Босс-MO декабрь-2014

Денис БУЦАЕВ: мы должны иметь на своей территории предприятия, которые будут обеспечивать нас основными продуктами питания

34Рубрика | АПК

Текст | Михаил Грунин 1

Фото | издательство «Подмосковье»

Ограничения на ввоз в Россию продовольствия в ответ на западные санкции дали повод говорить о перспективах ускоренного развития нашего агропрома. Впрочем, в агропромышленном секторе Подмосковья и без всяких санкций создан мощный инвестиционный потенциал, считает заместитель председателя правительства Московской области Денис Буцаев.

Для начала вице-премьер по АПК решил развеять пару мифов. «Во-первых, я бы не стал считать продовольственные контр-санкции отправной точкой ускоренного развития агропрома и сельского хозяйства в России. Многолетние усилия правительства, законодателей и бизнеса приносят свои плоды. Да, агропромышленный сектор растет не так быстро, как хотелось бы. Но во многом это связано с тем, что инвестиционный период в отрасли достаточно длительный».

Во-вторых, сельское хозяйство, —говорит он, — никогда не было «путем к разорению», как говорят некоторые. Просто есть высоко прибыльные сферы, а есть не очень. Агропром и сельское хозяйство к высоко прибыльным не отнесешь, зато здесь стабильно — люди есть никогда не перестанут! А в «высоких» сегментах рынка всегда очень рискованно. Может резко измениться конъюнктура, и падать будет очень больно…

— По итогам 2013 года агропромышленные предприятия Подмосковья заплатили что-то около миллиарда евро налогов. Эти деньги возвращаются в отрасль?

— Специфика агропромышленного сектора требует государственного субсидирования. И не только у нас, так во всем мире. Поэтому налоги, которые они платят, по сути возвращаются в отрасль в виде субсидий. Так что эта цифра, действительно внушительная, еще раз подтверждает огромные объемы государственной поддержки отрасли. Вот и ответ тем скептикам, которые утверждают, будто в Подмосковье не развито сельхозпроизводство.

— Развитие каких сегментов приоритетно — гигантские агрохолдинги или фермерские хозяйства?

— Безусловно, и то и другое. Не только в Московской области, кстати. Каждый регион нуждается в гармоничном использовании своих сельскохозяйственных ресурсов. Любая инвестиционная политика — города, региона, страны — складывается из нескольких уровней. Крупные структуры, средние предприятия, малый бизнес. Особенность сельскохозяйственной отрасли в том, что приоритет здесь, пожалуй, в поддержке малых производителей. Но в любом случае успешное развитие напрямую зависит от качества внутриотраслевой кооперации — это хорошая страховка от резких потрясений. Путь сельхозпродукции от поля до прилавка очень тернист. К примеру, в начале весеннего сева очень трудно узнать, по какой цене выращенное будет продаваться осенью.

— Кстати о кооперации. В какой стадии проект создания кооперативов производителей и переработчиков сельхозпродукции?

— Это ключевой элемент инвестиционного развития отрасли. Такие кооперативы не обязательно должны оформляться в виде юридических лиц. Суть проекта в том, что производители и переработчики сельхозпродукции будут заключать соглашения с формулой расчета цены продукта в зависимости от себестоимости. Правительственные структуры региона станут организаторами в этом сотрудничестве. Для производителей выгода в том, что у них будет гарантированный сбыт с понятной структурой закупочных цен, а для производителей — прогнозируемый объем качественного сырья. Ведь как только мы сможем продемонстрировать стабильность ценообразования, в агропромышленной сфере начнется мощный рост, приток людских, финансовых ресурсов, технологий.

Первые шаги в создании кооперативов делаются в молочном животноводстве. Мы планируем, что такие соглашения будут подписаны на форуме производителей и переработчиков молочной продукции, который пройдет в ноябре этого года.

— «Произведено в Подмосковье» и «Сде­ла­но качественно» — это одно и то же?

