Наталия ЕВСТИГНЕЕВА: медиа должны стать инструментом государственной инновационной политики

Рубрика | Босс номера

Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ

Фото  | Александр ДАНИЛЮШИН

«Нано ТВ» — молодая телекомпания, оператор круглосуточного телеканала NANO TV, активно расширяющего свое присутствие в эфире и кабельных сетях. Всего за год нишевый телепроект стал прибыльным — что отражает актуальность нанотехнологий для российского потребителя и инвестора.

Генеральный директор «Нано ТВ» Наталия Евстигнеева убеждена, что телеканал — эффективный инструмент поддержки нанотехнологий и инноваций в стране. Для того, чтобы он полностью раскрыл свой потенциал в области поддержки, канал NANO TV должен быть «встроен» в государственную инновационную политику.

 Двигатель развития

— Наталия Владимировна, какую роль играют медиа в привлечении внимания, интереса к нанотехнологиям, к инновациям вообще со стороны граждан, экономических и государственных институтов?

— На мой взгляд, ключевую. Аксиома — что медиа существенно воздействуют на формирование общей культуры и мировоззрения людей, являются мощнейшим фактором формирования общественного мнения и даже рыночного поведения компаний и потребителей. А также позволяют обеспечить государственное и общественное внимание к инновациям.

Если говорить применительно к нанотехнологиям и другим инновациям, то я выделяю три аспекта их влияния: условно говоря, политический, экономический и социальный. Во-первых, медиа позволяют привлечь внимание к проблемам развития нанотехнологий и проблемам инновационного развития в стране вообще как государственных органов, политических партий, общественных организаций, так и граждан. Они формируют общественное мнение в пользу поддержки инновационной политики.

Во-вторых, медиа позволяют, прежде всего, привлечь внимание к отечественным разработкам в нанотехнологической сфере инвесторов и потребителей, как корпоративных, так и индивидуальных. Продемонстрировать инвесторам перспективы сотрудничества с разработчиками, рассказать потребителям о разработках, которые представлены на потребительском рынке. И тем самым дают возможность продвигать высокотехнологичные разработки — более результативные, чем обычные продукты в своей сфере; дольше служащие, более надежные, обеспечивающие энергоэффективность и экологические стандарты… Все это позитивно сказывается на решении проблем производства и домохозяйств, на экономической ситуации в регионах, в стране в целом, на качестве жизни…

В-третьих, медиа способны вызвать интерес к нанотехнологиям и инновациям у юношества. А также привлечь внимание молодых ученых — отечественных и иностранных, к перспективным академическим или прикладным инновационным проектам в России.

Кроме того, медиа способны влиять на культурные потребности общества, участвовать в формировании мотивации к занятию научно-техническим творчеством.

— Это очень важно, учитывая, что провал в науке и высоких технологиях в 1990–2000 годах был связан во многом с тем, что была уничтожена мотивация к научно-творческой деятельности…

— Совершенно верно. Восстановить эту мотивацию хотя бы у новых поколений помогут именно медиа, которые создадут соответствующую общественную атмосферу вокруг нанотехнологий и инноваций, помогут прекратить утечку мозгов наших ученых и разработчиков.

Популяризация науки в целом, особенно среди подрастающего поколения, очень важна. Интерес к естественным наукам, по свидетельству социологов, угасал с начала 90-х до середины 2000 годов. Только в последние годы начался обратный процесс.

И потому, забота о формировании мировоззрения молодого поколения — это задача номер один. Есть интересные проекты в данной сфере, которые нуждаются в тиражировании — например, детская летняя школа «Наноград», организуемая ОАО «Роснано» и несколькими ведущими российскими вузами.

В рамках этого проекта дети участвуют в летних олимпиадах, ездят в летние научные лагеря, занимаются серьезными проектами, решают кейсы и, что самое главное, чувствуют свою нужность, понимают, что многие их идеи взрослые люди воспринимают всерьез. И что эти идеи воплотяться в жизнь на производстве. Дети получают возможность «увидеть» свою будущую карьеру в высокотехнологичной сфере, выбирают вузы для обучения — и вузы выбирают их.

Мы стараемся привлекать внимание к нерешенным проблемам в сфере образования. В одной из наших передач был сюжет, как второклассник рисует на зубе карту планеты с помощью микроскопа. Для ребенка это потрясающий опыт, который оставит отпечаток на всю его жизнь. Но это одна отдельно взятая школа!

