Сергей ВОЛКОВ: санкционный режим Запада не оставляет нам другого выбора, кроме развития собственного высокотехнологичного производства

БОСС-профессия | Главная тема
Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ
Фото | Александр ДАНИЛЮШИН

Казанское научно-производственное предприятие «Завод стеклопластиковых труб» — один из флагманов российской композитной промышленности. О перспективах отрасли и препятствиях ее развитию журналу «БОСС» рассказал генеральный директор завода, наш постоянный эксперт Сергей Волков.

— Сергей Алексеевич, почему поставки инновационных товаров так зависят от конъюнктуры цен на нефть?

— Сейчас цены на нефть более или менее стабилизировались, наблюдается даже некоторая положительная динамика. Потому пошли заказы на нашу продукцию. Дело в том, что между ценой на нефть и заказами на инновации — прямая зависимость. Положительная динамика влияет на готовность нефтяных компаний приобретать стеклопластиковые трубы и многое другое.

Хотя рублевая прибыль у нефтяников неплохая, компании предпочитают осторожничать с инвестициями в новые технологии. Видимо, считают рост цен на нефть свидетельством роста рынка.

— А ведь закупки компаний с государственным участием — «Газпрома», «Роснефти » — это же часть государственной экономической политики, которая, как учит нас экономическая теория, в период кризиса должна быть контрциклической?

— Я согласен. Но, к сожалению, наши гиганты не рассматривают свою деятельность как часть государственной работы. Разумеется, они должны тратить на инновационные товары больше, учитывая их доходы, монопольное положение на рынке и то, что они работают с общенациональным достоянием. Сырьевые корпорации у нас аккумулируют колоссальные деньги с мирового рынка. Их доходы — это наше преимущество на мировом рынке, такое же, как мировая резервная валюта для США. Это преимущество надо использовать — стимулировать нефтегазовые гиганты вкладываться в инновационные направления.

Закупки новых технологий — это же естественная, неинфляционная мера поддержки собственных производителей. Причем реального производства с большой кооперационной цепочкой. Это наиболее очевидный способ восстановления экономического роста в стране. Тем более что их вложения принесут им же самим большую экономию. Трубопроводы из стеклопластиковых труб — это в несколько раз меньшая стоимость владения трубопроводными системами, то есть экономия средств на поддержание и ремонт.

Важнейший вопрос — мотивация менеджеров компаний с госучастием. В чем они заинтересованы: в экономии средств компании или в том, чтобы делалось больше затрат и было больше работы? Например, для антикоррозионных служб…

Я как-то на одном банкете поднял тост за то, чтобы не было коррозии. На меня посмотрели как на врага. Антикоррозионные программы — это большие программы со значительным финансированием, штатом. Одни укладывают, другие ремонтируют, третьи борются с коррозией. Работа кипит, финансирование идет. Кто же готов от этого отказаться? А мы делаем слишком хорошие трубы — они не ломаются, их не надо заменять. «Какое нам дело до того, что трубы служат 50 лет? — говорят нам время от времени специалисты нефтяных компаний. — Да нам до пенсии пять лет!»

А теперь давайте посмотрим на ситуацию с точки зрения рачительного хозяина. Предположим, мы выбираем трубы для своего загородного дома. Что мы выберем? Металлические трубы, которые нужно сваривать, причем сваривать качественно, которые будут ржаветь и имеют ограниченный срок службы? Или пластиковые, которые проще в монтаже? Эту работу способен выполнить почти любой человек. Они не корродируют. И служат, как я уже сказал, полвека.

Вопрос, по-моему, риторический. Так почему же, когда речь идет о нефте- и газопроводах, зачастую используется другая логика?

Разумеется, государство должно смотреть шире, учитывать и другие факторы, в частности загрузку мощностей в черной металлургии. Однако при этом оно обязано думать об экологии, о надежности, о рачительном использовании людских и финансовых ресурсов. И с этой точки зрения проводить политику расширения использования стеклопластиковых труб.

Когда президент Путин провел совещание по вопросам развития композитной индустрии, нам позвонили из Минпромторга России: «А какие у вас объемы?». Чиновники озаботились перспективой выбытия мощностей в черной металлургии в случае поддержки нашей отрасли. Конечно, наши объемы несопоставимо малы, но наши трубы живут несопоставимо дольше.

