Государство для людей

БОСС-политика | Главная тема
Текст | Елизавета РУМЯНЦЕВА

Поворот российских властей в сторону социальной политики очевиден, однако, по мнению экспертов, перед государством еще стоит задача выработать ее оптимальную модель.

Доктор экономических наук, профессор, руководитель Департамента страхования и экономики социальной сферы ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве РФ» Александр Цыганов напоминает: «Россия по Конституции — социальное государство, что говорит о главном приоритете — построении и эффективном поддержании экономики и социальной сферы в целях обеспечения достойных условий жизни и развития для каждого члена общества. Для выполнения данной цели в нашей стране реализуется политика в сфере труда и занятости, здравоохранения, поддержки семьи и детства, определяются меры поддержки и защиты пожилых людей и инвалидов, установлены пенсии и иные социальные выплаты».

В то же время, по словам эксперта, в российском бюджете и особенно при сравнении его с бюджетами развитых стран можно увидеть, как расставлены приоритеты по объемам финансирования, что очевидно указывает на недофинансированность отечественной пенсионной системы, органов социального обеспечения, сферы здравоохранения и культуры, образования.

Член правления СЭЦ «Модернизация» Артем Юдкин уточняет: социальная политика в настоящее время выступает одним из столпов развития государства, причем выполнение социальных обязательств рассматривается как приоритетное направление распределения бюджетных средств. «За последние годы произошел коренной перелом в обеспечении работы социальной сферы в целом, в первую очередь в части повышения оплаты труда работников бюджетной сферы. Это привязало их к средним региональным и отраслевым показателям», — замечает он.

Однако, обращает внимание эксперт, на практике регулярно отмечаются недостатки в организации работы на местах, когда для получения установленного размера оплаты труда приходится работать на 1,5 и более ставок, брать внутреннее совмещение и т.п.

«С этой позиции необходим переход от политики общего повышения размера заработной платы до установленного ориентира к политике снижения трудовых затрат работника для получения установленной оплаты труда. С этой позиции можно будет решать также проблему текучести кадров в бюджетной сфере, в первую очередь молодых работников, которые не готовы к повышенным трудозатратам взамен семейной жизни, получения образования, культурного развития. Действительно, переход в режим работы в постоянном аврале с высокой нагрузкой приведет не только к моральному выгоранию множества людей, но и к формированию социально неактивного класса, для которого работа превыше всего», — убежден он.

Доля бедности

Одна из наиболее актуальных задач в социальной политике — помощь малообеспеченным категориям граждан. Социологические службы продолжают фиксировать высокий уровень бедности в России. Так, по данным Росстата, численность малоимущих граждан, уровень дохода которых ниже установленного прожиточного минимума, на третий квартал 2017 года составила 19,2 млн человек, доля малоимущих от общей численности населения — 13,1%.

Александр Цыганов считает: «Поддержка малоимущих — сложная, но крайне важная для поддержания социального мира деятельность государства. Поддерживать нужно тех, кто не в силах обеспечить достойную жизнь себе сам, что говорит об адресности такой поддержки. При этом приоритет следует отдавать мерам по созданию условий для работы и занятости, формированию социальных лифтов и реальной поддержке лиц с ограниченными возможностями. В противном случае средства тратятся не так эффективно, как могли бы, а в силу их ограниченности выплаты становятся незначительными. При этом может появиться эффект иждивенчества, наблюдаемый в некоторых странах Европы и США (безработные, никогда не стремившиеся получить работу; семьи, живущие на детские и социальные пособия, и т.п.)».

Вопрос о поддержке малоимущих нуждается в распределении усилий властей различного уровня, уверен Артем Юдкин. «Проблема размеров пособий малоимущим или формирования безусловного обязательного дохода достойна отдельной публикации, но понятно, что в настоящее время в стратегические приоритеты не входит вопрос о простом перераспределении доходов в пользу малоимущих. Целесообразно рассмотреть возможность о вовлечении малоимущих на временных (проектных) началах в различную оплачиваемую деятельность. Так, часть работ, которые ведутся за государственный счет в рамках госзаказа или иного финансирования из бюджета, следует рассматривать как формы для предложения заработка малоимущим. Исторический аналог есть в истории США (меры Рузвельта) и нашей страны (временные заработки в период кризиса 2008 года для людей, потерявших работу). Такую форму привлечения кадров можно сделать одним из социальных показателей в реализации государственных экономических проектов национального или регионального масштаба, отдельных направлений госзакупок», — замечает эксперт.