Помнится, существовало намерение поставить в каждую школу не только компьютеры, но и микроскопы. Но, увы… Национальный проект «Образование» закончился раньше, чем дело дошло до реализации данной инициативы. Мы стараемся привлекать внимание к подобным «политическим» проблемам, добиться отклика со стороны профильных ведомств…

 

Медиаинновации

— Как вы оцениваете современное состояние медиарынка? Готов ли он решать те масштабные общественные задачи, которые вы обозначили?

— Медиасфера сейчас развивается очень быстрыми темпами, и выступает двигателем многих других областей человеческой жизни. Это одна из самых «продвинутых» сфер российского бизнеса.

Связано это с тем, что очень быстро развивается Интернет, формируя тренды и темпы развития медиарынка. Если еще несколько лет назад интернет-аудитория была, прежде всего, в крупных городах, то сейчас степень проникновения Интернета в России не очень далека от всеобщей.

Активно развиваются интернет-медиа — текстовые и аудиовизуальные. Существенные изменения происходят и в традиционных СМИ.

Дело в том, что интернет-доступность почти любой информации «испортила» читателя, зрителя и слушателя: ему невозможно продать информационный продукт не первой свежести, предложить то, что ему не интересно. Один за другим появляются интерактивные телеканалы и радиостанции, выбором контента которых могут управлять зрители/слушатели. Кроме того, появляется широкая палитра тематических телеканалов и радиостанций.

— Нишевых?

— Совершенно верно. И восьми федеральных каналов первого мультиплекса зрителю уже совершенно недостаточно, чтобы удовлетворить свои информационные потребности.

Появляются крупные пакеты кабельного и спутникового телевидения, в которых пользователь имеет возможность выбирать «узкие» тематические каналы. В нашей стране — это «Триколор ТВ», «НТВ плюс», «Комстар», «Стрим», «Акадо», «Ростелеком», в состав которого входит «Мостелеком», «ЭР-Телеком» и другие…

Накоплен огромный опыт построения таких сетей, создан, по сути дела, экспортный потенциал в данной сфере. Российские специалисты сегодня строят такие сети в Юго-Восточной Азии и Латинской Америке.

К услугам отечественного зрителя — более 300 эфирных и кабельных телеканалов. При этом обходится это, как правило, не очень дорого — например, самый быстроразвивающийся и один из крупнейших сейчас пакетов «Триколор ТВ» предлагает более 150 каналов, причем в качестве High Definition. Например, пакет «Максимум HD» всего за 900 руб. в год. Качественный контент действительно стал доступным для российского зрителя.

Кстати, кабельные сети, которые проводят политику максимальной доступности, выиграют у тех, кто стремится брать значительную плату с абонентов, да еще и с каналов, которые стремятся в них войти. Это глубоко ошибочная рыночная стратегия…

Итак, традиционные СМИ пытаются быть конкурентоспособными по сравнению с интернет-СМИ. И параллельно сами становятся, в том числе, и интернет-медиа. То есть происходит конвергенция традиционных СМИ и Интернета.

Вы прекрасно знаете, что печатные СМИ имеют тенденцию формировать как минимум вторую точку «базирования» в Интернете. Телевидение и радио также стремятся адаптироваться под интернет-формат.

Смысл этих шагов очевиден. Интернет — это самая массовая среда, это аудитория, для доступа к которой не нужно платить сетям распространения. К тому же целый ряд возрастных групп черпает информацию преимущественно в Интернете.

Это люди до 35 лет включительно — наиболее экономически и социально активные поколения. Те, кому больше 35-ти, ценят также традиционные каналы поступления информации…

Они смотрят специализированные новостные каналы, развлекательные, спортивные, посвященные увлечениям, психологии, различным направлениям науки и техники… Благодаря спросу на информацию появилось немало конкурирующих нишевых каналов — при этом зрители их выбирают не по контенту, а по возможности увидеть в той или иной сети интересующую передачу. Скажем, «Охота и рыбалка» выходит в сети «Стрим», а «Охотник и рыболов» — в «Триколор ТВ».

