константин Ромодановский: «Хочу еще раз заверить, что это не касается граждан, кто имеет квартиру по одному адресу, а проживает по-другому… Мы не будем за ними ни гоняться, ни выявлять — пусть живут спокойно». Только осталось непонятным, каким образом телепередача поможет людям оспорить рапорт участкового о нарушении правил регистрации.

Депутат Госдумы Валерий Зубов уверен в том, что закон примут, несмотря на все протесты, но исполняться он не будет. «Принятие закона у нас зависит не от общественного мнения, а от того, как решит Администрация президента или правительство. Надо принять этот факт как данность. Мнение народа может повлиять на какие-то нюансы, отсрочить принятие, но не больше. Решит ли он проблемы? Нет, не решит. В законотворчестве мы давно уже перешли планку запретительности и одновременно убедились, что на практике это открывает коррупционные возможности для исполнителей закона, — уверен депутат. — Цели закона правильные — решить две основные проблемы. Первая: собрать деньги с арендодателей, чтобы они стали налогоплательщиками. Вторая цель гигие­ническая, хотя об этом не говорится. Мы понимаем, что если в квартире прописаны 80 человек, то по крайней мере 10 там живут. Но на практике выполнение закона будет заблокировано, если не решить проблему обеспечения мигрантов дешевым, но пригодным к жизни жильем. Или проблему замещения их местным населением».

Как повлияют доводы и претензии общественности на текст документа ко второму чтению, пока сказать трудно, однако глава Комитета Госдумы по конституционному законодательству и государственному строительству Владимир Плигин одно уже пообещал: «Из проекта закона будет исключена возможность необоснованного преследования лиц, которые зарегистрированы на территории того или иного муниципалитета, но проживают у супругов и родственников».