Работают, но денег нет

Статистические показатели бедности в России — величина относительная, которая меняется вследствие пересмотра величины прожиточного минимума и дополнительных выплат населению. Однако наряду с этим существует и другая тенденция, которая говорит о том, что в структуре бедного населения значительную долю составляют работающие люди — те, чьи доходы ниже прожиточного минимума для работающего населения.

О проблеме работающих бедных власти страны заговорили в прошлом году. Тогда на Социальном форуме Недели российского бизнеса, состоявшемся в Москве в марте 2017 года, вице-премьер Ольга Голодец заявила: «Та бедность, которая сейчас фиксируется в России, — это бедность работающего населения. Это уникальное явление вообще в социальной сфере — работающие бедные». Осенью 2017 года Аналитический центр при Правительстве РФ опубликовал бюллетень «Работающие бедные в России и за рубежом». Эксперты центра проанализировали данные Росстата, «судя по которым уровень бедности работающих россиян к 2017 году (2 млн, или 7,3% работающих, получающих зарплату ниже прожиточного минимума. — Ред.) более чем в три раза снизился по сравнению с аналогичным показателем 2005 года (8,1 млн, или 24,4% работающих, чья зарплата была ниже прожиточного минимума. — Ред.), тогда как численность работающих бедных сократилась в четыре раза за рассматриваемый период». Однако, как указывается в бюллетене, Росстат использует для оценки бедности работающих показатель начисленной заработной платы относительно прожиточного минимума и минимальной заработной платы, что недостаточно точно характеризует это явление, «поскольку доходы от трудовой деятельности составляют значительную часть, но далеко не все доходы занятых в экономике». По этой причине на основе данных Росстата центром были проведены расчеты показателей, характеризующих численность и долю малоимущих работающих в общей численности занятых в экономике — с учетом как величины прожиточного минимума, так и размеров денежных доходов. Полученный по этим расчетам показатель оказался значительно выше официальных данных. В 2016 году число работающих бедных составило 12,1 млн человек (16,8% трудоспособного населения). При этом по распределению работающих бедных лидирует государственный и муниципальный сектор. По подсчетам специалистов Аналитического центра при Правительстве РФ, доля таких работников там в четыре раза выше, чем в негосударственном секторе.

«Сложившаяся сегодня ситуация, когда в стране в числе малообеспеченных есть работающие люди, нуждается в пересмотре подходов к использованию гражданами своего экономического потенциала », — говорит член правления СЭЦ «Модернизация» Артем Юдкин. «Такое явление, как краудсорсинг (распределение работ по множеству не связанных между собой людей), может быть использовано в работе государственных предприятий, реализации государственных функций. Например, гражданин, имеющий время и компьютер, может заняться наполнением информационной базы данных, а другой гражданин — представить свои услуги переводчика для приехавшей в регион делегации. С одной стороны, будет обеспечен дополнительный доход для гражданина, с другой — разгружены некоторые функции. В любом случае то, что отводится на услуги вовне (так называемый аутсорсинг), непрофильная работа может включать в себя элемент (если не полностью) краудсорсинга со стороны самих граждан. Это существенно сократит бюрократические затраты».

Занятость и мобильность

Проблема работающих бедных не просто повышает социальную напряженность, но рикошетом бьет по российской экономике, становясь одним из основных барьеров ее позитивной динамики. Низкие зарплаты значительной части экономически активного населения России не только ограничивают покупательную способность, без которой невозможно развитие внутреннего рынка, но и сдерживают рост параметров производительности и качества труда, ведут к депрофессионализации и усугубляют проблему дефицита кадров в производственной сфере. Выход один: это меры по регулированию рынка труда, стимулированию занятости населения и создание достаточного количества рабочих мест достойного качества, что тоже является одной из социальных функций государства.

При этом, как отмечает руководитель Департамента страхования и экономики социальной сферы ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве РФ» Александр Цыганов, важно проводить не просто политику по поощрению новых рабочих мест, но и обеспечить эти места квалифицированными кадрами. Это также непростая задача. «Профессионалов можно и нужно обучить, а потом привлечь. Существует и углубляется разрыв между знаниями, формируемыми в традиционной системе образования, и потребностями инновационной и тем более цифровой экономики. Сегодня имеется противопоставление между образовательными и профессиональными стандартами. Это говорит о необходимости реформы образования, и так уже уставшего от изменений последних 20 лет. Это очень сложная задача», — добавляет он.