Медиасфера сегодня является чрезвычайно привлекательной для инвестиций отраслью. Например, наш канал окупился всего за один год вещания! Хотя многие предсказывали нам быструю и бесславную кончину — мол, слишком узкая ниша. Но оказалось, что расчет на узкую нишу полностью оправдался.

И конечно, медиакомпании готовы и умеют решать масштабные задачи в области информационной политики. Есть специалисты, есть ресурсы, есть охват аудитории. Есть видение информационных потребностей и ситуации на рынках.

— Вы единственный в стране канал по нанотехнологиям?

— Не только в стране — в мире. Аналогов нам нет нигде на планете. Есть каналы, посвященные технологическим инновациям. Но канала по данной тематике больше нет. И с этим связаны наши перспективы расширения вещания — не только на российскую аудиторию, но и на ближнее зарубежье.

Мы уже сейчас вещаем не только на Россию — на Белоруссию, Украину, Казахстан, страны Балтии. В наших планах — страны с русскоязычным населением и те, в которых любят отдыхать наши соотечественники, к примеру, Турция, ОАЭ и другие.

Но в первую очередь мы стремимся к максимальному охвату российской аудитории. Вещаем с трех спутников — нас видит вся страна: от Калининградской области до Приморского края. У канала — уже тридцатимиллионная аудитория. Мы ориентируемся на возрастные группы от 16 до 65 лет, на людей не только с высшим, но и средним образованием…

Мы сотрудничаем с ЗАО «Национальная спутниковая компания». «Триколор ТВ» — это сегодня крупнейший в Европе оператор спутниковой связи, имеющий правильную рыночную стратегию. Мы входим в три пакета «Триколор ТВ»: «Оптимум», «Супероптимум» и «Максимум HD». Кроме того, значительная часть наших передач доступна в Интернете.

Стремимся попасть и в другие крупнейшие сети — «Ростелеком», «Мостелеком», «Акадо», «НТВ Плюс»… Но… Не все определяется нашим желанием. Как я уже говорила, иногда выдвигаются неприемлемые финансовые условия. Из-за этого сети теряют каналы: это пагубная политика, которая приведет их, в конце концов, к потере значительных долей рынка.

 

Важны и массовые, и нишевые

— Каковы особенности нишевых и массовых каналов в освещении темы нанотехнологий?

— Федеральные каналы очень важны для донесения информации о нанотехнологиях. Ведь они доходят до самого отдаленного уголка России, глубина их проникновения пока даже больше, чем у Интернета.

У них — огромная целевая аудитория и кому как не им пропагандировать нанотехнологии и инновации для широких слоев населения? При этом в рамках подобных каналов, как правило, существуют нишевые программы или специализированные рубрики в программах.

Например, «Наука 2.0» — типичная нишевая программа, выходящая на нескольких каналах ВГТРК. При этом программа очень широкого профиля — она посвящена современным научным достижениям в целом. Мы же освещаем в большей степени нанотехнологии.

Есть очень интересные программы, посвященные науке, на Первом канале — кстати, те из них, что связаны с проблематикой нанотехнологий, мы приобретаем и ставим в наш эфир.

Одно из достоинств программ федеральных каналов нашего телевидения — они высокобюджетны, а значит очень привлекают различные категории зрителей. Мы такого уровня бюджетности достичь пока не можем — и это еще один фактор, почему в пропаганде нанотехнологий важно использовать возможности каналов первого мультиплекса. Но наши программы, программы нишевых каналов, более специализированные, точные.

Нишевые телеканалы — это, как правило, круглосуточное вещание или вещание не менее 18 часов только по определенной тематике. Причем, прицельное тематическое вещание, рассчитанное на разные аудитории, которые интересуются узким кругом проблем.

Потому, массовые и нишевые каналы должны дополнять друг друга при освещении нанотемы и других инновационных тем. Но сегодня поддержку получают только массовые — и то, не столько в связи с освещением инновационных тем, сколько в связи со своим государственным статусом или принадлежностью крупнейшим корпорациям с государственным участием. Наш сегмент в систему поддержки телевидения сегодня не включен!

Нет поддержки со стороны государства тех, кто помимо собственных коммерческих задач делает важное для страны дело — пропагандирует инновации и отечественного товаропроизводителя.

— Как, в частности, ваша телекомпания?