Давайте учитывать перспективу. Какой процент металлических труб подлежит замене через семь лет? А через 14? И, если заменять стеклопластиковыми трубами, проблема будет полностью снята на долгие десятилетия.

Внутрипромысловые трубопроводы точно переживут эти месторождения. Есть такие примеры, когда стеклопластиковые трубы выкапывают и ставят на новые трубопроводы. А если мы возьмем трубы, которые используются для водопровода и канализации в жилом микрорайоне, они умрут вместе с микрорайоном.

Это продукт шестого технологического уклада. Речь идет о материалах с заданными свойствами. Могут быть трубы электропроводные или теплопроводные, они способны спокойно выдерживать температуры больше 100°С. Вот о каком явлении мы говорим.

— Однако стеклопластиковые трубы дороже металлических…

— Во-первых, у них в несколько раз дольше срок службы, при их укладке не нужна сварка, они не подвержены коррозии.

Во-вторых, в Казахстане, к примеру, они уже дешевле металлических.

— За счет чего? В Казахстане же развитая черная металлургия?

— Но при этом небольшие объемы производства труб. И при этом расширяются производство и поставка стеклопластиковых труб. Там для стеклопластика зеленый свет, в силу того что в стране нет столько металла, сколько у нас.

— И нет такого металлургического лобби, как у нас.

— Конечно. Однако есть четкая, системная поддержка собственных производителей. В частности, закуп продукции для компаний с госучастием выведен из правил торговли ВТО, и здесь приоритет отдается национальным компаниям. Недропользователей также обязуют иметь определенный процент местного содержания при закупках продукции для своих нужд и т.д. У государства много рычагов, если иметь желание.

У нас же до сих пор господствует мнение, что западное — лучше, в частности западные трубы. Нет, они не лучше. По качеству, скажем, трубы нашего завода сопоставимы с североамериканскими, но при этом гораздо дешевле. Только падение рубля и ценовые ограничения позволили российским производителям получить некоторую долю заказов. Да и то мы знаем немало случаев, когда менеджеры крупных компаний, отвечающих за промышленные трубопроводные системы, всеми правдами и неправдами пытались закупить западные трубы, несмотря на то что они стоят в три-четыре раза дороже.

— В силу коррупционной заинтересованности?

— Не думаю, что это имеет решающее значение. Тут много причин: это и традиционное мнение о низком качестве всего отечественного, сложившиеся кооперационные связи — в частности, западные заводы входят в состав транснациональных корпораций, которые кроме труб производят и иную продукцию для нефтяников, ну и есть проблемы становления нашей отрасли в России, этакие детские болезни. К примеру, недавно ушли с рынка сразу три завода, и те компании, что с ними работали, оказались у разбитого корыта. Мы сейчас помогаем им как можем.

Авторитет отрасли надо укреплять. У нас есть Союз производителей композиционных материалов, и он этим активно занимается.

— Казахстан поддерживает собственное производство на тендерах?

— Да, конечно. Причины понятны: поддерживается собственное производство. Даже если оно пока несовершенно, оно получает стимул для развития.

Вообще нужно осторожно пускать иностранных поставщиков на свой рынок. Тем более что правила ВТО все равно фактически уничтожены режимами санкций и контрсанкций.

— А почему иностранным поставщикам столь интересен наш рынок?

— Мы одна из немногих стран мира, где для стеклопластиковых труб есть большой рынок. Дело в том, что в Европе, например, и расстояния небольшие, и большинство трубопроводов уже стеклопластиковые. В ближайшие десятилетия новые трубы не будут нужны.

Массовое использование стеклопластиковых труб происходит прежде всего в больших континентальных странах, где много трубопроводов и у металлических труб заканчивается срок службы, как у нас. Либо где идет интенсивное строительство трубопроводов, как в КНР или Казахстане.

— Хотя после падения рубля получилось, что российские трубы объективно доминируют на рынке?

— На наш рынок вышли также китайские поставщики. Это сильный конкурент, у них цены ниже, чем у российских производителей, несмотря на более дорогую логистику. Но в большинстве случаев их изделия не блещут качеством. То есть по критерию «цена/качество» российские стеклопластиковые трубы вне конкуренции.

Еще один аспект — это неразвитая нормативная база. Скажем, на нашу трубу есть национальный стандарт, но нет сводов правил для строителей и проектировщиков, и зачастую Главгосэкспертиза просто не пропускает эти проекты. Это странная позиция, когда нефтяники хотят использовать инновационный продукт, а государство против.

