Болезнь бесконтрольной бюрократии

Рубрика | Взгляд на общество

Текст | Георгий САТАРОВ

Победить коррупцию можно только введя внешний кон­троль над бюрократией.

Недавно депутат Госдумы Николай Ковалев вновь предложил бороться с коррупцией, провоцируя чиновников на взятки. Подобные методы используются в других странах, например в США.

Но в этих странах, вместе с тем, существует еще и независимый суд, и высокий уровень верховенства права в целом. Так что, там подобные механизмы борьбы с коррупцией приемлемы.

У нас же, в отсутствие независимого суда, это еще один путь к произволу, который в итоге никак не повлияет на уровень коррупции. Предложение абсолютно бесполезно и с той точки зрения, что оно не предполагает никаких системных решений. Бороться с коррупцией с помощью таких отдельных мер бессмысленно. Я полагаю, что г-н Ковалев озвучил свою идею из лучших побуждений, но с ограниченным представлением о том, как все устроено на самом деле, полагая, что российскую коррупцию можно взять на испуг.

Не получится победить коррупцию и если зайти со стороны бизнеса — через принуждение госкорпораций к раскрытию все больших объемов данных или через ужесточение антикоррупционного законодательства для бизнеса. Это — перенесение направления главного удара, что, по меньшей мере, неприлично. Коррупция рождается внутри государства, она возникает во власти, и сама власть должна захотеть себя изменить.

В последнее десятилетие ключевая проблема роста коррупции, прежде всего деловой, связана с банальным обстоятельством — контролирующие механизмы были уничтожены. Все дело в инструментах внешнего контроля над бюрократией.

При Ельцине они существовали: сильная оппозиция; влиятельная свободная пресса; свободно работающие общественные организации; система сдержек и противовесов, хилая, перекошенная, но работающая. Да и сама власть была в то время весьма прозрачна.

Перечисленные инструменты не могли снизить коррупцию в первую очередь потому, что применялись не в полной мере. Но они ограничивали резкий рост коррупции.

При Путине эти инструменты были уничтожены. Бюрократия стала неподконтрольна, и начала работать в основной своей массе исключительно на себя.

В фонде ИНДЕМ проводили анализ коррупции с нулевых годов. В итоге выяснили, что деловая коррупция в России с 2000–2001

 года до 2005 выросла фантастически. Например, на взятку среднего размера чиновник в 2000 году мог купить 30 кв.м жилья по среднерыночным российским ценам. А в 2005 году — уже 210 кв.м.

Вертикаль власти завела страну в тупик. Власть выстраивала ее, чтобы управлять бюрократией, а в итоге бюрократия помыкает властью. Это определило бешеное увеличение масштабов коррупции, забросившее нас, вместе с нашей нефтью, ракетами, миллиардерами на задворки современной цивилизации.

Восстановление внешнего контроля над бюрократией и над тем, что условно можно назвать политическим классом, является необходимым условием для борьбы с коррупцией. Пока оно не будет выполнено, вся эта борьба будет не более чем сведением счетов внутри правящей группировки.

Сатаров Георгий Але­ксан­дро­вич  — президент Фонда прикладных политических исследований ИНДЕМ («Информатика для демократии»), бывший сопредседатель Всероссийского гражданского конгресса. В прошлом — помощник президента России Бориса Ельцина, участник Конституционного совещания по разработке конституции РФ 1993 года, член общественного совета при Федеральной службе налоговой полиции, член общественного экспертного совета Мирового банка по проблемам государственного управления и коррупции. Является автором большого количества исследований о коррупции в России.