Зависание перезагрузки

20-21Рубрика | Сюжет месяца/Вокруг России

Текст | Тимур ХУРСАНДОВ

Второй президентский срок Барака Обамы начинается только 20 января, но уже сейчас ясно, что администрация США будет выглядеть совсем по-другому. Во всяком случае, ключевые ведомства возглавят новые люди. Хотя вряд ли с ними придет новая политика.

Еще задолго до того, как Барак Обама был переизбран, о намерении уйти со своих постов твердо заявили госсекретарь Хиллари Клинтон и министр финансов Тимоти Гайтнер.

Если о преемниках последнего почти не говорили, то по поводу будущего главы Госдепартамента долго бушевали дискуссии. Сначала казалось, что предпочтительная кандидатура — это один из самых известных представителей Демократической партии, председатель сенатского Комитета по международным делам Джон Керри. Однако его вхождение в администрацию, как ни странно, может ослабить позиции Обамы. Чтобы возглавить Госдепартамент, Керри придется уйти из сената, и тогда его кресло в ключевом комитете будет разыграно на выборах, которые, судя по сегодняшним раскладам, с большой долей вероятности выиграет представитель Республиканской партии.

Поэтому долгое время наиболее вероятным претендентом на пост главы американского внешнеполитического ведомства была постпред США при ООН Сьюзан Райс. Ее, однако, сильно не любят в конгрессе, тем более что она сама недавно подлила масла в огонь, назвав нападение на дипмиссию США в Ливии, в ходе которого погиб посол, чуть ли не нелепой случайностью. В свете этого Обама решил, что «протаскивать» Райс через парламент слишком хлопотно, и оставил эту затею. Так что теперь — снова Керри. Дело это практически решенное, хотя для демократов такая потеря в сенате абсолютно лишняя — большинство у них осталось только в этой палате парламента.

Грядут и изменения в Министерстве обороны. Неизвестно, захотел ли нынешний глава ведомства Леон Панетта уйти сам или его об этом попросили, но нового министра подыскивают очень активно. На эту должность прочили и того же Керри, и советника Обамы по вопросам обороны Мишель Флаурной. Но пока все указывает на то, что скоро в Пентагон переселится ветеран войны во Вьетнаме, бывший сенатор от штата Небраска Чак Хейгел.

Он республиканец, но, как и демократ Сьюзан Райс, не слишком популярен в конгрессе. Нелюбовь Хейгел заслужил критикой могущественного еврейского лобби, миролюбием по отношению к Ирану, готовностью к диалогу с такими плохими парнями, как «Хезболла» и ХАМАС. Взгляды более чем крамольные и почти непатриотические. И все же шансы Хейгела получить министерский портфель высоки — Обама любит держать в администрации одного-другого республиканца: это, видимо, подчеркивает широту взглядов президента.

Кроме Клинтон и Панетты, вероятно, не удержатся на своем посту глава аппарата Белого дома, а также министры юстиции и внутренней безопасности. Обновление команде Обамы предстоит серьезное, но все эти перетасовки, однако, вряд ли отразятся на политике — как внутренней, так и внешней.

 

Перезагрузка: сохранить?

В России, естественно, всех больше всего интересует вопрос о том, продолжится ли пресловутая «перезагрузка». Тем более что нормализовать, судя по всему, скоро придется все больше и больше. «Закон Магнитского», принятый конгрессом и закрывший въезд в США ряду российских чиновников и бизнесменов, конечно же, не вызвал никакого восторга в Москве. И, что самое обидное, Обама, вроде бы всегда дружелюбно настроенный к России, заявил, что с радостью подпишет этот закон, и действительно подписал.

Какая уж тут нормализация… Предполагалось, что пилюлю подсластит давно ожидаемая отмена поправки Джексона — Вэника, мешавшей нормальной торговле между двумя странами, но на фоне «закона Магнитского» это без преувеличения историческое событие совсем затерялось.

Российская сторона срочно принялась за разработку ответных мер. Еще до принятия злополучного закона в Москве без устали твердили, что ответ будет симметричным, но всем было понятно, что это смешно. Вряд ли запрет на въезд в РФ нескольким американским прокурорам или конгрессменам больно ударит по американской администрации. Да и идея о заморозке американских счетов в России ничего, кроме ухмылки, вызвать не может. Так что отвечать придется чем-то другим, совсем несимметричным. И пока все инициативы идут в духе «назло бабушке отморожу уши».

Чего стоит хотя бы принятый Государственной думой законопроект, запрещающий усыновление детей из России американцами, вызвавший резонанс в РФ намного больше, чем в США, и неспособный навредить кому-либо, кроме самих несчастных сирот.