Эксперт обращает внимание: на рынок труда влияет низкая мобильность населения и стремление активных граждан жить в нескольких мегаполисах, что ощутимо затрудняет развитие бизнеса в регионах и все более усугубляет проблемы региональных диспропорций в России. Поэтому среди многих обсуждаемых мер региональной политики, по его мнению, следует выделить формирование рынка доступного и комфортного арендного жилья, что значительно повысит мобильность трудовых ресурсов.

Говоря о политике социальной поддержки малообеспеченных категорий населения, политолог, руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов Олег Иванов отмечает: «Работоспособным малоимущим гражданам государство обязано помочь найти достойную работу, дать им „удочку“, а не „рыбу“. Все прочие средства социальной поддержки — льготы, дополнительные бюджетные отчисления и прочее — должны касаться лишь нетрудоспособного населения. Если государство совместно с социально ответственным бизнесом создает условия для привлечения инвестиций, создает дополнительные рабочие места, ведет грамотную миграционную политику в целях защиты приоритетных прав на трудоустройство местного населения, то безработица не будет проблемой, а уровень доходов населения позволит значительно сократить расходы бюджета на социальную поддержку».

Фокус на демографию

Пристальное внимание к демографической ситуации, меры по стимулированию рождаемости, поддержке интересов семьи — одно из приоритетных направлений социальной политики государства последних лет. Однако сделать здесь предстоит еще много.

«Увеличение рождаемости связано как с материальными, так и нематериальными факторами, причем на последние факторы влиять значительно сложнее», — уточняет Александр Цыганов. По его мнению, выплата пособий на рождение и воспитание детей важна, но не должна превращаться в практику поддержки семей, ориентированных только на получение таких выплат и не предполагающих заботиться о своих детях. В этом случае необходима эффективная система контроля за получением и расходованием детских и материнских пособий. Например, практика обналичивания материнского капитала уже есть и должна жестко пресекаться.

«В мире и России имеются хорошие примеры снижения налоговой нагрузки для семей с детьми, компенсации расходов на ипотеку, медицинские услуги, образование, детский отдых в каникулы, что дает лучший эффект, позволяет добиться целевого финансирования социально значимых расходов и поддерживать крепкие семьи, стабилизировать и увеличивать численность представителей среднего класса», — говорит он.

Руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов Олег Иванов указывает: «К приоритетам национальной социальной политики относится увеличение рождаемости, государственная поддержка многодетных семей, пенсионеров, малоимущих, а также снижение уровня безработицы. Отмечу в первую очередь, что усиление социальной поддержки со стороны государства тесным образом связано с необходимостью развития экономики страны, созданием благоприятных условий для жизни населения. Лучше всего это видно при анализе причин низкой рождаемости: многие люди просто бояться рожать детей, потому что им „негде жить“, их „нечем кормить“ и вообще „незачем плодить нищету“. Никакие самые эффективные меры социальной поддержки кардинальным образом не могут изменить эту ситуацию».

«Да и в целом нельзя сказать, что государство ничего не делает для улучшения демографической ситуации: например, введены ежемесячные выплаты при рождении первого ребенка, в очередной раз продлена очень эффективная программа материнского капитала. Еще бы была возможность купить на эти средства автомобиль, скажем, с ограничением срока его последующей продажи на пять лет. Личный автотранспорт весьма важен для семей с детьми, но не все в силах его себе позволить», — продолжает эксперт.

Олег Иванов предлагает обратиться к зарубежному опыту стимулирования рождаемости. К примеру, в Китае пенсии есть лишь у некоторых категорий граждан, а остальные могут рассчитывать в старости только на своих детей и внуков. Чем не стимул для рождения нескольких детей?

Также эксперт считает, что государство должно серьезно отнестись к проблеме вымирания села. «Практически все немногочисленное население огромной страны сосредоточено в городах. Поэтому следует принимать меры не просто по увеличению рождаемости, но и по развитию деревень, сел, небольших городов, чтобы более равномерно и эффективно заселить территорию нашей страны», — говорит он.