— Если мы о сельхозпроизводстве, то это как раз тот случай, когда патриотизм вполне аргументирован. Качество сельскохозяйственной продукции во многом определяется тем, насколько удалено место происхождения от рынка сбыта. Чем дальше — тем хуже. Судите сами: издержки, связанные с логистикой, хранением, всевозможными договорами с посредниками. К тому же, контролировать соблюдение экологических норм удаленного поставщика довольно трудно. А когда фермер может доставить продукт до прилавка за несколько часов, то он, безусловно, в выигрышной ситуации — ему нет смысла поставлять плохие овощи или мясопродукты. Напротив, он кровно заинтересован в отменных качественных характеристиках, чтобы покупали именно у него.

С другой стороны, наши главные риски — это сложности с трудовыми и инфраструктурными ресурсами. Проще говоря, в агропромышленной отрасли Подмосковья не хватает людей, а земля, на которой должны работать люди, относительно дорогая. В принципе, эти риски снижаются правильным структурированием бизнеса. Не нужно покупать землю у МКАДа, в 70 километрах от Москвы она уже на порядок дешевле. А работать житель Подмосковья может и в столице, но только он треть зарплаты будет тратить на дорогу.

— Как идет процесс возврата в оборот земель сельхозназначения?

— Обработка земли, по сравнению с советским прошлым, упала многократно. Дело не столько в том, что развалились колхозы, сколько в том, что нынешние собственники не очень заинтересованы в использовании сельхозугодий по назначению. Многие вообще не хотят с ней ничего делать — просто держат землю как актив. Вдруг лет через пять сильно подорожает?

Правительство Московской области такая ситуация категорически не устраивает. Мы провели широкомасштабный учет земель, изменили систему налогообложения. Кадастровая стоимость повышена, за участки приходится платить. Если же земля работает на благо региона, то собственник может рассчитывать на налоговые льготы. Наконец, государство теперь имеет право изымать землю у тех, кого не пугают относительно небольшие штрафы и кто не использует участки по назначению в течение трех лет. Надо понимать, что речь идет об огромных территориях — только под пашню мы должны вернуть в оборот около 400 тысяч га. По поручению губернатора возвращаем примерно по 50 тысяч га ежегодно.

— Возвращаясь к продовольственным санкциям: каковы будут последствия, в какой перспективе их ждать?

— Политика продовольственной безопасности сформулирована предельно четко: мы должны иметь на своей территории предприятия, которые будут обеспечивать нас основными продуктами питания. Так было всегда. Но, очевидно, российские санкции усилят государственную поддержку сельского хозяйства и агропрома. Значит, активизируются проекты, находившиеся до сей поры лишь на уровне идей и бизнес-планов. Ускорится ввод объектов на стадии строительства. Такие примеры уже есть — в тепличном овощеводстве, мясомолочном животноводстве. И агропредприятия, которые и так уже работали, станут расширять объемы производства и сбыта.

Ведь когда рынок растет (сейчас рост продовольственного сегмента — это объективная реальность), неизбежно развивается и вся сопутствующая производственная инфраструктура. Допустим, если увеличивается потребность в сельхозтехнике, то обязательно появятся желающие ее производить на территории региона.

— Судя по всему, Подмосковье в состоянии себя прокормить. А Москву накормите?

— Очень хотелось бы! Москва для нас — идеальный потребитель. Мы отлично понимаем, что желающих поставлять в столицу продукты хватает во всем мире. Но к такой конкуренции готовы. Будем укреплять свои ниши на столичном рынке и занимать новые. Б


1 Интервью опубликовано в журнале «Подмосковье» №10, октябрь 2014 г. Материал предоставлен издательством «Подмосковье».

 

В 2014 году объем сельскохозяйственной продукции в Московской области составит 93,1 млрд рублей.

В 2015 году объем сельхозпродукции Подмосковья по базовому варианту расчетов достигнет 99,4 млрд рублей.