Спасатель и местоблюститель

Рубрика | Взгляд на власть

Текст | Борис МАКАРЕНКО

Ноябрьские перестановки в высших эшелонах власти и их последствия.

Шойгу пришел в Министерство обороны как человек популярный и способный к крупным управленческим решениям. Эти качества и будут определять основные направления его работы. Во-первых, он должен доказать, что он «не Сердюков» и снять раздражение и недовольство бывшим министром, но при этом продолжить реформу по ее сущностным направлениям.

Мы уже видим, как идет расследование коррупционных дел в Министерстве обороны, и в дальнейшем эти дела будут только углубляться. Задача Шойгу — сохранить управленческие структуры Министерства обороны в работоспособном состоянии на фоне этих дел. Второе направление работы нового министра — символические шаги навстречу обиженным и недовольным Сердюковым.

Первый пример таких шагов — возвращение суворовцев и нахимовцев на парад Победы. Лично мне эта идея не нравится — вместо того, чтобы проводить время за учебой, молодые ребята будут вынуждены заниматься шагистикой. Но символически такой шаг понятен — он поможет восстановить доверие военной корпорации: к таким вещам как парады она относится весьма трепетно. Сейчас появился хороший повод для промежуточной оценки результатов реформы армии с сохранением ее сущностных позиций и возможной корректировкой каких-то параметров. Направления для работы остались: это и бригадный принцип организации армии, и вопрос с контрактниками, и вооружение, и налаживание будущих связей с ОПК, ведь расходы на оборону впредь будут только расти.

То, что при Сердюкове управление финансами и имуществом оборонного ведомства было связано с коррупционными схемами, сейчас уже не вызывает сомнения. Но это не значит, что экс-министр из рук вон плохо справился с финансовыми потоками. Хозяйство Министерства обороны Сердюкову досталось в невероятно сложном состоянии. Чем владеет министерство? Зачем министерству это нужно? Как это используется, по какой цене, и с помощью каких механизмов избавляться от заведомо избыточного имущества? Если начать углубляться в эти вопросы, то сам черт ногу сломит. Вот, похоже, Сердюков ее и сломал.

Но это не означает, что он ничего не сделал. Он, во всяком случае, разворошил эти авгиевы конюшни и начал их расчищать. Шойгу как человек с большим управленческим опытом — как раз та фигура, которая может это дело продолжить. А вот перспективы Московской области не так очевидны после ухода Шойгу. У сменившего его Андрея Воробьева нет такого влияния и управленческого опыта, как у предшественника.

При Шойгу вырисовывалась программа разрешения кризисных ситуаций в области: в первую очередь в сфере финансов и экономического управления. Именно под Шойгу в область пришел Андрей Шаров, специально для которого был создан пост председателя правительства области. Сейчас Шаров уходит, и я не знаю, кто будет руководить финансами области и экономикой, и будут ли вообще продолжены весьма концептуальные и здоровые намерения Шойгу.

От «Единой России» прозвучали заявления, что Воробьев, сейчас исполняющий обязанности руководителя области, в дальнейшем будет кандидатом в губернаторы. Но нужно понимать — когда человек избирается или даже назначается губернатором на срок пять лет, он всеми воспринимается как хозяин. Если человек сидит на управляющей должности с приставкой и.о., любые заявления о его будущем все равно оставляют немало поводов для сомнений и аппаратных игр. В такой ситуации руководить областью Воробьеву будет очень непросто.

Макаренко Борис Игоревич — председатель правления Центра политических технологий. В 1981 году окончил Институт стран Азии и Африки МГУ им. М.В.Ломоносова, позднее окончил Школу государственного управления и международных дел Принстонского университета — учился по программе повышения квалификации по специальности «политология». С июня 1993 года — консультант Проекта по этническим отношениям (Принстон, Нью-Джерси, США), с декабря 1992 года — руководитель проектов Центра политических технологий. С декабря 1994 года — первый заместитель генерального директора Центра политических технологий. С января 2008 года — председатель правления ЦПТ.