— Да. Государственные органы — такие как Минэкономразвития, Минобрнауки, Минпромторг о нас знают, нас замечают. Мы удостаиваемся различных почетных общественных наград, присуждаемых с участием государственных органов. Кроме того, выступаем партнерами крупных выставок и форумов государственного значения — отношение к нам вполне позитивное.

— Позитивное — но не более того? В практическую поддержку не перерастает?

— Увы…

К сожалению, наши ведомства «зашорены» представлениями о том, что партнерские отношения они могут выстраивать только с государственными или полугосударственными компаниями.

— Какой поддержки вам бы хотелось от государства?

— Более тесного взаимодействия в реализации государственной информационной политики по продвижению и развитию инновационной экономики и национальных инновационных разработок. И в рамках этого взаимодействия — помощи для вхождения нашей компании на приемлемых условиях в государственные сети «Ростелеком», «Мостелеком».

 

Медиаполитика без ответственного

— В России довольно много кинофильмов выходит при поддержке государства — в лице Министерства культуры. Почему такой формы поддержки нет в отношении телевизионных проектов?

— Полагаю, потому, что государственный орган занимающийся культурой есть, а органа, отвечающего за медиаполитику нет. Медиаполитика «пристегнута» к связи и информационным технологиям: этими вопросами, как вы знаете, у нас занимается сегодня Минкомсвязи, где медиаполитика далеко не на первом месте.

Единственная крупная тема, которой озаботилось сегодня министерство — регулирование Интернета, фильтрация деструктивного и противоправного контента. Это важно, но данными вопросами медиаполитика государства не должна исчерпываться.

Стране нужна системная государственная информационная политика, охватывающая приоритеты развития государства, экономики и общества. Пропаганда высоких нравственных ценностей; пропаганда здорового образа жизни, спорта; пропаганда честного труда, честного предпринимательства и здравого экономического поведения граждан… Пропаганда отечественных технологических достижений, товаров мирового уровня, которые мы можем предложить как собственным потребителям, так и глобальному рынку; пропаганда инновационной деятельности, отечественного инновационного производства, важности использования инноваций.

Системной информационной политики государства вообще и пропаганды важности нанотехнологий и инноваций сегодня нет. Отсюда результаты.

Вы прекрасно знаете, что широкая общественность считает нанотехнологии чем-то эфемерным, на что тратятся слишком большие бюджетные деньги. Широкая публика даже самого термина «нанотехнологии» не понимает… На большинство выставок по нанотехнологической и инновационной тематике приходят в основном специалисты.

Можно ли говорить об успешности государственной инновационной политики при подобных общественных настроениях?.. Вопрос, по-моему, риторический.

Больше того, мы теряем внутренний рынок для отечественных товаров: лучшими товарами и разработками потребители считают импортные. Есть всего несколько сегментов рынка, где производители смогли самостоятельно доказать свои преимущества без помощи государства.

Государство декларирует замечательную цель: развитие инновационной экономики, но не подкрепляет ее реализацию важными практическими инструментами — информационными. А ведь мы живем в информационном обществе…

 

В ожидании национального проекта

— Как вы относитесь к необходимости национального проекта по развитию инноваций — как комплексного начинания, с программой реализации, расписанной по годам, с учетом различных аспектов реализации — от технологических и экономических до информационных?

— Очень позитивно. Убеждена, что повышение конкурентоспособности российской промышленности возможно только через развитие инновационной деятельности.

В мире давно применяется кластерная система инновационного производства. Суть ее в том, что на определенной территории концентрируется группа взаимосвязанных компаний: поставщики конечной продукции, комплектующих, сервисные организации, образовательные, научно-исследовательские. По отдельности они могут быть нерентабельны, но, работая вместе, создают кумулятивный эффект. Это, на взгляд многих экспертов, генеральная схема развития в России инновационной экономики.

Я поддерживаю усилия государства по созданию технопарков и бизнес-инкубаторов по инноватике, помощи стартапам в инновационной сфере — но этого недостаточно. Нужна кластерная программа.

И требуется системная информационная политика. Если российские медиа не будут рассказывать российским зрителям и читателям об отечественных разработках, то наша промышленность так и не выйдет на современный уровень.

Пропагандистские и просветительские усилия способны существенно повлиять на ситуацию.

