«Кортеж» для престижа

Текст | Василий СЕМЕНОВ

Автомобиль «Кортеж» предназначен не для кортежа, а для первого лица.

 Директор дивизиона «Юго-Восток» ГК «АвтоСпецЦентр» Александр Зиновьев подчеркивает, что будет несколько модификаций «Кортежа»: 4-цилиндровый двигатель мощностью 250 л. с., 8-цилиндровый мощностью 650 л. с., 12-цилиндровый 850-сильный турбированный мотор. Такой разброс характеристик объясняется тем, что разработчики ставили перед собой задачу сделать проект самоокупаемым.

«Чтобы достичь этого, было решено разработать не просто лимузин, а целую платформу автомобилей (единая модульная платформа) сразу в трех версиях: седан, мини-вэн и премиальный кроссовер, — говорит он. — Для современной России разработка столь сложного автомобиля с нуля — прецедент, несмотря на то что сам по себе принцип единой платформы используется сегодня повсеместно, к примеру, в компаниях BMW, Volvo и Volkswagen. К сотрудничеству с российскими компаниями привлекли инженеров Porsche Engineering и ряда иных иностранных фирм (Brembo, Magna, Haldex и других)».

Тем не менее проект имеет полностью российскую прописку. Дело в том, что интеллектуальная собственность на «Кортеж» принадлежит России, и автомобиль создается без участия зарубежного капитала. Таким образом, новый автомобиль — это не просто демонстрация возможностей российского автопрома и экономики страны в целом, но и локомотив отрасли. Авто разрабатываются с нуля, что позволяет значительно расширить собственные компетенции России по автокомпонентной базе.

«При этом показатель развития автокомпонентной базы ключевой для всей индустрии, — подчеркивает эксперт. — Поставлять запчасти для „Кортежа“ будут 147 предприятий, из которых 74 — российские. И речь не только об отделке. Так, сызранская компания „Мобиль“ займется выпуском стальных и легкосплавных конструкций, а Красноярский металлургический завод изготовит детали шасси: кулаки, вилки, трапеции. По мере локализации деталей доля отечественных поставщиков возрастет».

Член Гильдии маркетологов, основатель научно-исследовательской компании «Лаборатория трендов», кандидат экономических наук Елена Пономарева считает, что «Кортеж» (Aurus) — это прямой потомок советских ЗИСов (Завод имени Сталина) и ЗИЛов (Завод имени Лихачева), которые предпочитали главы государства для своих перемещений.

«Новый (вернее, первый) российский люксовый автомобиль полностью соответствует требованиям, предъявляемым к „президентским“ автомобилям, имея как передовые технические характеристики, так и обладая высочайшим уровнем безопасности для первого лица, — уточняет она. — С маркетинговой точки зрения выведение на рынок люксового автомобиля через первый российский „президентский“ автомобиль, приуроченное к важному государственному событию (инаугурации), лучший способ привлечь внимание к новинке во всем мире».

В данном случае российский «автомобиль для президента» — это в какой-то мере синоним дореволюционного статуса, подчеркивает эксперт. «Ранее президентским автомобилем был Mercedes, и именно этот бренд — лидер как по премиальным, так и по люксовым (Maybach) продажам в России. Возможно, это совпадение, но это факт. Если же говорить о Rolls-Royce, то первый автомобиль этого бренда появился в России еще в 1910-х годах».

Схожим образом при поддержке и непосредственном участии президента существенно повысился имидж российского бренда LADA среди покупателей бюджетного ценового сегмента. Именно этот автомобиль уже долгое время находится в тройке лидеров российского рынка: «Лада Гранта» занимает 2-е место в топе самых продаваемых автомобилей (+7% в 2017 году к показателю 2016 года), «Лада Веста» — 3-е (+40%).

Кроме того, напоминает Пономарева, автомобиль представлен в сложный для всего мира период противостояния и санкций, которые стимулировали развитие российской промышленности во всех сферах. «И, хотя Россия не является серьезным игроком на мировом автомобильном рынке (не считая локализованного производства зарубежных брендов), выход на него с новым люксовым автомобилем, имеющим многолетнюю историю (ЗИС, а затем ЗИЛ), — это серьезное событие для рынка, несущее как имиджевую, так и коммерческую составляющую».

Однако, отмечает эксперт, по имеющейся информации, автомобиль не полностью российский, хотя и собран в нашей стране. При его производстве применялись передовые технологии мирового автомобилестроения, которых в России на текущий момент нет, поскольку в них отсутствует необходимость (они не используются в производстве российской автомобильной техники). «Хотя в то же время, — говорит Пономарева, — именно сотрудничество с признанными мировыми экспертами дополнительно гарантирует будущим покупателям качество автомобилей. Что с маркетинговой точки зрения плюс. Аналогичным образом, пусть и в бюджетный сегмент, на рынок выходили китайские производители, предлагая автомобили по низкой цене, зато оснащенные двигателями ведущих компаний автомобилестроительной отрасли».