Возвращение старого

Понятно, что государство, какими бы ресурсами оно ни обладало, не в силах решить все социальные проблемы, опираясь сугубо на собственные ресурсы. Большую помощь в обустройстве общества способен оказать ему институт меценатства и благотворительности, чьи традиции имеют в России глубокие корни.

По мнению Александра Цыганова, меценатство в текущий момент пока не является общественно поощряемой практикой, хотя неформально стимулируется государством, ставящим определенные задачи перед бизнесменами. «Добиться успеха можно, если меценатство станет не только способом решения проблем бизнеса, но и побуждением самого предпринимателя. Для этого требуется время, чтобы российские предприниматели и российское же общество осознали взаимную ценность», — замечает руководитель Департамента страхования и экономики социальной сферы ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве РФ».

Артем Юдкин видит необходимым формирование определенных показателей по благотворительности для государственных корпораций, созданных или функционирующих за счет населения. «Социальная справедливость в ее широком понимании может быть реализована как установление нулевого показателя налогового и неналогового бремени на благотворительность при жестком условии целевого расходования средств», — уверен член правления СЭЦ «Модернизация».

Эксперт подчеркивает, что в реалиях рыночной экономики невозможно обязать хозяйствующий субъект выступить благотворителем, однако если сам хозяйствующий субъект живет за счет населения (финансируется из бюджета, его потребителями являются все жители страны) или ранее был создан в рамках общегосударственных проектов, то регулирование благотворительности может быть жестким. «Благотворительность в узком понимании — как социальная поддержка категорий населения, связанных с предприятием, — нуждается в ее регулировании путем включения показателя для получения льготных условий в рамках госзакупок, налоговых и неналоговых платежей. Проще говоря, профинансировал строительство детской площадки — повысил свои позиции в конкурсе на поставку основной продукции», — полагает он.

Резюмируя свое видение приоритетов социальной политики государства, Артем Юдкин заключает: «В любом случае необходимо перейти к принципу от управления через экономические показатели — зарплата, налоги, взносы — к принципу „человек и его затраты“, где важно будет не просто поставить цель повышения качества жизни, но и сохранения человеческих ресурсов, времени и сил людей. В настоящее время сделать это можно путем перенастройки бюрократической машины — изменения законодательства и документов стратегического планирования, целевых показателей ведомств и госорганизаций». При этом наиболее успешным ему представляется опыт майских указов президента Владимира Путина, который можно использовать при подготовке единого и многоотраслевого программного документа в сфере социальной политики, установив измеримые и отслеживаемые всеми гражданами показатели социального развития.


МНЕНИЯ БОССОВ

Светлана ЛАПШИНА, учредитель группы компаний БИГ:

Признаюсь, я не очень верю в социальную политику нашего государства. Считаю, что каждая компания способна сама делать простые и понятные вещи, решая тем самым социальные проблемы общества. Например, взять шефство над пожилым человеком или над ребенком, нуждающимся в помощи.

Скажем, у нашей компании есть такая подопечная девочка — Саша Белозерова, у которой тяжелое заболевание и вполне конкретные нужды. Требуются специальная коляска, туторы на суставы, вертикализатор, и все это стоит порядка 500 тыс. рублей. Саше нужны лекарства, которые есть только в Италии, и лечение, которое она может получить только там. Это значит, что необходимо покупать билеты, арендовать для Саши жилье, подготавливать документы, организовывать приемы врачей… Ежемесячно мы переводим около 50 тыс. на ЛФК Саши, на изучение языка ее мамой, на спецанализы или на платные приемы медиков. Мы сами подбираем для нее специалистов, знаем ее анализы… И я считаю, что, если так будет поступать каждая компания, организовывая в том числе целевой сбор средств среди своих сотрудников, проблема социальной незащищенности наших детей и стариков смягчится.

