Роман РВАЧ: к поддержке малых и средних экспортеров нужен особый государственный подход

БОСС-профессия | Экспортные поставки
Текст | Александр ПЕТРОВ
Фото | Сергей НОВИКОВ

Генеральный директор компании «ВолгаСпецТехно» (г. Волжский Волгоградской области) Роман Владимирович Рвач уже 15 лет поставляет за рубеж технику, комплектующие для машин и оборудования, а также строительные материалы.

Он уверен, что у России есть резервы для значительного наращивания экспорта своей продукции, но необходим системный подход по улучшению внутренней среды внутри государства для экспортеров и особенно для малого и среднего бизнеса. Чрезмерная зарегулированность экспорта со стороны государства является главной проблемой в увеличении объемов несырьевого экспорта.

— Роман Владимирович, мы знаем, что вы экспортер с большим стажем…

— Да, действительно, более 15 лет связан с экспортом товаров промышленного назначения, по большей части российского производства. Это спецтехника, запчасти, станки, оборудование, строительные материалы…

Они пока еще пользуются спросом не только на территории стран Таможенного союза и СНГ, но и в дальнем зарубежье. Среди наших контрагентов клиенты из таких стран, как Казахстан, Беларусь, Монголия, Китай, Нидерланды.

— То есть возможна ситуация, когда не Китай поставляет в Россию, а Россия в Китай?

— Как видите. Список стран нашей экспортной поставки достаточно большой. Хотя мог бы быть и больше, ведь отечественная продукция конкурентоспособная, товары востребованы на рынках и пользуются спросом.

К примеру, нас спрашивают: «Вы можете поставить запчасти к ЗИЛу?». Можем, конечно. Несмотря на то что производства ЗИЛов уже сколько лет не существует, складские запасы у поставщиков по России большие, запчасти практически все есть. Только это будут неконкурентоспособные цены при поставке за пределы Таможенного союза ввиду того, что мы вынуждены добавлять к стоимости самого товара еще ряд дополнительных расходов, связанных с таможенным оформлением, стоимость получения разрешительной документации, экспертизы и стоимость транспортных расходов на доставку товара.

Другой пример: в украинском Кременчуге изготавливают и поставляют в том числе на экспорт асфальтобетонные заводы. Правда, собирают их из двигателей, редукторов, вентиляторов, электрики российского производства.

Допустим, иранские предприниматели закупили завод у украинцев, а через год ему требуются комплектующие, и, естественно, покупателям должно быть выгодно их покупать напрямую из России. Но они выйдут существенно дороже, чем аналогичные комплектующие из Украины.

Российскому экспорто-ориентированному бизнесу остро необходима поддержка государства в части пересмотра среды для экспортеров внутри страны с целью эффективного осуществления экспортных операций.

— Но разве не для этого в 2015 году государством был создан Российский экспортный центр? Или он пока не заработал в полную силу?

— Безусловно, РЭЦ выполняет огромную работу и оказывает существенную поддержку. Согласно официальным данным за 2015 год, осуществлена господдержка около 200 проектов на сумму более $8 млрд. Сумма внушительная. Однако у нас в стране 25 тыс. компаний-экспортеров, а поддержку от РЭЦ получили за год 200 пилотных проектов. Это менее процента от общего количества экспортеров.

Центр оказывает поддержку в формате проектного финансирования, то есть под проект осуществления экспортной поставки в какую-либо страну определенной партии товара. Например, ПАО «КамАЗ» хочет осуществить поставку 1000 автомобилей на Кубу — такой проект финансируется. РЭЦ сосредоточен на работе с производителями (автомобилей, самолетов, вагонов и т.п.) и обучении изготовителей товаров искусству продавать, но давайте не будем забывать о том, что доля перепродавцов в стране достаточно существенна, и вклад отрасли торговли в создание ВВП сопоставим с вкладом промышленности.

Малый бизнес в США создает более 30% экспорта, а в России — всего 5%. Очевидно, что если государство хочет оказать поддержку малому и среднему бизнесу, то целесообразно оказать поддержку всем экспортерам. То есть сделать таким образом, чтобы поддержка дошла до каждого представителя малого бизнеса. К примеру, путем пересмотра налоговой политики. Сейчас экспортер, осуществляя поставку за рубеж, убирает из цены НДС, который затем возмещает длительное время. И при наличии бумажной прибыли, часть которой по факту заморожена и находится в бюджете РФ, экспортер обязан уплатить сам налог на прибыль и авансы — живыми деньгами.

— НДС же государство возмещает?

— Да, добросовестным экспортерам возмещает через 6–9 месяцев после отгрузки товара и сбора всех необходимых подтверждающих документов. Хотя налог на прибыль они обязаны уплатить в бюджет сразу после завершения квартала, в котором была закрыта экспортная сделка, и при этом дополнительно уплатить авансы в следующем квартале.