 

Инноваторы в своем Отечестве

— Как это может «работать»?

— Есть такая петербургская компания — «Оптоган». Она выпускает лампочки на основе нанотехнологий. Лампочки стоят примерно в три раза дороже, чем обычные. Но при этом они существенно экономичнее, служат в несколько раз дольше, и гораздо надежнее, экологичнее обычных. И, кстати, существенно дешевле зарубежных аналогов.

Скажите, кто об этом знает, кроме узкого круга специалистов?

— Читатели журнала «Эксперт» и зрители телеканала «Эксперт-ТВ», которым регулярно рассказывают об «Оптогане»…

— Да, но, согласитесь, это не те медиа, к которым обращается массовый потребитель…

Массовый потребитель сегодня идет в магазин электротоваров и выбирает лампочки исключительно по ценовому критерию. Потому, что он совершенно не осведомлен, что есть факторы, которые нужно учесть дополнительно. И кто ему будет о них рассказывать? Продавец? Конечно, нет, ведь для этого потребуется довольно пространная лекция…

Сегодня распространение российских энергосберегающих ламп связано почти исключительно с усилиями «Оптогана» как коммерческого рекламодателя и его подразделений продвижения и других российских производителей такой продукции. (А «Оптоган» в своем роде не один — есть еще знаменитое советское производственное объединение электронной промышленности «Светлана»). На мой взгляд, упование на чисто коммерческие двигатели продукции неправильно — потому что силы наших производителей и западных далеко не равны, причем, по объективным причинам… Нашим компаниям максимум 20 лет, а не 100, как многим западным, их инвестпотенциал только накапливается.

NANO TV рассказывает о нанотехнологиях в электротехнике для потребителя. Но пока еще наш охват аудитории недостаточен для того, чтобы сделать интерес к продукции «Оптогана» действительно массовым. Вот если в просветительских передачах массовых телеканалов, посвященных потребительскому рынку, расскажут об этих лампах — будет совсем другой результат. Потребитель заинтересуется этой информацией, станет собирать дополнительные сведения, и не только сам изменит свои рыночные предпочтения, но и повлияет на изменение предпочтений своих родных и близких.

Эффект от подобной информационно-просветительской кампании — это и продвижение отечественного производителя, и поддержка инноваций, и широкое распространение энергосберегающих экологических технологий, и демонстрация конечному покупателю, что новейшие технологии могут быть чрезвычайно выгодны для него — что приведет к появлению у него спроса и на другие инновационные товары!

Еще пример. В одной из наших программ цикла NanoTech мы рассказывали о наномойках: они позволяют мыть машину без воды — только специальный состав и тряпочка. Есть особые составы для зимы, для лета; для кожи, для пластика…

Стоит такая мойка столько же, сколько традиционная. Но не нужно ни специального помещения, ни водоотвода, нет стока воды… Просто вызываете специалистов, они приезжают и «моют» машину: на самом деле, подбирают состав и протирают ее специальной тканью…

Пока шла программа, нам поступило пять звонков от предпринимателей из регионов, которые хотели бы поучаствовать во франчайзинговых схемах, связанных с такими мойками! А уж после передачи и после того, как мы выложили передачу в Интернете, был буквально шкал звонков.

Потребителям об этой технологии нужно рассказать, как и компаниям малого бизнеса. При массовом информировании может появиться целая новая подотрасль бизнеса!

И еще один пример — связанный с медициной на основе нанотехнологий. Искусственные сердечные клапаны, изготовленные на основе традиционных технологий, служат около десяти лет: потом их приходится заменять. Однако разработаны и применяются в клинической практике клапаны, которые делаются на основе нанотехнологий — они служат десятки лет! Такие клапаны разрабатываются и производятся в России: их делают в Пензенской области.

Существуют также новейшие технологии производства искусственных суставов, и в частности, позвонков, спинных дисков: за счет использования наноматериалов они служат 100 лет! Это отечественная разработка, связанная с нанотехнологиями. Сейчас они проходят клинические испытания. В мире нет аналогов российским разработкам в этой сфере. Зарубежным коллегам пока так и не удалось создать устойчивое нанопокрытие для суставов, а россияне смогли!

При соответствующем развитии, появлении интереса со стороны потребителей — это мощные сектора медико-технологического производства.

