Испания — не решение

БОСС-политика | Взгляд на власть
Текст | Глеб КУЗНЕЦОВ

Каталонский кризис только начинается.

На декабрьских выборах в Каталонии правящая в Испании Народная партия с лозунгом «Испания — это решение! » набрала гордые 4% и взяла три места из 135. Оказалось, Испания — не решение.

Каков был план Мадрида? Создать обычный для парламентских латинских систем «плюрализм». Большинство — 50% списочного состава плюс один голос — не должна была получить ни одна политическая сила. Не партия, а именно сила с четким самоопределением по главному вопросу — независимость Каталонии или единство Испании.

Арсенал методов был что ни на есть полный. Лидеры сецессионистов — в изгнании или в тюрьме, лидеры влиятельнейших националистических общественных организаций, с которыми ранее связывали политические успехи сецессионистских партий, — в тюрьме, экономика — на спаде, в чем обвиняют сторонников независимости, ЕС сто пятьдесят раз сказал, что независимую Каталонию он не ждет никогда и нигде, провинциальные силовики основательно почищены, начальники — под уголовными делами, институты власти переведены под внешний контроль Мадрида, ежедневно идут новости про то, что очередные публичные фигуры, выступающие за независимость, становятся фигурантами уголовных дел по статье «Мятеж» с санкцией не в «двушечку», а в «тридцаточку» в перспективе.

Информационные атаки, обвинения в предательстве лидеров, настойчивый посев в СМИ данных соцопросов, свидетельствовавших о том, что «независимость перестала быть популярной», «люди раскаиваются», и все вот это. В результате — полный провал и отдельная электоральная катастрофа правящей Народной партии.

Какие выводы уместно сделать?

Первое. Проблема независимости Каталонии — не «вымышленная», не придуманная политиканами или вброшенная антиеэсовскими силами, как говорили в Мадриде и в ЕС, а более чем реальная. Именно она не просто формирует повестку сегодняшней Каталонии и всей Испании, но и является единственным ее ключевым вопросом.

И дальше: статус стран внутри ЕС, понимание государства как такового и его роли в современном мире — ключевой вопрос для ЕС в целом, который не купируют даже лайт-формы государственного насилия. Ответ бюрократии : «Статус-кво нам удобен, поэтому менять ничего не надо» — не устраивает граждан ЕС.

Второе. Сажать людей в тюрьмы, громить политические системы врагов, администрировать институты с помощью внешнего управления и работать на выборах, работать с общественным сознанием — это разные виды деятельности. Сказав «А» — тюрьмы, уголовные дела, перехват управления, — надо идти путем государственного насилия до конца. Давать людям голосовать и надеяться, что они прямо вот так и проголосуют за сапог, который ты им на хребет ставишь, наивно. Народная партия сама выступила своим могильщиком.

Третье. Главной повесткой, предложенной новым составом парламента, очевидно, будет и уже становится даже не референдум здесь и сейчас, а освобождение политзаключенных и демонтаж судебно-карательной системы Мадрида по отношению к Каталонии. И, если Мадрид даст слабину, все, кончилась монархия.

Единственным ответом Мадрида может стать только большее судебное давление, большее количество штрафов и посадок. Что на втором шаге даст раздражение уже в ЕС и в самой Испании. Итак, по сравнению с тем, что происходит в Испании, наше «Болотное дело» выглядит детским утренником, а если испанцы еще усилят и углубят, то получится вообще неприлично.

То есть перспективы Испании становятся вдолгую существенно более печальными, чем были даже в день референдума.

Четвертое. Вариант выхода — это та самая конституционная реформа, которую Рахой согласовал перед референдумом с основными политическими партиями. Хотя шутка в том, что сегодня она не выглядит социологически одобряемой (испанская деревня — за насилие для врагов Родины и всяких «анархистов») — раз. И два — для оппозиции Рахою позорный процент Народной партии в Каталонии станет поводом для атаки на его правительство как неспособное в принципе вести «каталонскую политику» вне мер государственного принуждения.

То есть каталонский кризис только начинается.


КУЗНЕЦОВ Глеб Сергеевич родился 26 июля 1977 года. Работает в сфере связей с общественностью и GR с 1996 года. Участвовал и руководил проектами в сфере связей с общественностью и органами государственной власти крупных российских корпораций. В число заказчиков входили: группа «Москва-сити», «Норильский никель», группа «Кристалл», банк «Зенит», банк «Уралсиб», «Транснефть » и т.д.

С 2008 года по настоящее время — руководитель направления по корпоративной и социальной ответственности, советник по взаимодействию с органами государственной власти группы «Петропавловск» (металлургия, горнодобывающая промышленность).

С 2010 года по настоящее время — директор Фонда поддержки социально ориентированных проектов и программ «Петропавловск». Автор публикаций профессиональной и общественно-политической направленности. Колумнист изданий «Известия», Lenta.ru.

Женат, воспитывает четырех сыновей.