В остальное я не верю. Вернее, я верю в целевые социальные налоги, а в то, что наше государство в силах решить подобные проблемы, которые я описала выше, — нет. Если мы за 20 лет ничего не изменили, если у нас также страдают больные детки, а их родители пребывают в полной безысходности и обивают все возможные пороги, пытаясь найти полмиллиона рублей на их лечение…

Еще одна наша проблема — это поддержка многодетных семей. К сожалению, дети в российских условиях — это дорого. Вот простой пример. Я сама многодетная мать, у меня пятеро детей, один из них приемный. Мы лечим зубы в государственной поликлинике. У моих ребят у каждого по шесть штук пломб во рту. Сделать один зуб с каналом стоит 15 тыс. рублей. Простые пломбы — по 5–7 тыс. рублей. Получается, что в итоге я должна отдать за санацию рта одного ребенка в среднем 45 тыс. рублей. Плюс рентген и обработка от кариеса… В общей сложности порядка 250 тыс. на всю семью. Всем ли российским многодетным семьям это под силу? Думаю, ответ очевиден.

Евгения АБРАМОВИЧ, руководитель управления анализа валютных рисков Dukascopy Bank SA:

Занятость населения и рост доходов на текущем этапе экономического развития России должны быть приоритетом для российских властей, так как выбранный экономический курс страны состоит в развитии внутреннего рынка. По сути, этот путь единственный, хотя бы потому, что для него созданы все условия: наладить крупномасштабное производство товаров низкой и средней ценовой категории не позволят географические и демографические факторы, да и международный несырьевой рынок уже поделен. Более того, если в гонку экспорта включатся США (а именно в этом смысл торговой реформы, инфраструктурных проектов и общей кампании по удержанию относительно низкой курсовой стоимости доллара), международный рынок попросту переполнится.

Это может быть достижимо лишь при помощи стимулирования спроса смягчением кредитно-денежной политики, ростом числа госзаказов для малого и среднего бизнеса, а также защитой внутреннего рынка от зарубежной конкуренции. Другие механизмы в условиях дефицитного бюджета (напомню, что он сверстан из расчета в 1,25% ВВП) реализовать не представляется возможным. Снижение налогового бремени теоретически могло бы сократить процент российской экономики, находящейся в тени, однако на практике это вряд ли осуществимо: нынешняя система налоговых сборов ориентирована на полное выполнение налогового плана, и при снижении налогов она просто может оказаться убыточной.

Другими словами, Россия имеет возможность конвертировать текущий «бумажный» рост ВВП в рост благосостояния граждан лишь посредством общего стимулирования внутреннего производства и, как ни парадоксально это звучит, укреплением рубля. Зависимость прямая: покупательная способность рубля в значительной мере влияет на себестоимость производства, так как бóльшая часть подготовленного сырья все же закупается. При этом на рождаемости рост благосостояния населения, скорее всего, никак не скажется. Россия медленно двигается к проблеме старения населения, когда цифры смертности и рождаемости сближаются. Эта проблема более чем актуальна для развитых стран, и Россия в ближайшем будущем столкнется с ней в полной мере.

Что же касается развития меценатства, таких масштабов, как при Российской империи, оно, к сожалению, не достигнет никогда. Более 15 лет государство выстраивало экономические отношения так, чтобы контролировать бóльшую часть отечественного производства. Это привело к резкому перекосу в сторону компаний с государственным участием. Можно с уверенностью сказать, что влияние государства на экономику в России выше, чем в любой другой европейской стране. Поэтому вести речь о том, что бизнес в обмен на расширение на внутреннем рынке и налоговые послабления возьмет на себя социальную функцию, по крайней мере наивно. К тому же государственно-частное партнерство, которое в той или иной степени выступает одним из драйверов развитых экономик, в России буксует как по юридическим, так и по социальным причинам. Договоры концессии, как показала практика, противоречат целому ряду законов о государственной собственности, поэтому никакие документы не могут гарантировать права инвесторов. Судебная система, несмотря на все попытки ее реформировать, не становится более пригодной для привлечения частных инвесторов к государственным проектам (не говоря уж о внешних инвестициях, которые можно было бы привлечь без участия государства. Таких проектов фактически нет с 2011 года).

Словом, несмотря на неплохую внешнюю конъюнктуру и хорошие прогнозы, которые могли бы обеспечить приток валютной ликвидности в экономику и вернуть былую интеграцию с экспортноориентированными странами (например, с Южной Кореей), в текущей экономической парадигме гражданам нашей страны достается не самая завидная роль: при росте объемов производства не растет благосостояние. И шансов при нынешней экономической политике это изменить у России, к сожалению, немного.

