Смена тренда?

БОСС-политика | Сюжет месяца/Деловой климат
Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ

Банки фиксируют переход от сбережения к потреблению.

Начальник управления пассивных операций Уральского банка реконструкции и развития (УБРиР) Ольга Аксенова считает, что пока рано говорить об изменении модели поведения населения. «Согласно исследованию потребительских настроений населения, проведенному по заказу ЦБ, средняя доля респондентов, оценивающих текущее время благоприятным для сбережений, в первом полугодии 2017 года составила 20%, что на 3 пп. больше, чем за тот же период 2016 года. При этом 42% опрошенных в качестве инструмента сбережений называли банковские вклады, еще 26% предпочитают комбинировать размещение средств в банке с наличной формой хранения. Это свидетельствует о том, что население в 2017 году продолжает придерживаться сберегательной модели поведения. Это подтверждается и нашей статистикой. Несмотря на снижение доходности депозитов, объем средств физических лиц, размещенных во вкладах, увеличился с начала года на 3,3%, а средняя сумма вклада — на 13%».

Галина Уткина, вице-президент и директор департамента депозитов и комиссионных продуктов «Ренессанс Кредит», убеждена, что сейчас наблюдается тенденция к уменьшению сбережений с одновременным ростом потребления. «Динамика реально располагаемых доходов по-прежнему находится в отрицательной зоне. В целом это приводит к тому, что населению особо нечего накапливать, — сетует она. — Вместе с тем на фоне некоторой стабилизации макроэкономической ситуации в стране, среднесрочного укрепления рубля и снижения инфляции люди начали более активно покупать различные товары и услуги, в том числе и за счет подешевевших за последние несколько лет кредитов».

Финансовый аналитик FxPro Александр Купцикевич уверяет, что весь смысл в падении процентных ставок, сделавших кредиты доступнее. По ипотеке некоторые предложения по ставкам являются рекордными минимумами. Кроме того, потребление стимулирует стабилизация экономики после серьезного спада. Люди восприняли ее как сигнал, что худшее позади, и после длительного перерыва стали обновлять бытовую технику и стремиться повысить качество жизни.

Заместитель генерального директора Berkshire Advisory Group Александр Артемьев уточняет: «Статистика по первому полугодию 2017 года противоречит предположению о росте потребления, и фактически нет никакого дисбаланса в сторону его увеличения. Вклады населения в банках РФ в июле продемонстрировали прирост на 0,6%, до 24,9 трлн рублей, указывается в обзоре Банка России».

За январь–июль текущего года, говорит эксперт, вклады без учета курсовой переоценки выросли на 4,9%, а с учетом курса — на 4,5%. Согласно отчетам национальных аналитических агентств, рост за полугодие составил в среднем 5,2%. По информации АСВ, самые быстрые темпы роста демонстрирует сегмент вкладов от 1 до 1,5 млн рублей. Количество таких счетов в России увеличилось почти на 10%. Средний размер вклада вырос на 5%, до 166 тыс. рублей.

ЦБ называет среди основных драйверов внутренний спрос, который сохранился и во II квартале. А его главные факторы — рост зарплат и восстановление кредитования. Реальная зарплата увеличилась за полгода на 2,7% по сравнению с показателем за аналогичный период 2016 года. «Правда, реально располагаемые доходы населения по результатам первой половины 2017 года оказались на 1,4% ниже, чем годом ранее, — напоминает эксперт. — Значит, если зарплаты и росли в отдельных секторах, то поступления из других источников (пособия, пенсии, доходы от ценных бумаг и вкладов) продолжали снижаться».

Рост потребления, отмечает он, в основном связан с резким увеличением цен на продовольствие (при этом средний чек вырос в зависимости от региона на 8–12,5%) в минувшем июне. Это «помогло» повысить показатель роста розничной торговли. Кроме этого, как показала аналитика сектора торговли, сыграли свою роль рекордно низкий уровень инфляции (4,2%) и «отложенный спрос» на покупку дорогостоящих товаров (мебели, машин, квартир).

«Необходимо отметить также, — говорит Артемьев, — что за январь—июнь 2017 года объем кредитов физическим лицам возрос на 3,8%, до 11,45 трлн рублей.

Таким образом, исходя из темпов роста объема вкладов населения и роста кредитования утверждать, что население перешло от стратегии сбережения к потреблению, не совсем корректно. Скорее, можно вести речь о некоторых сезонных колебаниях спроса и предложения на фоне незначительного и пока неустойчивого роста ВВП и экономики в целом».

Сергей Хестанов, доцент кафедры фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела РАНХиГС, считает, что потребительское поведение — это функция двух совершенно разных вещей. Первая — это экономическое положение. Чем бóльшими ресурсами люди располагают, тем больше и тратят. Второй фактор, который сильно влияет на потребительское поведение, — это психология.

«Эти два фактора, — уточняет эксперт, — привели к тому, что субъективное восприятие улучшилось, и, как следствие, у нас действительно фиксируется переход от сберегательной стратегии к потреблению, то есть люди потихоньку начинают воспринимать то, что происходит, как новую реальность. С одной стороны, это вроде бы и хорошо, но, с другой стороны, это может заставить часть людей потреблять лишнее, больше, чем соответствует их имущественному статусу».

С точки зрения краткосрочных эффектов для экономики, говорит Хестанов, такой переход к потреблению, активизация потребителей — эти факторы свидетельствуют об одном: люди потихоньку адаптируются к новым экономическим реалиям. Помимо этого фиксируется рост товарооборота розничной торговли, а это надежный индикатор поведения среднего россиянина.

Автор программы «Домашняя бухгалтерия» Павел Козловский утверждает: «Есть три причины — две сезонные и одна ситуативная… Хотя нет, все три. Летом расходы на отпуск и на подготовку к школе заставляют семьи раскошеливаться. А „традиционный“ для последних 20 лет банковский кризис и ожидания „грома“ в августе стимулируют к раскрытию запасов, превращая сбережения в оплату товаров и услуг. Сейчас мы наблюдаем, как вслед за потоплением банка „Югра“ пытаются „потопить“ финкорпорацию „Открытие“. Будем надеяться, что это не удастся… От этого нервничает бóльшая часть финансово активного населения и пытается „смыться“ из банков, обросших слухами».

Роман Алёхин, основатель маркетинговой группы «Алехин и партнеры», уверен, что никаких экономических предпосылок к росту потребления нет и пока не предвидится. Закончились свободные средства, снизились зарплаты и сберегать просто нечего. «Что называется, гуляем на последние, — говорит эксперт. — Хотя отчасти возможен эффект привыкания, который мы наблюдаем после каждого кризиса. То есть было резкое падение реальных доходов, а теперь наблюдается отскок, но это не рост, это отскок от нижней точки, не более. Кроме того, лето — время, когда многие семьи собирают деньги на отдых, ремонт, стройку, а также на подготовку детей к школе и поступление в вузы».