Три версии выговора

12Рубрика | Взгляд на власть

Текст | Татьяна СТАНОВАЯ

Президент вмешался в бюджетный процесс.

Президент России Владимир Путин на специальном совещании по поводу подготовки трехлетнего федерального бюджета обрушился с критикой на правительство и попросил премьер-министра Дмитрия Медведева (которого в тот момент на совещании не было) объявить выговор министру труда и социальной защиты Максиму Топилину, а также министру регионального развития Олегу Говоруну. К вечеру того же дня к ним добавился и министр образования и науки Дмитрий Ливанов. Спустя сутки президент сделал им выговор лично, не дожидаясь решения Медведева.

Показательно, что ни один из этих министров не отвечал непосредственно за окончательный вариант бюджета. Это стало первым показательным недовольством главы государства правительством Медведева.

Коротко претензии главы государства к министрам можно сформулировать в двух тезисах — это неучет подписанных 7 мая указов президента, регламентирующих выполнение предвыборных обещаний Путина, и отсутствие в бюджете пенсионной реформы. Кроме того, как заявил Путин, в главном финансовом документе страны не готовы предложения по социально-экономическому развитию Сибири и Дальнего Востока, по формированию условий для ипотечного кредитования граждан и улучшения жилищных условий семей с тремя и более детьми, не утверждены образовательные стандарты и правовые акты по повышению зарплат работникам культуры.

Ситуация выглядит несколько странной для путинского режима: глава государства как раз известен тем, что часто критикует либо представителей крупного частного бизнеса, либо губернаторов. Однако министры не просто не критиковались, но всякий раз защищались Путиным, когда на них сыпались обвинения со стороны парламентской оппозиции или, например, Дмитрия Медведева, который часто подвергал критике действия членов путинского кабинета, будучи президентом.

Необычность ситуации заставляет выдвинуть сразу несколько основных версий происходящего, которые в целом не исключают, а скорее дополняют друг друга.

Итак, версия первая: за всем этим стоит Минфин. В соответствии с этой версией, Минфин просто задействовал ресурс Путина для того, чтобы добиться выполнения поставленных Кремлем задач (Подробнее я анализирую эту версию в статье «Подготовка бюджета: политический контекст» на сайте politcom.ru ).

Критика Путина в данном случае магически подействовала и на других министров, которым пришлось уступить в своих аппетитах. Например, как говорил министр финансов Антон Силуанов, перераспределить расходы в пользу выполнения президентских майских указов удалось, в том числе, за счет госзакупок, в частности вооружения: вместо прямого бюджетного финансирования исполнители госзаказа получают кредит под гарантии субсидирования процентной ставки, а оплата заказа бюджетом проводится в момент исполнения контракта или с отсрочкой.

Версия вторая: складывающийся кризис политической ответственности. Если исходить из правдивости этого рассказа, то очевидно, что складывается кризис ответственности в принятии непопулярных социально-экономических решений. И Путин становится заложником этого кризиса.

Впервые за 12 лет нахождения Путина у власти исполнительная власть оказалась в руках технических руководителей без «высшей» политической поддержки. Медведев на эту роль явно не годится. Равно как он и не может позволить себе защитить министров от критики, как это делал Путин-премьер.

В итоге вопрос о пенсионной реформе так и остался «зависшим». СМИ в последнее время не раз ссылались на источники в правительстве, которые утверждают, что вопрос о решении придется отложить. Это подтвердилось и на заседании правительства под председательством Медведева 20 сентября: его глава заявил, что решения по пенсионной реформе должны быть приняты до конца 2012 года (Путин устанавливал крайний срок на 1 октября). Ни Кремль, ни правительство пока не могут решить, что делать с накопительной частью пенсии.

Наконец, третью версию можно назвать традиционной: она основана на предположении, что Владимир Путин недоволен правительством Дмитрия Медведева и использовал первый серьезный повод для его критики. Косвенно можно признать верность этой версии в той части, что Путин недоволен способностью Медведева выполнять свои арбитражные функции и помогать ключевым министерствам и ведомствам согласовывать свои позиции по главным документам государственной политики страны. А тот факт, что Путин вынес лично выговоры министрам (пусть и с политкорректным указанием «по представлению премьер-министра»), выглядит знаком готовности президента ввести «прямое президентское управление» правительством в тех сферах, где Медведев оказывается неспособен выполнять свои функции. Б

 

 

Становая Татьяна Анатольевна — руководитель аналитического департамента Центра политических технологий.

В 2000 году окончила факультет политологии Международного независимого эколого-политологического университета, в 2005 году факультет государственного управления Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова.

В 1998–2000 годах — сотрудник отдела мониторинга СМИ московского представительства ОАО «Северсталь». С 1999 года — руководитель информационной группы московского представительства ОАО «Северсталь». В 2000–2002 годах — руководитель аналитического отдела PR-агентства «PR-бюро ЦК». С 2003 года — ведущий эксперт Центра политических технологий. С ноября 2005 года — руководитель аналитического департамента Центра политических технологий.

Специализация: политическая аналитика, политконсалтинг, репутационный менеджмент, политический и бизнес-PR. Автор более 500 статьей, посвященных анализу и прогнозу текущей политической жизни России и стран СНГ, опубликованных в различных изданиях («РИА Новости», «Политком.ру»).