Александр ФИЛИМОНОВ, партнер Artisan Group Public Relations:

Социальная политика государства, уже исходя из названия этого направления деятельности чиновников, должна состоять в улучшении качества жизни и благосостояния населения. К сожалению, под социальной политикой чаще понимаются социальные обязательства государства, реализуемые за счет налогов. Именно эта часть государственной деятельности, кстати, в первую очередь и продвигается. Прежде это считалось тормозом для экономического развития, потому что социальные обязательства в России были одними из самых высоких в Европе. Постепенно их начали монетизировать, так как в ряде регионов они с невероятным постоянством не выполнялись. Сейчас они находятся на достаточно среднем уровне в целом по Европе, что не может не отражаться на уровне жизни граждан, поскольку доходы населения оставляют желать лучшего.

Социальные проекты — это как раз та часть государственного бизнеса, в которую вполне гармонично может встроиться малый и средний бизнес. В обрабатывающей и ресурсодобывающей промышленности этому сегменту делать уже нечего — все жестко контролируется государством (как видим, не очень успешно, так как обрабатывающая промышленность выросла на ничтожный 1% за 2017 год, хотя рост ВВП приблизился к 2%). Однако для этого нужно привести в порядок законы о концессии, чего государство делать не спешит по понятным причинам. Контроль за поддержанием беспорядка во многих отраслях чиновники никому уступать не намерены, да и на нынешнем этапе инфраструктурного развития это не представляется целесообразным.

В этой связи мне видится, что государству стоит либо просто перенести приоритеты с социальных программ на экономические, либо же создать определенные условия, для того чтобы социальные программы стали источником заработка бизнеса, и только бизнеса, то есть сформировать некоторую модель совершенно рыночной экономики и свободной конкуренции, которая была бы фактически не лицензируемой.

Впрочем, для того чтобы улучшить благосостояние населения и для эффективной работы института меценатства, в первую очередь необходимо создавать условия для роста бизнеса, которых сейчас, к сожалению, нет. Меценатство развивается налоговыми послаблениями, участием в различных государственных проектах и прочими всем хорошо известными способами. По факту же некоторые элементы меценатства в России носят скорее форму узаконенной взятки, нежели действительно благотворительности. Получается порочный круг, который везде замыкается на государство: условий для роста нет, свободных экономических сегментов нет, проектное финансирование как таковое так и не запустилось, а благотворительность происходит ровно в тех масштабах, в которых она нужна федеральным чиновникам. Сделать тут можно только одно — снизить долю государства в экономике. Хотя пока происходит обратное.

Петр КВЕТНЫЙ, директор департамента продаж ЖК «Мечта»:

Социальная политика государства должна быть направлена на повышение уровня жизни граждан и обеспечение их общественными благами. Главные приоритеты: создание условий для существования семьи, обеспечение населения работой и жильем, обеспечение полноценной охраны здоровья людей, а также организация защиты населения.

Мы, как застройщики, можем сказать, что государство обязано способствовать обеспечению населения жильем. И пути к этому — в том числе поддержка застройщика. Поддержка может быть в плане помощи создания инфраструктуры: магазинов, детских садов, школ, медучреждений и т.д. Тогда и жилье выйдет совсем по другой цене, и всем жителям станет комфортнее. Сегодня застройщик, понимая, что требуются условия для проживания, старается максимально создать то, что может, исходя из своей прибыли. Однако средств не всегда хватает. Поэтому нужна социальная помощь государства.

Отвечая на вопрос, что уже сделано со стороны государства для улучшения жилищных условий граждан, первое, что следует отметить, — это снижение ставок по ипотеке. Потому что сейчас у нас 90% сделок проходит по ипотеке, и снижение ставок весьма положительно влияет на покупки. Также у нас есть субсидирование ипотеки. Это тоже понижает ставку для покупателя. И снижение ставки до 6% для семей с двумя или тремя детьми на три–пять лет — это очень правильная мера. В этом плане государство сделало реальный и позитивный шаг вперед: мы видим, что жилье у нас покупают совсем не богатые семьи с детьми, молодежь с невысокими доходами. И все лишь потому, что с государственной помощью стала доступнее ипотека.

Однако остается не менее глобальный пласт неимущих людей — тех, кто нуждается в социальном жилье либо в довольно дешевом жилье, которое можно купить в рассрочку без всякой ипотеки. И государству ныне вполне по силам создавать такое жилье массово, тем более что ряд застройщиков готов идти навстречу и строить социальные объекты. Для этого государство может предоставлять за свой счет земельные участки с подведенными коммуникациями — это существенно снизит себестоимость жилья.