Допустим, в 1-м квартале мы отгружаем на экспорт товара на 20 млн и получаем 3 млн прибыли. С этой суммы мы обязаны заплатить 20% налога на прибыль, и в течение следующего квартала следует уплатить авансовый платеж — такую же сумму, сколько мы уплатили, при том, что часть денежных средств заморожена в бюджете.

Естественно, на протяжении полугода обязательно нужно платить зарплату сотрудникам, закупать товар и материалы для осуществления следующих сделок, и только потом к нам НДС вернется. То есть компании, которые занимаются экспортом, должны обладать очень большим запасом ликвидности.

Если пересмотреть систему уплаты налога на прибыль и авансовых платежей в отношении экспортных поставок малого и среднего бизнеса, то поддержка государства дойдет до каждого малого и среднего экспортера, у которых появятся лишние средства, и за счет этого возникнет дополнительная возможность наращивать объемы экспорта.

— Значит, большинство предпринимателей идет на поклон к банкам за кредитами. Тут у экспортеров есть какието специфические проблемы?

— Конечно. Привлечение кредитных средств для покрытия кассовых разрывов экспортеров и финансирования деятельности — достаточно затруднительный процесс, учитывая, что банковские скоринговые системы удаленных андеррайтеров, оценивающих заемщиков, не всегда учитывают реальную ситуацию с возмещением НДС и те цифры, которые указаны в декларациях и отчетности.

Смотрите: в этом квартале реализовали товар в режиме экспорта, и заявлен миллион рублей НДС, который государство обязано возместить. Но в бухучете эта сумма отражается на балансовом счете, значения которого банковские системы аналитики с искусственным интеллектом для оценки рисков, видя минус, оценивают отрицательно.

Вот еще проблема с банками. К примеру, мы выиграли тендер на поставку товара в Казахстан, обращаемся в банк, рассказываем: «Смотрите, у нас есть выигранный тендер на поставку товара для госкомпании из Казахстана. Нам необходимо финансирование 10 млн рублей, чтобы закупить этот товар, осуществить отправку, получить доход и вернуть кредит». Нам отвечают: нет, мы не можем осуществить проверку контрагента в Казахстане, и существующие программы беззалогового тендерного кредитования предусмотрены исключительно для финансирования в пределах России.

— У нас же Таможенный союз!

— Конечно, союз есть, но нет упрощенного контрактного финансирования в пределах Таможенного союза, нет услуг факторинга для малого и среднего бизнеса в пределах союза. Даже у крупных банков при наличии филиальной сети практически по всем городам Казахстана, по всем городам Республики Беларусь нет контрактного финансирования под выигранный контракт по результатам открытого тендера в Казахстане или Белоруссии, по результатам официального конкурса, проведенного на торговой площадке, где все подробно расписано до мелочей.

— Ладно, предположим, деньги вы каким-то чудом нашли, товар закупили. Границу, наверное, тоже нелегко пройти?

— Тут имеются отдельные сложности с интерпретацией указа президента о товарах двойного назначения, которые нельзя вывозить за границу из оборонных соображений. Например, мы хотим отправить запчасти, в том числе подшипники к автомобилям, которые производит подшипниковый завод.

В указе президента написано, что подшипники класса точности IV и выше подлежат экспортному контролю как товары двойного назначения. Инспектор видит в декларации слово «подшипники» и соответствующий код ТНВЭД, начинает проверку. И здесь таможне необходимо объяснить и представить массу документов, что фактически отправляемые подшипники не попадают под товар, указанный в контрольных списках, на которые распространяется действие указа президента.

Сотрудники таможни запрашивают всю документацию для идентификации товара. Хотя сами решение практически не принимают и просят предоставить заключение ФСТЭК или независимых экспертов о том, что данный товар, упомянутый в указе президента, можно вывозить за пределы России. При этом осуществляется досмотр товара, и если нужно, то он размещается на складе временного хранения.

— Там, наверное, за каждый день платите?

— За каждое действие! Заехал на территорию — оплати, разгрузил — оплати, взвесил товар перед сдачей на склад — оплати. При получении контрольное взвешивание — снова плати, при вывозе — еще раз оплати. И за само хранение, естественно, тоже.

— Проблема в том, что процедура слишком забюрократизирована? Или проблема в самом указе?

— Естественно, что для обеспечения безопасности страны некоторые товары запрещены к вывозу. Но внутренние инструкции таможни настолько негибкие, что нам каждый раз приходится терять время и деньги. Получить заключение от ФСТЭК — это больше месяца. Институты независимой экспертизы в этом случае управляются за неделю. Не бесплатно, и, разумеется, расходы на проведение экспертизы товара достаточно существенные, и эти расходы экспортер вкладывает в конечную стоимость иностранному покупателю.

