Уточный протест

БОСС-политика | Сюжет месяца/В России гос
Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ

Пожалуй, впервые в российской практике для внутриэлитного противоборства были использованы протестные акции.

В воскресенье, 26 марта, почти в 100 городах России прошли инициированные оппозиционером Алексеем Навальным протестные митинги. Как правило, согласованные с местными властями.

Поводом к акции стали результаты расследования Алексея Навального в отношении имущества. Суть обвинений сводится к тому, что ряд элитных объектов недвижимости и яхт, которыми пользуется Дмитрий Медведев, контролируется некими фондами, управляющимися его однокурсниками по юрфаку ЛГУ.

Нет ни малейших сомнений, что подобную информацию фонд Навального (ФБК) не мог собрать или получить самостоятельно. Речь идет об очередном сливе, организованном одной из башен Кремля против другой.

«Борец с коррупцией» Навальный регулярно принимает участие в таких акциях. Например, несколько атак было на первого вице-премьера Игоря Шувалова. Последняя касалась вывоза женой вице-премьера элитных собак корги, принадлежащих вице-премьеру, на международную выставку собак на личном самолете.

Ранее до публики доводилась по каналам Навального информация об элитных объектах недвижимости Шувалова. Еще раньше речь шла о финансовых операциях, совершаемых в его интересах.

Вице-премьеру приходилось оправдываться. И, надо сказать, что, как правило, делал он это достаточно профессионально и успешно. Пожалуй, произошел всего один прокол, когда журналистам удалось выйти на супругу Шувалова, которая сообщила им, что нужно испытывать гордость от того, что их собаки побеждают на международных конкурсах, а не изучать то, на каких самолетах они были вывезены.

«Линия защиты» Шувалова строилась на двух факторах. Во-первых, никаких нарушений законодательства, действовавшего на момент обвинений, он не допускал — как профессиональный юрист он хорошо контролирует все формальные моменты. Во-вторых, происхождение состояния Шувалова понятно. Он, юрист-международник, прослуживший несколько лет в МИДе по окончании юридического факультета МГУ, ушел в юридический и финансовый бизнес, в том числе занимался правовой защитой за рубежом как адвокат, а также международными финансовыми операциями. К середине 90-х годов он был главой компании «АЛМ-Консалтинг», принадлежащей олигарху Александру Мамуту. В 1998 году он вернулся на госслужбу, будучи долларовым миллионером. Его финансовый бизнес, частично переданный трастовому фонду, частично — родственникам, все это время приносил доход.

У Дмитрия Медведева иная ситуация. Он также в 90-е годы работал как частный юридический консультант и адвокат, а затем как корпоративный юрист — в частности являлся директором по правовым вопросам компании «Илим-Палп», но недолго, и его доходы в коммерческом секторе не были сопоставимы с доходами Шувалова.

Оппонентом Шувалова журналисты называли Игоря Сечина — ныне главу корпорации «Роснефть», а ранее вице-премьера и замруководителя Администрации президента. Сечин — один из ближайших сотрудников Путина еще со времен работы президента в мэрии Петербурга и главных его конфидентов.

Сечина считают одним из оппонентов Дмитрия Медведева и «противовесов» премьеру. Вообще в российском политическом истеблишменте с ельцинских времен происходит более или менее управляемое первым лицом противостояние между силовиками и либералами. Именно служба безопасности «Роснефти» сыграла главную роль в раскрутке дела против теперь уже бывшего министра экономического развития Алексея Улюкаева. С силовиками связывают время от времени попадающие в прессу сведения о неблагополучии в госкорпорации «Роснано», возглавляемой одним из видных представителей либералов во власти Анатолием Чубайсом.

Не исключено, что атака на Медведева — самого крупного из либеральных деятелей, входящих в состав высшего руководства страны, очередной эпизод такого противостояния.

Возвышение Навального

Реакция на обвинения Навального со стороны премьера и его команды была странной. Пресс-секретарь правительства Наталья Тимакова заявила, что не видит смысла комментировать высказывания осужденного Навального, к тому же занимающегося предвыборным самопиаром в преддверии грядущих выборов президента России. Мемом стала реакция команды Медведева на обвинения Навального: Медведев в инстаграмме заблокировал Навального (хотя понятно, что не сам Дмитрий Анатольевич, а сотрудник пресс-службы, ведущий его аккаунт в инстаграмме). А после событий 26 марта Медведев написал в своем инстаграмме, что хорошо покатался на лыжах.

Подобные реакции — крупный политический просчет команды премьера. «При активном содействии властей, включая лично Дмитрия Анатольевича Медведева и его команду, Алексей Навальный в течение месяца совершил качественный переход из разряда “политических партизан” во вторую лигу (высшая лига — Путин, первая лига — лидеры парламентских партий), — говорит политолог и политтехнолог Евгений Минченко. — Произошла имиджевая трансформация из столичного тусовщика, который за “Крымненаш” и неинтересен стране, в “борца”, умеющего аккумулировать разные неполитические интересы (включая локальные повестки и поколенческий конфликт)».