Кроме того, немаловажно упростить процедуру получения разрешительных документов на строительство. Потому что сегодня застройщик, чтобы получить всю документацию и провести все коммуникации, вынужден потратить немало сил, времени и средств. Было бы удобно всю разрешительную документацию получать через службу единого окна наподобие МФЦ. Убрать бюрократические барьеры. В застройщике надо видеть партнера. Особый вопрос — строительство жилья для социального найма. Здесь без господдержки обойтись тоже непросто. Далеко не все застройщики готовы вкладывать средства в такой длительный по окупаемости проект. Хотя в целом для решения жилищного вопроса это выход. Такое жилье можно сдавать на условиях социального найма нуждающимся. Как делают, например, в Японии. Там есть целые кварталы в пригородах, где живут работающие люди с минимальными доходами. Да, они в течение 20–30 лет выплачивают деньги за свои квартиры государству, но, согласитесь, это действенная мера по обеспечению жильем малоимущих граждан.

Важнейший шаг социальной политики государства — создание и предоставление рабочих мест, развитие производства, сельского хозяйства. Рабочие места, общее развитие экономики — это путь к достойным зарплатам и формированию среднего класса, для которого не будет стоять вопрос социальной помощи со стороны государства. Рабочие места необходимы, и причем разного уровня, поскольку не все должны быть менеджерами или работать в офисах. Другая тема — это то, что теперь при поиске работы зачастую приоритет отдается времени поездки до места работы в ущерб заработку. Стало очень цениться свободное время. Возможно, позиция государства по поддержке малого и среднего бизнеса даст результаты, и тогда появится много рабочих мест и у людей будет шанс найти работу рядом с местом жительства.

Денис МЕРКУЛОВ, юрист, общественный деятель, председатель федерального совета ВПП «ИПР России»:

Думаю, чтобы определиться с приоритетами в социальной политике, достаточно исполнять Основной закон нашей страны — Конституцию Российской Федерации. В частности, в ст. 7 Конституции сказано о том, что Российская Федерация — социальное государство, политика которого направлена на формирование условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Однако в ситуации, когда мы имеем фактически однопартийный парламент, сложно говорить о том, как должны быть расставлены приоритеты социальной политики государства. Поскольку любое адекватное законодательное регулирование отрасли и развитие социальной сферы блокируется в парламенте партией власти. Между тем я считаю, что расходы на оборону нужно сокращать, а за счет сэкономленных средств улучшать образование, медицину. Необходимо повышать реальные доходы населения. Одним включением печатного станка ситуацию не исправить. Требуется комплексная работа всех ветвей власти и всего общества, направленная на то, чтобы наша экономика стала развитой не декларативно, а реально. А для этого следует создавать в России здоровые производительные силы и делать нашу страну социальным государством.

Основной проблемой социального развития остается коррупция, которая является неотъемлемой частью нашей политической повседневности и обыденной жизни. Коррупция стала нашей платой за пресловутую «стабильность» нулевых годов. Так нас приучили думать архитекторы этого порядка, которые в те годы были ведущими функционерами социально-экономического блока. Сейчас их пути разошлись. Одни готовят в России «евромайдан», другие ушли в тень, заняв кресла экономических и политических советников. Когда текущий экономический порядок в России в 2013–2014 годах вошел в кризис, эти люди активизировались, предложив президенту и Правительству России как будто заранее заготовленные антикризисные рецептуры. Предлагаемая Министерством экономического развития капитализация бюджета посредством оптимизации наших доходов весьма схожа на одну из таких рецептур. Сегодня государство фактически сняло с себя обязанности для создания условий увеличения рождаемости. Люди не хотят заводить детей, поскольку пособие по уходу за ребенком в нашей стране мизерное. Надо увеличивать льготы, пособия, выплаты, делать менее бюрократизированными механизмы получения таких выплат. Для социального развития нам крайне необходима целенаправленная государственная политика, которая позволит выделить значительную долю финансов, накопленных РФ, на поощрение и поддержку социальной отрасли. С помощью инвестиций в социальную сферу можно решить и политические задачи — укрепить позиции России в мире.