Но вы слышали что-нибудь об этом в массовом телеэфире? Я — нет. Хотя слежу за освещением инновационной темы на телевидении очень внимательно. А можно ли что-то услышать о подобных технологиях в знаменитых подборках медицинской рекламы по Радио-1? Тоже нет! Но речь же идет о российских инновациях, национальном достоянии, которое может быть использовано во имя здоровья россиян!

— Итак, мы зачастую не знаем инноваций и инноваторов в своем отечестве?

— Совершенно верно. Познакомить с ними — одна из главных задач нашего канала, которую мы стараемся решать по мере сил и возможностей. И еще стремимся помочь им сделать так, чтобы новые разработки были доступны и популярны.

 

Говорить и показывать

— Как устроено вещание канала?

— У нас — ежедневное круглосуточное вещание тремя блоками по восемь часов каждый — с повторяемыми элементами: наиболее рейтинговыми передачами.

— А как формируется ваш контент?

— Из привлеченных программ и из программ собственного производства.

Из привлеченного контента, прежде всего, отмечу шикарные специальные фильмы телекомпании «Би-Би-Си», посвященные нанотехнологиям, естественно, переведенные на русский язык. Благодаря сотрудничеству с этой британской телекомпанией мы получаем эти фильмы одними из первых. Также сотрудничаем с каналом National Geographic; показываем научную документалистику и посвященные нанотехнологиям программы Первого канала.

Если говорить о собственном производстве, то это программы, инициированные нами и произведенные либо сторонними студиями по нашему заказу, либо самой нашей телекомпанией. У нас пять циклов передач собственного производства: «Нанотехнологии в России», NanoTech, Know How, «Лаборатория красоты» и «Инновации сегодня».

Цикл программ «Нанотехнологии в России» посвящен российским предприятиям, производящим свою продукцию с использованием нанотехнологий, это, можно сказать, главная наша программа, веду ее я сама. «Инновации сегодня» — уникальная для российского телевидения новостная программа, посвященная исключительно новостям в области инноваций.

Цикл программ NanoTech — о том, какое применение в нашей жизни уже нашли разработки в области нанотехнологий, например, в космических исследованиях, энергетике или медицине. В той же автомобильной сфере, о которой я упоминала.

Know How — программы, в которых рассказывается о сути нанотехнологических процессов и эффектов. «Лаборатория красоты» ориентирована на женскую аудиторию, однако привлекает и мужскую, знакомит с наноновинками в сфере косметологии.

Объем собственного производства телепередач составляет порядка 35% нашего эфира. Через несколько месяцев намереваемся выйти на 50%. К нам уже обращаются с вопросами о покупке нашего контента. Но поскольку он уникальный, мы не спешим им торговать.

— Хватает ли контента для освещения нанотем? Темы-то весьма разнообразны…

— Хотелось бы больше снимать самим. Но тема нанотехнологий для телевизионного производства весьма сложна — это не курортные достопримечательности.

Приходится использовать сложную графику, высокие компьютерные технологии для реконструкции нанопроцессов. Но мы прилагаем все усилия, чтобы делать интересные, содержательные, привлекательные для зрителя передачи — потому что просто разговором ведущего и ученого на протяжении часа не удержишь зрительского внимания. Стараемся говорить доступно — это требует дополнительной квалификации от наших журналистов.

Мы умеем разговаривать с учеными, специалистами на одном языке. Во многом потому, что журналисты нашей телекомпании имеют первое высшее образование в технологической сфере.

Наша миссия — служить проводниками новой информации для потребителей и бизнеса, связанной с использованием нанотехнологий во всех сферах жизни. То, что интересно, перспективно в сфере высоких технологий, от чего зависит будущее страны, мы должны доносить до людей.

— Естественный вопрос: каковы ваши отношения с «Роснано»?

— ОАО «Роснано» — наш ведущий информационный партнер, поставщик новостей. Мы освещаем ключевые проекты «Роснано». Финансовых взаимоотношений на сегодня у нас нет.

Другой партнер из крупного бизнеса — «Лукойл». Мы много рассказываем о проектах этого нефтяного гиганта в сфере нанотехнологий, новых материалов и т.д.

В дружеских, партнерских отношениях мы состоим также с Российской академией наук — прежде всего, с ее Отделением информационных технологий и нанотехнологий, а также институтами РАН.