Всего в России в 2017 году продано порядка 1500 автомобилей luxury-сегмента (Maserati, Rolls-Royce, Bentley, Mercedes-Maybach, Ferrari, Lamborghini и Aston Martin), из них более 50% приходится на Mercedes-Maybach. Согласно годовому отчету компания Rolls-Royce продала в

2017 году 3362 автомобиля (–16% к показателю 2016 года), из них на Россию пришлось 85 автомобилей (–23%), или 2,5% от совокупных продаж бренда. Доля российского люксового рынка, приходящегося на Rolls-Royce, составила около 5%. По данным «АВТОСТАТА», самая популярная модель Rolls-Royce в нашей стране — это купе Wraith (от 20 млн рублей), на которую приходится более 60% продаж. Более 70% автомобилей реализуется в Москве и Московской области.

«Таким образом, — подчеркивает эксперт, — несмотря на медленное восстановление автомобильного рынка после кризиса (в 2017 году он вырос на 112% в натуральном выражении), люксовый сегмент пока продолжает свое падение. Рынок начал движение вверх, как и после прошлого кризиса, с массового сегмента. Если же говорить о премиуме, то „большая тройка“ и другие премиальные бренды еще далеки от докризисных показателей: Mercedes (на уровне 2016 года), BMW (+9%), Audi (–18%), Lexus (–2%), Porsche (–8%), Land Rover (–3%), Jaguar (+5%) и другие. Следовательно, ожидать роста люксового рынка можно лишь после выхода на стабильный рост премиальных брендов, что станет осуществляться в том числе и за счет переключения тех, кто планировал купить более дорогой люксовый автомобиль, на премиум-класс».

Люксовый сегмент автомобильного рынка, замечает Пономарева, не просто высочайший уровень качества, прекрасные технические характеристики и использование передовых технологий в автомобилестроении, но и набор психологических выгод, которые получают их владельцы:

– обладание уникальным (редким, доступным не многим, имеющимся в единичном или небольшом количестве экземпляров) автомобилем;

– осознание собственной значимости, реализуемой через товар или услугу;

– признание, уважение и иногда зависть окружающих;

– возможность выделиться (автомобиль как знак принадлежности к «избранным») и привлечь внимание (люксовые автомобили всегда визуально отличаются от автомобилей других ценовых сегментов);

– получение сервисных услуг наивысшего качества от признанных профессионалов в своей сфере.

Согласно сделанным заявлениям, говорит эксперт, стоимость «Кортежа» составит от 10 млн рублей, вступив в конкуренцию со средним уровнем люксового ценового сегмента, прежде всего с Bentley и Mercedes-Maybach (Maserati, Ferrari и другие автомобили позиционируются, скорее, как спорткары), но уступая первенство по цене Rolls-Royce. Цена на него может достичь 50 млн рублей.

«Очевидно, что сформируется корпоративный рынок, состоящий из органов власти (исходя из уровня и имеющегося бюджета), госкорпораций и крупнейших российских компаний, главы которых разделяют и поддерживают текущую политику государства, — уточняет Пономарева. — Частные лица, которые станут владельцами „Кортежей“, получат современный автомобиль, имеющий статус „президентского“, внушительную историю существования бренда (хотя применительно к ЗИС, скорее, это все-таки марка прежнего автомобиля и название производителя, чем широко известный во всем мире бренд), возможность „поддержать российского производителя“ (патриотизм) и стильный дизайн, не уступающий зарубежным брендам. Это позволит поставить данный автомобиль в один ряд с другими люксовыми брендами».

В этом плане в какой-то мере «Кортеж» можно будет сравнить с наиболее дорогими моделями электромобилей Tesla или BMW i8. Следует заметить, что на руку новому автомобилю сыграет и сохраняющийся интерес к советским ретроавтомобилям, стоимость которых в хорошем состоянии способна в разы превышать стоимость современного автомобиля.

«Однако на фоне падающего или нерастущего рынка можно ожидать, что спрос на автомобиль станет формироваться постепенно, — говорит эксперт. — Конечно, как и в других товарных категориях, найдутся новаторы, которые сформируют группу первых заказчиков автомобиля.

Хотя дальнейшая история продаж будет зависеть от успешности первых продаж и продолжающейся государственной поддержки („рекламной кампании“). В этом случае на фоне сопоставимой и, возможно, даже более низкой цены, но в рамках люксового сегмента автомобиль имеет шансы закрепиться на внутреннем рынке и выйти на мировой уровень, прежде всего в страны, признающие технологическое развитие России и выступающие ее давними партнерами (страны БРИКС и СНГ)».

Возьмет ли «Кортеж» заявляемую в разных источниках планку продаж в 250–300 автомобилей в 2018 году, покажут итоги года, резюмирует Пономарева. Б