В поисках пуговицы

13_1Рубрика | Взгляд на экономику

Текст | Иван ОСЯНИН

Банк России возвращается к денежно-кредитной жесткости. Есть ли в этом смысл?

Совет директоров Банка России принял решение повысить с 14 сентября 2012 года ставку рефинансирования и процентные ставки по операциям Банка России на 0,25 процентного пункта. Решение принято «в связи с ростом цен и инфляционных ожиданий, увеличивающим риски превышения среднесрочных ориентиров ЦБ по инфляции, а также с учетом оценки перспектив экономического роста» — об этом сообщается в пресс-релизе ЦБ РФ от 13 сентября 2012 года.

За последние 20 лет так сложилось, что само словосочетание «денежно-кредитная политика» в российских реалиях превратилось в синоним «борьбы с инфляцией». Вроде бы, цель благая, да уж больно это напоминает логику героя спектакля «День радио», у которого две проблемы — Минобороны и потерянная пуговица, и поскольку с Минобороны сделать все равно ничего не получается, нужно искать пуговицу… Не решая фундаментальных проблем, мы боремся со следствиями этих проблем.

Инфляция в России действительно растет более высокими темпами, чем в прошлом году (ожидается 7–8% по итогам года), ускоряется и рост потребительских цен, а значит, повышение стоимости денег для борьбы с этими явлениями выглядит, на первый взгляд, логично.

Но если взглянуть на макроэкономическую ситуацию шире, то приходится с прискорбием констатировать, что Россия копирует докризисную модель роста, основными факторами которого являлись перегрев в некоторых секторах экономики, взрывной рост потребительского кредитования и, как следствие, разгон товарооборота и повышение оплаты труда без увеличения его реальной производительности.

Вот только сейчас все это происходит на фоне спада инвестиционной активности и экспортного спроса. Снижение объема сырьевого экспорта уже замедляет экономический рост, и в этих условиях естественным его драйвером могло бы стать стимулирование инвестиционных процессов. И здесь мы сталкиваемся с дилеммой, которая стояла перед властями еще перед кризисом: что делать, если экономика неспособна «усвоить» денежную массу, — «откачивать» деньги или наращивать экономическую мощь?

Под прикрытием различного рода доводов пока реализовывалась стратегия «откачки» ликвидности. А ведь это вопрос и политических, а не только экономических приоритетов.

Если главная задача государства — обеспечение минимальных естественных потребностей граждан и развитие в логике сырьевого экспорта, модель жесткой денежной и бюджетной политики вполне допустима. Если же цель — превращение России в державу с развитой экономикой и высоким уровнем жизни населения, то без активного инвестиционного процесса и реализации инфраструктурных проектов никак не обойтись.

Следует помнить, что даже если сейчас все ресурсы сконцентрировать на реализации социальных целей, то через несколько лет этих ресурсов попросту не останется. Не поможет и наращивание резервного фонда, поскольку наибольшую ценность для любой экономики представляют не финансовые ресурсы сами по себе, а промышленный потенциал, который позволяет их генерировать, и который в нашем случае катастрофически недоинвестируется.

Однако мало того что сейчас в стране не самый приятный инвестиционный климат, что отражают рекордные оттоки капитала, так еще и дополнительно повышается стоимость (снижается доступность) заемных средств! 

Второй вопрос — является ли проведение жесткой денежной политики, столь вредной для экономического роста, единственной возможной мерой борьбы с инфляцией? Большинство экспертов сходится во мнении, что текущая инфляция не носит монетарного характера, она вызвана прежде всего ростом тарифов на услуги естественных монополий. И тут у правительства огромное поле для деятельности, направленной на повышение эффективности сферы ЖКХ, на противодействие энергетическому лобби.

13_2Еще один момент, который, безусловно, находит свое отражение в уровне инфляции, это высокий уровень бюджетных расходов. Расходы публичного сектора составляют около 40% ВВП и регулярно растут. Возможно, следовало бы оценить их эффективность и снизить.

Кроме того, есть у возрастающей инфляции и такие причины, на которые в принципе невозможно оказать влияние — например, рост цен на продовольствие, вызванный неблагоприятными погодными условиями и неурожаем в России.

Нетривиальными выглядят действия Банка России и на фоне реализации монетарной политики странами с развитой экономикой. Усилия, предпринимаемые ими для смягчения денежной политики, являются последовательными, носят комплексный характер и направлены именно на стимуляцию столь необходимого экономического роста. Достижение низкого уровня инфляции вполне возможно и с «околонулевой» базовой ставкой (см. график). Так что ссылки ЦБ на детерминированность своего решения ростом цен несостоятельны. 

 

 

Осянин Иван Константинович — преподаватель кафедры экономики и управления Костромского государственного технического университета, защитил кандидатскую диссертацию по специальности «Финансы и кредит». Автор более 20 научных статей и монографии.

Имеет опыт работы в ряде крупных федеральных банков на различных должностях. В настоящее время задействован в различных региональных общественных проектах, является учредителем и генеральным директором консалтинговой компании ООО «Диалог-Финанс».