Мы консультировались в Институте законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ. В их заключении четко указано, что отсутствие каких-либо нормативов не тождественно нелегальности продукта. По новым технологиям может не быть регламентов — на то они и новые. Однако есть ведомственные нормы, заводская документация. Это достаточное основание для их использования при проектировании.

К тому же существует ISO. Что может быть выше? Это международная технологическая истина в последней инстанции, под которой подписались 149 стран, в том числе Россия. ISO априори имеет более высокий статус, чем ГОСТ. Кстати, в Казахстане ISO приравнивается к национальным стандартам.

— Именно Главгосэкспертиза постоянно чинит препятствия установке стеклопластиковых труб на нефтегазовых трубопроводах, а не субъектовые экспертизы?

— Именно главная, федеральная экспертиза, что особенно странно, учитывая актуальность поддержки новых технологий. «Недостаточно нормативных документов, трудно рассчитать последствия использования…». Что за чушь? Во-первых, такие трубы применяются уже не первое десятилетие. Есть практики их применения, все давно посчитано. Во-вторых, мы живем в век цифровых технологий. Любые параметры легко смоделировать за пять минут — для этого предусмотрен стандартный софт.

И потом как можно опираться только на ГОСТы? Я по базовому образованию ракетчик и ответственно могу сказать: если бы ракеты запускались лишь по ГОСТам, ни одна из них не была бы допущена к использованию. Так как в новых ракетах используются технологии и решения, по которым пока нет стандартов. Есть только конструкторская и заводская документация.

— Готова ли Россия целиком сама производить все элементы стеклопластиковой трубопроводной технологии?

— К сожалению, нет. У нас в стране нет качественных эпоксидных смол, и никогда не было. Они важны для герметичного соединения, и это сегодня исключительно импорт, причем импорт с Запада, где смолы качественные. Там используются не только химические, но и нанотехнологии.

— Наверное, неслучайно композитная отрасль развивается именно в Татарстане…

— Да. Руководство республики приняло решение создавать кластеры в области высокотехнологичной промышленности и новых материалов. К тому же огромную поддержку нам оказала и продолжает оказывать компания «Татнефть», на объектах которой мы апробируем все наши новые продукты. Все самые передовые технологии сосредоточены на объектах этой компании.

Кроме того, у нас в республике большое внимание не просто к сырьевому производству, но и к интеллектуальному: за счет одного поддерживается другое. В республике формируются кластеры, идет активное сотрудничество с Росатомом и Роснано.

Это разумный подход. Потому что выйти на рентабельность при имеющихся налогах и кредитных ставках высокотехнологичным предприятиям невозможно. Такой подход, на мой взгляд, следует масштабировать на всю страну.

— Как оцениваете реализацию программы импортозамещения?

— К импортозамещению нужно относиться разумно. Если мы просто будем замещать иностранное, а не создавать свое, российское, мы никогда не выйдем вперед — мы будем все время только догонять. Да и невозможно качественно заместить.

Помните, американцы угнали самолет Миг-25 и попытались его скопировать. Ничего не вышло! И это в США — самой передовой в технологическом отношении стране мира. Но зато у американцев есть свои разработки, которые никто в мире не в силах повторить.

— Какова должна быть повестка дня нового президентского срока в части поддержки промышленности?

— Вы знаете, очень многое уже сделано за нас нашими западными друзьями в кавычках. Нам следовало национализировать элиту, национализировать валюту и отказаться от сырьевой экономики. Санкционный режим не оставляет нам возможности сойти с этого пути — весьма позитивного для России. Многие причитают: что, мол, будем делать, если закроют «Северный поток–2»? Не смертельно. Будем развивать глубокую переработку газа.

Вызовы способствуют большей собранности, поиску эффективных решений. У нас просто нет другого выхода, кроме как идти путем развития высокотехнологичного производства.


ВОЛКОВ Сергей Алексеевич, генеральный директор ООО «НПП „Завод стеклопластиковых труб“», признанного «Компанией года–2012». Доктор делового администрирования. Почетный профессор Международного университета (Вена, Австрия). Лауреат премии имени Сократа (Оксфорд, Великобритания). «Человек года–2009» (Россия). Лауреат многих международных премий в области качества.