В хороших отношениях мы и с другими ведущими разработчиками нанотехнологий в России. Это крупные высокотехнологичные предприятия, например, знаменитое петербургское предприятие электронной промышленности «Светлана», и не очень крупные — как тот же «Оптоган»; это крупнейшие наши вузы — такие как МГУ, МГТУ, МФТИ, МИФИ, МАИ, МИСиС, ведущие технологические вузы Санкт-Петербурга, Новосибирска, Томска, других наших инноградов; это отдельные кафедры вузов, специализирующиеся на нанотехнологиях…

— А как происходит финансирование канала? За счет рекламы?

— Канал появился как частная инициатива, у него есть инвестор. При этом он, как я уже сказала, окупается за счет средств рекламодателей.

Знаете, есть две основные схемы финансирования телеканалов: одна — за счет абонентской платы, причем, довольно высокой, а вторая — рекламная. Она предполагает условно бесплатный канал, который аккумулирует максимальную аудиторию и финансируется за счет рекламы, направленной на эту аудиторию. Мы используем вторую модель.

 

Меняться быстрее рынка

— Как вы пришли в инноватику?

— С «обычного» телевидения.

Я была коммерческим директором ЗАО «Телекомпания «Стрим», в котором при моем активном участии создано несколько нишевых каналов. Хорошо знаю эту бизнес-технологию.

Кроме того, я неплохо ориентируюсь на рекламном рынке. У меня большой опыт работы с широким кругом рекламодателей. И я параллельно продолжаю заниматься рекламой на телевидении, второй мой бизнес — рекламное агентство «Медиа Магнат»: оно занимается размещением рекламы на кабельном и спутниковом телевидении, производством рекламных роликов и программ, организацией конференций, выставок и т.д. В том числе, в инновационной сфере…

При этом первое образование у меня высшее техническое — я окончила РГУНГ им. Губкина, пошла туда после школы с математической специализацией. Так что могу разговаривать с учеными, специалистами на одном языке…

— Телевидение — женский бизнес или мужской?

— Скорее, мужской. Но есть в этом бизнесе немало успешных женщин. Причем, я одна из самых молодых представительниц этой когорты.

— Каковы особенности вашего бизнес-стиля?

— Никогда не боялась браться за задачи, которые другие считают невыполнимыми или трудновыполнимыми. В бизнесе нужно идти на риск — но при этом уметь рисковать.

— Умело управлять рисками?

— Совершенно верно. Контролировать затраты, привлекать грамотных специа­листов.

Во многих компаниях, подобно нашей, работает по 100–150 человек. У нас — два десятка сотрудников, и они прекрасно справляются со всем функционалом. Потому что они — одни из лучших специалистов на рынке. При этом мы широко привлекаем партнеров на аутсорсинговой основе…

Нет смысла брать на работу специалистов с теми или иными профессиональными недостатками только потому, что они стоят дешевле: в итоге это ведет к удорожанию бизнеса, потому что приходится брать на работу несколько человек с ограниченной компетенцией.

— Каковы ваши принципы управления?

— Принимать решения взвешенные, но делать это быстро. Потому что вред от отсутствия решения зачастую выше, чем от неточного решения.

Уметь планировать на краткосрочную и долгосрочную перспективу, составлять реалистичные бизнес-планы. И не жалеть денег на исследование рынка: понимание ситуации на рынке, перспектив ее изменения — основа основ для бизнеса.

Одна из главных аксиом медиабизнеса: нужно меняться быстрее, чем информационное поле, на котором работает то или иное медиа — то есть не отставать от изменений в аудитории, а предвосхищать их и идти на полшага впереди.

«Женскость» моего подхода к управлению, наверное, состоит в том, что я стремлюсь действовать гибко — на мой взгляд, это очень важно, учитывая, что у нас творческий коллектив. Важно чтобы люди добивались результата, а не просиживали штаны на работе с 9 до 18 часов.

Обычно считается, что женщины — чрезмерно эмоциональные, даже истеричные руководители — это не про меня: я человек уравновешенный, не позволяю себе орать на подчиненных, как это делают многие мужчины-руководители. Это помогает спокойно принимать решения, выбирать между двумя серьезными предложениями, определять судьбу того или иного начинания, сотрудника…

Самое главное мое достижение как предпринимателя и менеджера: мне удалось создать атмосферу, при которой людям не хочется уходить с работы. Им на работе лучше, чем дома.

