Век файрвола не видать

1

Рубрика | Страница редактора

Текст | Александр ПОЛЯНСКИЙ

Попытки некоторых российских чиновников воспользоваться историей с размещенным в Интернете роликом фильма «Невинность мусульман» для того, чтобы блокировать крупнейший видеохостинг YouTube, судя по всему, провалились.

О том, что такая возможность рассматривается, сообщил 17 сентября в своем твиттере министр связи и массовых коммуникаций Николай Никифоров: мол, YouTube отказывается блокировать ролик, а это означает, что 3–5 ноября весь этот сервис будет для рунетчиков закрыт. В некоторых регионах доступ к ролику уже ограничили провайдеры, основываясь на предписаниях прокуратуры.

Однако уже через несколько дней Никифоров дезавуировал заявление, сказав, что его неверно поняли.YouTube, сказал он, перекрываться не будет. Причин отступления, судя по всему, три.

Первая — связь между разжиганием провластными политтехнологами истерии вокруг акции Pussy Riot (с целью обеспечить поддержку власти консервативным электоратом) и ростом религиозного экстремизма в российских регионах, одно из последствий которого — теракт против умеренных исламских лидеров в Казани. Именно поэтому новая антицерковная акция в храме Христа Спасителя — обливание иконы чернилами — была расценена всего лишь как «порча имущества общественной организации» и тут же забыта государственными медиа. А церковные спикеры, активно взаимодействующие с властью, резко сменили тональность. Более того, митрополит Иларион в своей передаче на «России 24» заявил о том, что агрессивный стиль комментариев в устах церковных деятелей недопустим в принципе.

Вторая — Россия даже больше, чем другие державы, не заинтересована в том, чтобы идти на поводу у радикального ислама. Мы, частично исламская страна, — из тех, кто будет под ударом с его стороны в первую очередь. Официальную позицию отчасти обозначил Рамзан Кадыров в эфире НТВ: «Мусульмане должны тоже не поддаваться на провокации. Почему? Потому что сегодня гибнут наши люди, мусульмане гибнут. И не только мусульмане — они тоже люди».

Третья — далеко не все в России, даже в консервативных кругах, согласны с ограничением права на высказывание оценки ислама. За это право, напомню, поплатился жизнью о. Даниил Сысоев.

Однако у некоторых работников госаппарата явно чешутся руки ограничить свободу в Интернете. Но убедительный для общественности повод им придется поискать, скорее всего, не религиозный. Если вообще его удастся найти.

Ведь общество в большинстве своем не готово принять контроль за информацией. Хотя бы в силу тщеславия: у нас нет «большого» файрвола в Сети, и этим мы отличаемся от Белоруссии и Ирана.