Требуется тягловая лошадь

1Рубрика | Президентские программы

Текст | Николай ФРОЛОВ

Мегарегулятор призван вытащить финансовый рынок из нецивилизованного состояния.

Осенью резко усилилось намерение властей создать мегарегулятор финансового рынка. Проект комментирует специалист по финансовому рынку, кандидат экономических наук Иван Осянин:

— В октябре президент Владимир Путин призвал чиновников вернуться к, казалосьбы, забытой еще в 2003 году идее создания единого органа надзора за всеми субъектами финансового рынка, так называемого финансового мегарегулятора. Министр финансов Антон Силуанов, выступая на недавнем заседании Госдумы, заявил о поддержке этой инициативы и создании рабочей группы по разработке нормативно-правового обеспечения формирования такого института на базе Центробанка, первый зампред которого, в свою очередь сообщил, что функции ФСФР, находящейся в подчинении Минфина, могут быть переданы Банку России уже до конца 2013 года.

Напомню, что в начале 90-х годов, когда создавалась новая финансовая система, контроль и строительство отдельных секторов рынка были поделены между ведомствами таким образом: Госстрой получил надзор за ипотекой, Министерство труда — за пенсионным сектором, существовавшее тогда Минпромнауки — за лизинговой деятельностью, Центробанк — банковский надзор и надзор за валютными биржами, антимонопольное ведомство — контроль за товарными биржами, ФКЦБ — за рынком ценных бумаг, Минфин – страховой и некоторые другие виды надзора на финансовом рынке. С тех пор произошли значительные изменения, создавались новые ведомства — в частности, на базе ФКЦБ возникла ФСФР, взяв у Минтруда и Министерства по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства вопросы, касающиеся регулирования на финансовых рынках. А в 2005 году эта федеральная служба была преобразована в еще более крупного регулятора финансового рынка, но уже в ведении Минфина: ей был отдан страховой надзор. Это абсолютно обоснованно: страховые, пенсионные и инвестиционные финансовые посредники — институциональные инвесторы, которые должны быть однородны в регулировании.

Однако наличие разных подходов ответственных ведомств в области надзора за различными секторами финансового рынка у разных регуляторов осталась. Отличаются требования к расчету достаточности капитала субъектов различных секторов финансового рынка, что не является логичным, система пруденциального надзора (надзора в реальном времени) применяется только ЦБ по отношению к банкам.

В то же время абсурдность ситуации, когда финансовая организация, управляющая капиталом с сотни раз больше собственного, отчитывается по тем же стандартам, что и компания по оптовой торговле цементом, очевидна. Вопросы выработки единого подхода к регулированию всего финансового рынка и полной ликвидации межведомственных противоречий, по задумке, должно решить создание мегарегулятора, ответственного за все и вся. Образно говоря, вместо лебедя, рака и щуки в регулирование должна включиться одна сильная тягловая лошадь.

Не вызывает вопросов и создание мегарегулятора на базе ЦБ. Центральный банк, во-первых, имеет наибольший опыт и успехи в области пруденциального надзора, во-вторых, финансирует технологическую базу и прочую инфраструктуру для осуществления надзорных функций из своей прибыли и, в-третьих, не испытывает проблем с привлечением опытных профессионалов за счет способности эту прибыль генерировать. Кроме того, Банк России не является органом исполнительной власти и обладает относительной самостоятельностью в области принятия решений, что должно уберегать правительство от искушения порулить мегарегулятором для решения сиюминутных задач в ущерб финансовой стабильности государства.