Компанию, состоящую из таких сотрудников, не надо «подталкивать»: она движется вперед сама — ее требуется только направлять. Такая вот у нас «умная» компания, посвященная нанотехнологиям…

 

 

NANO TV — кабельный спутниковый канал, посвященный нанотехнологиям и инновациям. Единственный доступный широкому кругу телезрителей канал в мире, рассказывающий о нанотехнологиях и инновациях.

Создан ноябрь 2010 года,

начал вещание с 1 апреля 2011 года. Телеканал NANO TV выходит в формате MPEG-2, в пакете Триколор ТВ «Оптимум», «Супер Оптимум» и «Максимум HD». С 19 сентября 2012 года телеканал NANO TV начал вещание со спутника Intelsat 15 в формате MPEG-2, покрывая тем самым всю территорию России и страны СНГ.

Телепоказ представлен фильмами как импортного, так и российского производства. В сетку вещания входят крупнобюджетные фильмы BBC, National Geographic, лучшие отечественные и зарубежные программы, а также документальные фильмы, посвященные высокотехнологичным международным и российским компаниям, инновационным разработкам и новейшим проектам. В настоящее время третья часть программ делается силами специалистов телеканала.

На данный момент объем собственного производства составляет более 35%.

Контент канала предназначен как для профессионалов в различных областях науки, так и для обычных телезрителей.

На сегодняшний день аудитория телеканала достигла отметки 30 млн телезрителей. Сегодня с NANO TV работает более 100 операторов кабельного телевидения по всей России.

Одна из основных задач телеканала — рассказать о достижениях российских ученых: об уникальных разработках, о новых технологиях, научных открытиях и инновациях; популяризировать науку среди подрастающего поколения. Телеканал выступает постоянным информационным партнером различных отраслевых мероприятий, таких как международный форум «Роснанотех», Фестиваль науки, бизнес-форум «Деловой России», активно сотрудничает с такими организациями, как «Школьная лига Роснано», инновационный центр «Сколково», МГУ, МИСиС, «Химград», и многими другими.

Среди наград:

«За вклад в развитие инновационного телевидения в России» 2011.

Премия «Элита национальной экономики 2012»

Почетное звание «Социально-ответственное предприятие» 2012.

Лучший налогоплательщик года 2012.

Лучшая компания года 2012.

 

 

ЕВСТИГНЕЕВА Наталия Владимировна в 1995 году окончила московскую гимназию №21 с углубленным изучением математики.

В 2000 году — Академию нефти и газа им. И.М. Губкина по специальности «Проектирование, сооружение и эксплуатации трубопроводного транспорта». В том же году окончила курс Владимира Тарасова «Управленческая борьба» Таллиннской школы менеджеров.

В 2001 году получила второе высшее образование в МИЭМ по специальности «Связи с общественностью, реклама и PR». В том же году получила квалификацию «мастер, практик НЛП».

В 2000 году стала одним из основателей Лиги дипломированных специалистов «PR-фактор». С 2002 года создатель и руководитель тверского филиала «Института восстановления человека», предоставляющего услуги в области обучения навыкам самостоятельной духовной и физической реабилитации.

С 2003 года — ведущий инженер ООО «Тверьрегионгаз» — дочерней компании «Газпрома». В 2005–2008 годах — руководитель проекта «Московский спортивный клуб» (президент Ю.М. Лужков). С 2005 по настоящее время — генеральный директор ООО «Русский Клуб Ретро» (компания специализируется на организации культурных светских мероприятий, средства от которых переводятся в детские дома).

С 2009 года — коммерческий директор ЗАО «Телекомпания «СТРИМ», где «с нуля» организовала коммерческую службу, занималась привлечением средств на каналы собственного производства, размещением рекламы.

С 2010 года по настоящее время — генеральный директор ООО «Медиа Магнат» — рекламного агентства полного цикла, занимающегося размещением рекламы на кабельных, спутниковых телеканалах, на радио, в печатных СМИ, организацией выставок, конференций, корпоративных мероприятий.

С 2010 года — генеральный директор ООО «Нано ТВ».