Необходимы изменения инструкций, регламентирующих взаимодействие сотрудников контролирующих органов, с целью оказания содействия для более эффективного взаимодействия с участниками ВЭД и с целью создания максимально комфортных условий для работы экспортерам.

— А к вам не прислушиваются?

— Нужен качественный канал двусторонней связи. Почему бы на базе того же Российского экспортного центра не проводить регулярный сбор информации от экспортеров и не создать совместную с ГТК площадку для приема обращений экспортеров и ответов на эти обращения? И после обобщения и анализа данной информации можно направлять рекомендации министерствам и ведомствам. Вот тогда будут изменения, необходимые бизнесу.

В идеале технологии теперь позволяют подключать онлайн-консультантов из таможни, таможенных брокеров, налоговой, органов сертификации в режиме реального времени, чтобы начинающие предприниматели могли оперативно с ними взаимодействовать по вопросам экспортных операций и не ждать долгое время ответа на официальные запросы от органов власти. Чтобы на любом этапе экспортной операции им оказывалась поддержка, начиная от согласования условий контракта, поставки товара и до момента возмещения НДС.

Даже если на сайте РЭЦ опубликуют подробные типовые пошаговые руководства по отправке на экспорт разных типов грузов, которые будут постоянно актуализироваться, то уже одно это многим поможет. Чтобы начинающим экспортерам было откуда взять информацию о том, что требуется для отправки на экспорт того или иного товара.

Например, для отправки продуктов питания нужен такой набор документов, такие справки, их можно получить вот здесь. Хочешь отправить на экспорт запчасти к автомобилям? Вот тебе план действий, содержащий информацию, что для отправки подшипников необходимы дополнительные документы, на оформление которых потребуется минимум две недели. Экспортеры смогут учесть это в контрактах, и возникнет более полное понимание алгоритма осуществления экспортных операций.


Мы на начальном этапе очень много сделок упускали, теряли контрагентов, так как не могли получить хорошую консультацию по налогообложению, по тонкостям таможенного законодательства. У нас многие бизнесмены не хотят при существующих условиях заниматься экспортом, потому что не хотят связываться с налогами или таможней.

— Может, таким экспертам, как вы, надо обучать коллег?

— Спасибо. Я считаю, что обучение должно быть непрерывным, и сам обучаюсь по мере возможности. Несколько лет назад с большим интересом активно начал изучать тему корпоративного управления, а с июля этого года приобретаю практические навыки как член совета директоров в трех компаниях, в уставном капитале которых есть доля прямого участия РФ. Эти компании тоже обладают существенным экспортным потенциалом. Их выход на внешние рынки будет способствовать увеличению прибыли данных компаний и, соответственно, получаемых акционером дивидендов, которые, в свою очередь, направляются на пополнение бюджета России.


Рвач Роман Владимирович родился 2 июня 1979 года в городе Владикавказ. Окончил Волжский политехнический институт, филиал Волгоградского государственного технического университета по специальности «Автоматизация технологических процессов и производств», и Волжский инженерно-строительный институт, филиал Волгоградской государственной архитектурно-строительной академии по специальности «Экономика и управление на предприятиях в строительстве». В 2013 году завершил обучение в НОУ ВПО МТИ ВТУ по специальности «Мастер делового администрирования».

По результатам конкурса, проведенного Международной Академией менеджмента и Вольным экономическим обществом России, определен победителем Российского конкурса «Менеджер года–2015». Трудовая деятельность с 2001 года неразрывно связана с экспортом товаров промышленного назначения. С 2012 года — генеральный директор компании «ВолгаСпецТехно» (г. Волжский, Волгоградская область).

Компания «ВолгаСпецТехно» является действующим членом ТПП Волгоградской области и членом Российского союза промышленников и предпринимателей.

За активное участие в жизни города и значительный вклад в развитие экономики города, активную трудовую и общественную деятельность администрацией города в лице главы города Волжского И.Н. Воронина и председателя Волжской городской думы в лице Д.В. Ястребова в мае 2016 года принято решение о присуждении ООО «ВолгаСпецТехно» статуса Надежного партнера города Волжского.

«ВолгаСпецТехно» в номинации «Торговля и потребительская кооперация, сфера обслуживания и услуг» по итогам работы предприятий и организаций Волгоградской области в 2015 году присвоено звание «Лучшая организация 2015 года». ООО «ВолгаСпецТехно» в мае 2016 года заняло 1-е место в номинации «Лучший субъект малого и среднего предпринимательства Волгоградской области в сфере торговли».