Авуарам — «Оревуар!»

Chinovniki i zarubejnaya nedvijimostРубрика | Президентские программы

Текст | Николай АНИЩЕНКО

Иностранная недвижимость для чиновников теперь под запретом

Полный запрет для чиновников на недвижимость за рубежом не нужен — при условии, что вся собственность за границей будет корректно представлена в их декларациях. Об этом журналу рассказал адвокат, член Общественной палаты, член Совета по противодействию коррупции при президенте России Анатолий Кучерена, комментируя последние инициативы об ужесточении требований к госслужащим.

«Смысл подачи декларации государственным служащим заключается в том, чтобы граждане России понимали, на какие средства живут те, кто принимает решения от имени государства и распределяет государственные блага. У тебя есть недвижимость за рубежом? Ради бога, только укажи это в декларации, чтобы было понятно, что купил ты ее на законные деньги, — говорит он. — Еще надо учитывать, что недвижимость за рубежом у чиновника может оказаться, перейдя к нему по наследству. Такие случаи были, потому что «заграница» — это и такие страны, как Украина или Молдавия».

Что касается счетов и коммерческих интересов чиновников за рубежом, здесь позиция адвоката противоположная: их не должно быть в принципе.

«Закон о запрете на счета и активы за рубежом нужен для того, чтобы избежать вопросов со стороны населения — о том, что «вы там все такие коррупционеры». Собственно, это звучит сегодня в народе. Мы понимаем прекрасно, что денежное довольствие государственных служащих — это не такие большие суммы, которые могут дать хороший процент, если их положить на депозит. Надо показать: они пришли на госслужбу не для того, чтобы заработать миллиарды и дальше скрыться», — говорит Кучерена.

«Также есть гипотетическая вероятность, что госслужащий, владеющий активами за рубежом, может оказаться в уязвимом положении: например, ему могут предложить совершить некие противоправные действия», — добавляет адвокат.

При этом в запрете чиновникам иметь авуары Кучерена видит не избавление вертикали власти от априори нечестных на руку служащих, а простое ужесточение требований к политической элите.

«Если мы хотим, чтобы население доверяло тем решениям, которые принимает власть, нужно в первую очередь изменить психологию чиновников, — говорит он. — Принудительно никто не может заставить работать на госслужбе. Хочешь — иди в бизнес, рискуй своим капиталом, бери кредиты, добивайся получения прибыли — и живи как хочешь: покупай недвижимость за рубежом, открывай счета в банках на свой страх и риск. Но надо понимать: чиновник себе этого позволить не может. Приступая к своей работе, он должен знать о предусмотренных действующим законодательством ограничениях».

Кучерена считает, что обеспечивать работу нового закона сможет не только государственный аппарат, но и гражданское общество.

«Контроль за деятельностью чиновников, что в Германии, что в Америке, что в Сингапуре практически одинаков. Он направлен на то, чтобы человек, который имеет доступ к государственному распределению, был на виду у общества. Я не говорю о слепом копировании западного опыта правоприменения, но мы должны делать так, чтобы обеспечивающие прозрачность процедуры, которые прижились в других странах, работали и у нас».