День знаний о будущем

Текст | Ростислав ТУРОВСКИЙ

2 марта впервые в новейшей российской истории прошел единый выборный день.

Выборы в региональные и муниципальные органы власти прошли в 68 субъектах РФ. Такие выборы теперь будут проводиться два раза в год — во второе воскресенье марта и второе воскресенье октября. Это должно прежде всего работать на увеличение явки. Она действительно выросла, хотя и не так, как на федеральных выборах.

Депутатов законодательных собраний избирали в восьми россий­ских регионах. Это Республика Алтай и Республика Адыгея, Калининградская, Кировская, Курская, Нижегородская и Оренбургская области, а также Ханты-Мансийский автономный округ. Проходной барьер для политических партий в Адыгее, Калининградской и Курской областях был максимальным — 7%. В Кировской области он составлял 6%, в остальных регионах — 5%.

Три лидера

Есть три явных лидера: «Единая Россия», КПРФ и ЛДПР — три партии, представленные в федеральном парламенте. «Единая Россия» выигрывает с явным преимуществом. КПРФ, как правило, выступает в роли ее главного спарринг-партнера, она обычно занимает второе место, но везде проходит в законодательные собрания. Бронзовым призером оказывается ЛДПР, которая проходит, как правило, но не всегда.

По процентным показателям результаты «Единой России» нельзя назвать блестящими. По-прежнему в регионах есть случаи снижения ее результатов в сравнении с выборами 2003 года. Эффективность затраченных усилий единороссов оказалась невысокой. Ресурсы были израсходованы огромные, кроме того, для привлечения избирателей использовалась технология «паровозов», когда губернаторы вставали во главе списка.

Тем не менее консолидация региональных элит вокруг «Единой России» резко усилилась. В регионах она действительно становится правящей партией. В большинстве случаев единороссы улучшили свой результат 2003 года. Исключение составляют Республика Алтай (здесь они лишь сохранили свои позиции из-за раздробленности политической элиты) и Республика Адыгея (где результат ухудшился из-за сложной ситуации внутри региона). Говоря подробнее о результатах КПРФ, следует заметить, что коммунисты (исключая Нижегородскую и Калининградскую области) кардинально не улучшили свои результаты, даже в отсутствие «Родины», которая почти со всех выборов была снята. Видимо, они не полностью вышли из состояния стагнации после провала на выборах 2003 года.

Достаточно противоречивый результат, как уже было сказано, продемонстрировала ЛДПР. По сравнению с очень успешными для партии выборами 2003 года она снизила свои показатели, правда, и этого хватило для прохождения в парламенты большинства регионов.

Столь же активно, как и лидеры, на прошедших выборах выступала Российская партия пенсионеров, в которой в 2005 году сменилось руководство: депутат Валерий Гартунг, с чьим именем связывались электоральные успехи партии, был смещен со своего поста. Для его преемников выборы стали проверкой, насколько успешно они смогут использовать партийный брэнд. Выяснилось, что брэнд работает. Российская партия Жизни боролась за представительство в законодательных органах в шести субъектах РФ и прошла в парламенты Республики Алтай и Курской области.

Аграрии также относятся к партиям «второго ряда», получив представительство в трех региональных парламентах.Партия «Яблоко» выдвинула кандидатов в четырех, СПС — в трех регионах. Эти партии не баллотировались одновременно ни в одном регионе. Сей факт стимулировал слухи о возможном очередном объединительном проекте демократов. Предполагается, что в конце марта — начале апреля пройдет федеральный политсовет СПС, где будут озвучены конкретные решения. Предпочтительным вариантом глава СПС считает объединение партий СПС, «Яблоко» и, возможно, Республиканской партии.

Впрочем, на нынешних выборах либералы проиграли, не попав и во «второй ряд» (даже в Нижегородской области, в которой сильны позиции Бориса Немцова, СПС получил менее 3,5% голосов). Очевидно, что успеха они могут добиться лишь путем создания единой, сильной и инвестиционно привлекательной партии (электоральные успехи СПС в регионах были возможны только при значительном финансировании). «Родина» Дмитрия Рогозина во всех субъектах РФ, за исключением Республики Алтай, снята с выборов в судебном порядке (да и в Алтае она была восстановлена Верховным судом только накануне голосования). Это связывают с серьезным ухудшением отношений между Кремлем и рогозинцами. Тем не менее в Республике Алтай она участвовала в выборах и показала неплохой результат (вместо 4% на прошлых выборах набрала 10%), что доказывает ее жизнеспособность.