 

Будем бить долларом

Думается, что все-таки излишнее рвение депутатов остудят и главный, более серьезный контрвыпад будет сосредоточен на другом направлении. Первые шаги уже сделаны.

В конце 2012 года Россия объявила, что теперь ввоз свинины и говядины из США запрещен без предэкспортных лабораторных исследований на содержание рактопамина, пищевой добавки, используемой для наращивания мышечной массы животных. На первый взгляд не так уж страшно, но это только до тех пор, пока не вспомнишь, что США занимают второе место по экспорту мяса в РФ. В Москве, конечно, уверяют, что запрет никак не связан с «законом Магнитского»: мол, посмотрите, аналогичные меры мы ввели и против Канады, Мексики и Бразилии. Однако в США в это мало верят.

Могут власти РФ взяться и за другие отрасли двусторонней торговли, и сама эта возможность очень беспокоит американских экспортеров, которые крайне заинтересованы в российском рынке.

При этом не стоит забывать, что большая часть ввозимых из США товаров — это высокотехнологичная продукция: автомобили, самолеты, оборудование, в том числе для нефтегазовой промышленности, станки… В общем, выгоды очевидны, и в будущем они обещают только расти: по прогнозам, уже к 2017 году Соединенные Штаты удвоят объем экспорта в Россию с $11 млрд до $22 млрд. Если, конечно, этому не помешают.

Возможностей для маневра после вступления в ВТО у РФ, надо признать, поменьше, но пока они есть. Уже пошли в ход заградительные пошлины, сборы и субсидии отечественным производителям. Не исключено, что это чревато разбирательствами в рамках Всемирной торговой организации, но, в общем-то, это обычная практика.

В целом после присоединения РФ к ВТО и отмены поправки Джексона — Вэника Москве и Вашингтону предстоит заново притираться друг к другу в непривычных условиях, и этот процесс, а не какие-то там правозащитные законы, пожалуй, будет чуть ли не основным в отношениях двух стран в ближайшие годы.

А политика… Политика пойдет довеском. И в принципе в этом нет ничего страшного. Уже несколько лет по такой схеме выстраиваются отношения России и Великобритании. После убийства бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко политические контакты Москвы и Лондона просто обрушились, но экономические живы и даже процветают.

Возможно, такой расклад устраивает Обаму. Ему, в общем, сейчас не очень-то до России. На носу очередные финансовые проблемы. Еще летом американский президент отчаянно бился с конгрессом, чтобы повысить допустимый лимит госдолга. Тогда было решено поднять его до уровня $16 394 трлн. Но уже к декабрю стало ясно, что этот лимит будет превышен если не до конца 2012 года, то уж точно в начале 2013-го. И работа началась заново.

Чтобы «не бегать два раза», Обама вообще попросил дать ему право самостоятельно определять допустимый потолок госзаимствований, но республиканское большинство просто посмеялось над этим предложением. По поводу остального — самих цифр по долгу и прочих показателей бюджета — идет торг, не обещающий закончиться быстро, а это не сулит американской экономике ничего хорошего. В аналогичной ситуации летом 2012 года США потеряли высший кредитный рейтинг и были очень близки к дефолту. Теперь все повторяется, как под копирку.

Даже если оставить дела финансовые, Обаме вполне есть чем заняться внутри страны. Чего стоит одна проблема ношения оружия. После недавних событий, когда в одной из американских школ были расстреляны 26 человек, 20 из которых дети, в США вновь стал широко обсуждаться вопрос, такое ли благо возможность спокойно купить пистолет или винтовку. С российской колокольни все кажется проще простого — взять и запретить. Но дело в том, что право на ношение оружия закреплено во второй поправке к Конституции США и уступает по приоритету только свободе слова, религии и прессы.

Покуситься на Конституцию — ситуация немыслимая ни для одного американского президента в здравом уме, но делать что-то придется. И Обама уже начал осторожно прощупывать почву, предлагая для начала ввести запрет на продажу полуавтоматического оружия с большой емкостью магазина.

Так что перезагрузка — это, конечно, хорошо, но для американского президента она явно сейчас не в верхней части списка приоритетов. Поэтому в сфере внешней политики, в том числе на российском направлении, новая администрация, наверное, не будет стремиться сломя голову к новым свершениям, а попробует сохранить уже существующие наработки. Есть договор по СНВ, какой-никакой, но баланс по ПРО, деятельность двусторонней российско-американской президентской комиссии. И на том спасибо.