Жива ли лошадь?

18Рубрика | Cюжет месяца/Деловой климат

Текст | Иван ОСЯНИН, к.э.н.

Давосские сценарии развития экономики России.

Древняя индийская поговорка гласит: «Если лошадь сдохла — слезь!» Вместо того чтобы требовать от бедняги встать, пытаться воскресить лошадь либо продолжать на ней сидеть, как ни в чем не бывало, нужно проделать остаток пути пешком.

Пословица эта вспоминается в связи с одним из самых ожидаемых событий Всемирного экономического форума в Давосе — презентацией доклада «Сценарии для России» за авторством Международного экспертного совета ВЭФ во главе с Алексеем Кудриным. Участие в подготовке доклада принимали 350 экспертов из разных стран мира, на выходе получился документ в 52 страницы, из которого убедительно следует, что лошадь российской экономики, на которой страна скакала последние 10–15 лет, как минимум находится при смерти, и дальше будет гораздо хуже, вопрос только в том, каким именно образом.

 Три сценария упадка

В докладе были озвучены давно набившие оскомину тезисы: о том, что Россия стоит на важнейшем историческом перепутье, о непростительном промедлении с проведением либеральных реформ, о структурном несовершенстве экономики, о непрозрачности правительства и высоком уровне коррупции среди чиновников, о высокой сырьевой зависимости экономики, ну и, разумеется, о необходимости совершенствования институтов и улучшения инвестиционного климата в государстве. Далее вниманию аудитории авторы доклада представили три возможных сценария развития России.

Первый сценарий, презентуемый профессором Йельского университета Олегом Цывинским и названный «Новый баланс сил в регионах», исходит из того, что цены на энергоносители будут плавно снижаться, а это даст стимул к ускоренному развитию некоторых регионов ввиду уменьшающихся дотаций из федерального бюджета. Следом за флагманскими регионами, чувствуя необходимость конкуренции, подтянутся и остальные.

Все это будет происходить на фоне падения экспортных доходов РФ и стагнации на федеральном уровне. «Попутный ветер, а не шторм должен изменить существующий порядок вещей», — пишет профессор Цывинский. Второй сценарий — «Хрупкая стабильность» — был представлен самим Алексеем Кудриным, который озвучил возможный риск уменьшения цен на нефть вплоть до $60 за баррель, а также предположил, что в этой ситуации правительство будет делать все возможное для сохранения уровня социального обеспечения. На этом фоне повысится налоговая нагрузка на бизнес, средний класс начнет стремительно беднеть, что отразится на экономическом росте страны и уровне жизни большей части населения. Также в сценарии высказывается опасение по поводу увеличивающейся роли государства в экономике, в частности добыче нефти (очевидно, в связи с укрупнением «Роснефти»).

Третий сценарий — «Опасная беспечность» — был разобран ректором Российской экономической школы Сергеем Гуриевым. Здесь рассматривалась ситуация, когда цены на энергоносители резко не меняются. В этой связи правительство не предпринимает никаких реформ, что приводит к окоснению существующих экономических моделей. Это вызовет недовольство со стороны среднего класса, который будет стремиться принимать более активное участие в социальной и политической жизни государства, требовать от правительства ускорения экономического роста и искоренения существующих недостатков.

Четвертый не лишний

Экспертов удивила необычность самой структуры доклада. Любому аналитику, знакомому с процедурами стратегического планирования, известна типовая структура подобных документов: как правило, готовятся три возможных сценария развития событий — позитивный (неважно, за счет изменения внутренней или внешней среды), негативный сценарий — и инерционный. Здесь же все три сценария являются, как их обозначили и Алексей Кудрин, и его коллега по «либеральному клубу» российской власти Герман Греф, негативными, а по сути, больше инерционными.

Другими словами, каждый сценарий прогнозирует изменение в экономике только под воздействием внешней среды, без расчета на адекватные действия правительства. Это можно рассматривать либо как упрек правительству в некомпетентности, либо как явный недостаток в проделанной экспертами работе, а именно — излишнее упрощение построенной модели, которая становится заведомо нерелевантной и непригодной к использованию на практике. Кстати, Греф, который после презентации выступлений говорил о своих впечатлениях о докладе, обратил внимание на этот недостаток: «Все три сценария достаточно негативны. Но на основе осознания этих проблем нам нужен четвертый сценарий, который бы мы все могли с вдохновением реализовать и доказать: эти три сценария не имеют ничего общего с тем, что будет в реальной, новой России».

С мысли о необходимости четвертого сценария начал свое выступление и премьер-министр Дмитрий Медведев. Тем не менее никакого четвертого сценария на форуме озвучено не было, а стоило бы такой сценарий разработать.

Больше, чем ошибка

Каков смысл представления такого доклада на Давосском форуме? Если это детальное ознакомление со структурными несовершенствами экономической модели, в логике которой развивается страна, то ничего нового в докладе озвучено не было. Да, была проделана большая работа, да, состав рабочей группы, занятой подготовкой, производит впечатление, но проблемные узлы механизма российской экономики известны и так.

Если же рассматривать доклад как попытку спрогнозировать наиболее вероятные пути развития страны, то совершенно непонятно, зачем давать столько негатива. С одной стороны, в самом докладе говорится о необходимости улучшения инвестиционного климата и привлечении инвесторов, с другой стороны, на Всемирном форуме, за которым эти самые инвесторы, без сомнения, наблюдают, мы открыто заявляем: «У нас все плохо, и в скором времени будет еще хуже».

Грефу, выступавшему после оглашения доклада, стало неловко от услышанного. Неспроста он сделал акцент на том, что, мол, не так плохи дела в российской экономике, что международные рейтинги, в которых Россия находится на последних местах, не всегда отражают существующие реалии, что необходима совместная работа правительства, экспертов и рейтинговых агентств над улучшением имиджа Российской Федерации.

Из доклада логично следует вопрос: а что же конкретно следует сделать, чтобы эти негативные сценарии не реализовались? Авторы доклада уверены, что для этого необходимо продолжить институциональные либеральные реформы, другими словами, продолжать все то, что в последние десятилетия и привело к тем исходным данным, из которых вырисовывается мрачное будущее экономики.

Ничего не было сказано о катастрофической нехватке денег в экономике, о внятных механизмах модернизации и, самое главное, о готовности финансировать исправление этих перекосов. Как говорил экономист Михаил Делягин на одном из недавних форумов: «Ошибка, которая повторяется на протяжении 25 лет, это уже не ошибка и даже не политика. Это — стратегия».

В целом доклад, который должен был стать одним из наиболее интересных событий для российской аудитории, вызвал разочарование. Об этом можно судить даже из скудности его освещения в российской деловой прессе. Там, где могла быть развернута дискуссия о путях развития экономики, предмета для нее не оказалось.

Всерьез анализировать синопсис документа бессмысленно, поскольку нового в нем нет, а содержательная часть уж слишком явно намекает на слабую реалистичность прогнозов. Как выразился Греф: «Я надеюсь, что четвертый сценарий, который будет положен в основу деятельности правительства, станет реальным, потому что ни одним из этих сценариев нельзя никого вдохновить… Ни одной из этих стратегий нельзя вдохновить население, нельзя вдохновить бизнес на достижение каких-либо успехов».

Радует то, что правительство в лице премьер-министра Медведева не считает давосские сценарии реалистичными, а значит, имеет смысл ожидать более содержательных сценариев и программ.