Технологии для модернизации

БОСС-политика | Взгляд на экономику
Текст | Яков МИРКИН

Почему нам не обойтись без иностранных технологий.

Ни одна догоняющая модернизация в России, начиная с XVII века, не происходила без массовой закупки западных технологий. Так было не только во время царской, но и в сталинской модернизации.

Сегодня нам говорят: мы найдем «других партнеров». На практике это означает, что мы уже стали сырьевым каналом для Китая и получаем из него технологии. Вопрос: из первых или вторых рук? Оригинальные или копии после «китайской переработки»? Ответ на этот вопрос будет виден лишь со временем.

Ниже — анализ. Ноль идеологии, просто факты. Короткие истории о том, как происходили в России «догоняющие модернизации».

1660 год

«…Московское правительство, отлично понимая всю невозможность подъема производительных сил страны без помощи иностранных знаний и денег, прилагало все усилия к привлечению таковых из-за границы и к насаждению в России развитой промышленности» (П.П. Мигулин. Экономический рост русского государства за 300 лет. — М.: Типография Т-ва И.Д. Сытина, 1913. — С. 12).

1700–1720-е годы

«Чрезвычайныя меры принимались для приглашения в Россию разных мастеров, а также капиталистов и фабрикантов из-за границы, на самых выгодных условиях. Мастера и ремесленники переселялись в Россию целыми тысячами, им платилось крупное содержание от казны, им давали различныя льготы, единственное требование, которое к ним предъявлялось от правительства, была обязанность учить русских людей „без всякой скрытности и прилежно“» (Там же. — С. 34).

Конец XIX — начало XX века

«К 1914 г. иностранный капитал составлял 1/3 всех вложений в российские ценные бумаги. В общей сумме вложений, направлявшихся на производительные цели, удельный вес иностранного капитала превышал 1/2. А к 1900 г. он приближался к 2/3. Особенно значительным было участие иностранного капитала в железнодорожном строительстве и развитии промышленности. Накануне Первой мировой войны за границей было размещено 3/4 номинальной стоимости всех российских железнодорожных займов… Доля иностранного капитала во вложениях в акционерные предприятия, действующие в России, на 1914 г. превышала 1/3. Причем в промышленности она достигала 1/2.

Иностранный капитал сыграл первостепенную роль в создании ряда промышленных отраслей, наличие которых являлось необходимым условием индустриализации страны: горно-металлургической, машиностроительной, электротехнической, химической» (Иностранное предпринимательство и заграничные инвестиции в России: Очерки /Авт. колл. под ред. В.И. Бовыкина. — М.: Росспэн, Институт российской истории РАН, 1997. — С. 10).

1931 год

Знаменитая модернизация СССР 1930-х годов происходила по схеме «обмен сырья на технологии». В 1931 году в составе экспорта аграрная продукция составляла 56%, в том числе хлеб — 22%; нефтепродукты — 16%, лесоматериалы — 16%, «металлоизделия» — 1%. Все это сырье менялось на оборудование и металлы. В импорте «средства производства» составляли 93%, в том числе оборудование — 60%. Ключевые поставщики — Германия и США. Доля СССР в вывозе германских машин составляла в 4-м кв. 1931 года по машиностроению в целом — 39%, по станкам — 62%. (Ежегодник внешней торговли/Научноисследовательский институт монополии внешней торговли. — М. — Л.: Государственное социально-экономическое издательство, 1932. — С. 89–99, 225–243).

Из каких стран шли прямые инвестиции в Россию? В России конца XIX — начала XX века — из индустриальных центров мира, из первоисточника технологий.

«Процентное отношение иностранных капиталов отдельных национальностей к общей сумме иностранных капиталов, работавших в 1915 г. в акционерных и паевых предприятиях, составляет для французских 31,3%, английских 24,8%, германских 19,8%, бельгийских 14,5%, североамериканских 5,2% и для всех остальных 5,1%» (П.В. Оль. Иностранные капиталы в народном хозяйстве довоенной России. — Л.: Материалы для изучения естественных производительных сил СССР, издаваемые Комиссией при Всесоюзной академии наук, 1925. — С. 29).

В России XXI века основной источник иностранных прямых инвестиций вместо индустриальных стран — офшоры. Явно не источник технологий для модернизации.

Суммарная доля крупнейших западных стран — всего лишь 10% накопленного запаса прямых иностранных инвестиций, поступивших в Россию (2014, ЦБР, http://cbr.ru/statistics/print.aspx…). Смешные числа: Германия — 3,4% накопленного запаса ПИИ, Франция — 2,5%, Великобритания — 4,1%, США — 3,3%, Япония — 0,3%, Италия — 0,2%. Китай, кстати, 0,8%.

Ничтожная величина с точки зрения потребностей в модернизации, несопоставимая с другими странами Центральной и Восточной Европы.

Зато Кипр — 34%. Ну и дальше что?


МИРКИН Яков Моисеевич, заведующий отделом международных рынков капитала ИМЭМО РАН, доктор экономических наук, профессор.

В 1979 году окончил Московский финансовый институт по специальности «Финансы и кредит». С 1989 года — преподаватель в МФИ — Финансовом университете при Правительстве России, в 1993–2008 годах — заведующий кафедрой «Ценные бумаги и финансовый инжиниринг». В 2008 году стал директором, а затем научным руководителем Института финансово-экономических исследований Финансового университета при Правительстве РФ.

С 2004 года — председатель совета директоров ОАО «ИК “ЕВРОФИНАНСЫ”».

С 2007 по 2016 год — научный руководитель Международной школы бизнеса при Финансовом университете.

С 2009 года — заведующий отделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений РАН. С 2010 по 2016 год — председатель Комитета по финансовым рынкам и кредитным организациям Торгово-промышленной палаты РФ. С 2016 года — научный руководитель Международной школы бизнеса и технологий НИТУ «МИСиС».

Член Совета Национальной фондовой ассоциации, Биржевого совета ММВБ (до августа 2010 года), Восточноевропейского комитета Международной ассоциации рынков капитала (до 2012 года), член Экспертно-консультативной группы Счетной палаты РФ (до 2010 года), экспертных комитетов, созданных в Государственной думе ФС РФ.

Лауреат премии президента РФ. Заслуженный экономист Российской Федерации. Лауреат Всероссийcкой премии финансистов «Репутация» 2012 года в номинации «Ученый года».