Политический киллер

Алексей Навальный — бывший деятель партии «Яблоко», исключенный из нее, по некоторым данным, за склонность к странным операциям с партийными деньгами, бывший советник экс-главы Союза правых сил, «либерального» губернатора Кировской области Никиты Белых, ныне находящегося в СИЗО по обвинению в получении взятки, позднее был осужден по «хозяйственному» делу — так называемому делу «Кировлеса», с начала 2010 годов самоутверждается как радикальный политик-популист. Пиком его политической карьеры стало второе место на выборах мэра Москвы: он чуть не навязал Сергею Собянину второй тур, надолго подорвав позиции московского градоначальника как публичного политика федерального масштаба.

Позднее он являлся персонажем, скорее, криминальной хроники, но все-таки не был изолирован от публичной политики: явно неспроста.

Два ноу-хау

Протестная акция 26 марта — грамотный политтехнологический проект. Во-первых, Навальный и Ко сумели сделать протесты не только московскими, но и региональными. Во-вторых, в акции, прежде всего в наиболее знаковую (хотя, кстати, и не самую крупную — московскую), оказалась активно вовлечена молодежь до 20 лет.

На акции вышли жители Владивостока, Хабаровска, Комсомольска-на-Амуре, Иркутска, Омска, Красноярска, Барнаула, Новокузнецка, Новосибирска, Йошкар-Олы, Томска, Тюмени, Челябинска, Екатеринбурга, Кургана, Саратова, Краснодара, Махачкалы и других городов. В одних случаях акции были согласованы с властями. На согласованных акциях события развивались по двум сценариям: либо по спокойному, либо по конфликтному, когда протестующие выходили за рамки согласованного маршрута.

В других протестующие собрались в предложенных властями местах, но потом стихийно изменили сценарий. Так было, к примеру, в Санкт-Петербурге, где собравшиеся на Марсовом поле несколько тысяч человек отправились сначала в сторону Исаакиевского собора, а затем в сторону Мариинского дворца. Происходили случаи столкновений с полицией на согласованных мероприятиях — например, во Владивостоке.

Эффективность региональной сети акций, по мнению Евгения Минченко, связана с тем, что к «общему» антикоррупционному лозунгу примешивалась местная повестка. Так, самой крупной акцией стала не московская, а петербургская. Этому во многом способствовали протесты по поводу передачи Церкви Исаакиевского собора. В других регионах большая численность связана также с тем, что «примешивались» местные поводы — социальные, экономические и экологические. Подобных поводов в условиях кризиса немало.

Центральная акция состоялась в Москве. Митинг носил несогласованный характер, потому организаторы избрали форму гуляний по Тверской — так называемую круговую прогулку по Тверской улице от «Белорусской» до «Охотного Ряда» и обратно. Власти столицы предложили Навальному Сокольники и Марьино, но организаторы митинга их отвергли.

В Москве задержали более 800 человек — в основном на несанкционированном митинге на Пушкинской площади. Среди них большое число несовершеннолетних.

Обилие несовершеннолетних, причем с достаточно радикальными настроениями, — опасная тенденция. Применение к ним силы воспринимается обществом весьма болезненно, хотя, например, рядовой состав Росгвардии — также молодые люди до 20 лет. Омоложение протестных акций эксперты связывают с неэффективностью молодежных программ, и наверняка Минобрнауки получит политическое указание усилить соответствующую работу.

Аналитик Александр Баунов подчеркивает1, что атака на Медведева — форма радикализации протеста. До сих пор Медведев воспринимался либеральной интеллигенцией как свой во власти. Теперь же Навальным предложен новый нарратив: «там нет своих».

27 марта на торжественном вечере, посвященном Дню войск Росгвардии, Владимир Путин заявил, что национальная гвардия должна «профессионально реагировать на попытки под любым предлогом дестабилизировать общественный порядок в нашей стране».

В контексте

Кампания со стороны Навального попала в контекст предвыборной ситуации, в которой глава правительства — одна из самых уязвимых фигур. Потому что возможная смена правительства до выборов или после них — вполне предсказуемый ход со стороны Владимира Путина, который с высокой степенью вероятности будет выдвигаться на новый срок.

Акциям предшествовали разговоры о возможной отставке премьера. Когда президент Путин пришел на заседание правительства без премьера и сказал знаменитое «не уберегли», а потом Медведев не появился на заседании Совета безопасности, пошли разговоры о том, что вокруг премьера складывается странная ситуация, тем более сам он опроверг заявление президента о том, что болел.

С одной стороны, атака на Медведева, предпринятая Навальным, укрепила его позиции: Путин никогда и никого не снимает под давлением — внешним или внутренним. С другой стороны, в среднесрочной перспективе шансы Дмитрия Медведева сохранить свой пост уменьшились, отмечает Евгений Минченко.

И уж точно он не сможет претендовать в ближайшие годы на роль преемника Путина. И это самое лучшее доказательство того, что Навальный выполнял политический заказ.

Политическая концепция Путина начиная с 2012 года — народный президент, президент простых людей. Преемником такого президента не может выступать политик, далекий от народа сразу в нескольких смыслах: и с точки зрения своих «прогрессистских» убеждений, и с точки зрения личного, а не положенного по статусу богатства.


1 http://carnegie.ru/commentary/?fa=68397