Надо чаще встречаться

1Рубрика | Страница редактора

«Большая» пресс-конференция Владимира Путина ожидаемо стала важным политическим событием декабря 2012 года. Но неожиданно оказалась крупнейшим демократическим событием последних месяцев.

Четыре с половиной часа в прямом эфире всех федеральных теле- и радиоканалов из уст журналистов ведущих российских медиа звучала критика власти по ее позиции в отношении «дела Магнитского», «дела 6 мая», «закона имени Димы Яковлева», закамуфлированная под вопросы. Достаточно сказать, что вопрос о рассматривавшемся в тот период в Думе законопроекте о запрете усыновления детей американцами в ответ на «акт Магнитского» задавался семь раз!

О своей политической позиции через вопросы заявили даже журналисты из тщательно отобранного по критериям лояльности и комфортности для главы государства президентского пула, например Сергей Брилев. Несомненным героем дня стал спецкор «Аргументов и фактов» Александр Колесниченко, заявивший в коротком выступлении свою позицию гражданина и усыновителя по «закону имени Димы Яковлева». (Именно ему вышедшим из себя президентом был задан сакраментальный вопрос: «Вы садомазохист, что ли?»)

К чести кремлевской пресс-службы, она в последний момент аккредитовала критикующих Путина журналистов, которым первоначально было отказано в аккредитации, например Екатерину Винокурову из «Газеты.ру». И та же Винокурова получила возможность задать Путину вопрос…

Да, журналистские стандарты не допускают занятие информационными журналистами политической позиции во время своей профессиональной деятельности. Но в России не в первый раз отступают от этого правила — по объективным причинам. Так было в период перестройки, так происходит и сейчас. Если в стране нет адекватных политиков, функцию политиков вынуждены брать на себя те, кто ближе других к этой роли.

На мой взгляд, от случившегося выиграли все. Страна получила возможность услышать прямой диалог между носителями «альтернативных» взглядов и непосредственно президентом — главным автором идеологии вертикали власти. Мы увидели, что между первыми и вторым вполне возможен диалог. Поняли, что и у той стороны, и у другой есть аргументы, заслуживающие внимания, а значит, от принятия решения, консолидирующего разные точки зрения, выиграют все.

Путин же получил возможность проверить свою аргументацию на тех, кто не готов с ним соглашаться априори, и услышать позицию другой стороны. Наверняка они заставили его задуматься, например, о логике политического решения по тому же «закону Димы Яковлева», о соотношении в этом законе государственнического и гуманистического аспектов…

Уверен, что глава государства подпишет этот закон: не в его правилах идти на попятную. Но очень бы хотелось, чтобы президент приобрел после этой пресс-конференции вкус к прямому общению с внутриполитическими оппонентами. Это путь к зрелой демократической системе.

Александр Полянский