На ее экологическую нишу претендуют «Патриоты России» (семигинцы). На мартовских выборах они были активны как никогда ранее. В Калининградской и Оренбургской областях они смогут формировать свои фракции.

Вожделенное четвертое место

Единый выборный день в марте, безусловно, нужно рассматривать в контексте будущих выборов парламента и президента РФ. Эти выборы обозначили новый рубеж «управляемой демократии», потому что никогда ранее не шло столь жесткое, притом искусственное сокращение количества активных партий. Линия на отсечение как «Родины», так и разного рода ненужной «мелочи» проводилась достаточно откровенно, что явилось результатом слаженной работы избиркомов, судебных органов, при косвенном участии других властных структур.

Одна из наиболее интересных интриг связана с борьбой за условное четвертое место (поскольку первые три места уже поделены) на думских выборах-2007.

Ясности, кто еще может попасть под этим номером в Государственную думу, единый выборный день не дал. С чем связана явно выросшая активность целого ряда партий.

Представители федеральных властей со своей стороны демонстрируют, что во­прос о количестве думских партий после 2007 года еще не решен. Александр Вешняков рассуждал о прохождении в Госдуму трех-четырех партий (до выборов 12 марта). После выборов председатель ЦИК говорил уже о трех-пяти. Значит, предполагается, что помимо трех явных лидеров будет кто-то еще.

Борьба за «свято место» ведется как самими партиями, так и активным участником предвыборных гонок — Кремлем. Ему ведь не безразлично, кто пройдет в Государственную думу. Наблюдая за результатами региональных выборов, он предварительно определяет, кто еще удостоится права попасть в Государственную думу.

Теперь, что касается самой борьбы за условные четвертые-пятые места. С одной стороны, несмотря на объединение элит вокруг «Единой России», еще не закрыта конкуренция между партиями власти: велика активность Российской партии Жизни, имеющей свою группу в президентском окружении. И, как показали последние выборы, сдаваться она не собирается. С другой стороны, борьба идет и на «протестном» фланге. Здесь важная интрига связана с партией «Родина» Дмитрия Рогозина. Отстранение ее от участия в выборах в семи из восьми регионов воспринималось как своеобразное предупреждение со стороны Кремля. Однако проект «Родина» рано считать закрытым.

На фоне ослабления позиций «Родины» и конфликта ее руководства с Кремлем ниша стала освобождаться, и в нее, как уже было сказано, устремились потенциальные претенденты. Но явного лидера, готового ее занять, нет.

Неплохо выступила Российская партия пенсионеров, которая, пожалуй, имеет больше всех оснований претендовать на условное четвертое место в Думе. Правда, и ее результаты в субъектах РФ были очень неровными. Кроме того, надо понимать, что эта партия занимает другую социально-политическую нишу, нежели «Родина».

Еще одним интересным претендентом, хотя и несильным, стала партия «Патриоты России». Семигинцы стремятся вытеснить «Родину» с поля боя, притом они ближе к ней идеологически. Некоторые шансы у них есть, но пока говорить о том, что эта партия вытеснит «Родину», нельзя.

Также выборы показали, что либералы окончательно выбыли из борьбы за думские мандаты. Позиции в регионах у них крайне слабые, местные организации практически развалились (особенно это видно по «Яблоку»). Так что на федеральных выборах им будет крайне сложно.

Поле для маневра сохраняется

Конечно, мартовские региональные выборы не последние перед федеральными, тем не менее о тенденциях говорить можно. Очень важный момент связан с предстоящим изменением избирательной системы, поскольку Дума будет формироваться целиком по партийным спискам. Действующие региональные собрания избираются по нынешней модели Государственной думы. Именно этим объясняется доминирование партии власти, общий успех которой усиливается многократно за счет подконтрольных мажоритарных округов. Для того чтобы завоевать конституционное большинство в Думе, избираемой только по партийным спискам, «Единая Россия» все-таки еще недостаточно популярна.

Поэтому, не исключено, что в будущей Думе не окажется ни четвертого, ни пятого мест, а количество игроков сведется к минимуму. Не исключено также, что в Думе будут лишь две партии: «Единая Россия» и КПРФ. При таком раскладе первая сохранит в палате конституционное большинство. Это, впрочем, не означает, что мы перейдем к двухпартийной системе англо-американского типа. Скорее к «полуторапартийной» — когда есть доминирующая партия и небольшая оппозиционная, которая мало влияет на принятие решений.