Алексей СЫЧЕВ: серийное производство отечественных мобильных бань для семейного отдыха на природе — ключ к развитию внутреннего туризма в России

БОСС-профессия | Туристическая индустрия
Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ
Фото | ООО «Мобиба»

Новосибирская компания «Мобиба» уже более 10 лет конструирует, серийно производит и поставляет по всему миру уникальный российский товар – мобильные бани для семейного отдыха на природе. Генеральный директор и главный конструктор Алексей Сычев убежден, что этот товар откроет путь для более интенсивного развития зимнего туризма в России.

— Алексей Александрович, как развивается рынок товаров для активного отдыха во время кризиса?

— Несмотря на кризис, этот рынок непрерывно растет. Посмотрите на карту России, и вы увидите огромное количество «Швейцарий». В России есть живописные реки и озера, моря, почти нетронутые леса, величественные горы. За радость приобщаться к этим красотам природы люди готовы платить.

Они тратят значительные средства на удочки, резиновые лодки, подвесные моторы, снегоходы, квадроциклы. И не потому, что не наедаются дома рыбой и мясом! Люди платят за эмоции, за впечатления. На чем, собственно, и основывается индустрия туризма.

К сожалению, наши ведущие экономисты смотрят на карту России, но видят на ней только нефтяные скважины, карьеры и делянки для вырубки леса. Хотя при этом сами охотно тратят немалые деньги на импортное горнолыжное снаряжение, чтобы покататься в Куршевеле. Мое мнение: нужно поменять этих «ведущих экономистов», чтобы пришли новые люди и обустраивали собственный дом — Россию.

— Сегодня на высоком правительственном уровне много говорится о развитии внутреннего туризма. Какое значение имеют ваши палатки для развития туризма, особенно зимнего туризма, туризма в Сибири и на Дальнем Востоке?

— Вы очень уместно употребили словосочетание «зимний туризм». Карелия, Урал, Горный Алтай, Горная Шория, Саяны, Кавказ, Байкал, Сахалин, Камчатка… И это далеко не полный список природных бриллиантов, которые можно расценивать как потенциальные источники прибыли для экономики России.

Однако от всех этих богатств нас словно прозрачной стеной отделяет специфика климата, холодовой климатический барьер. В европейской части России и на юге климат помягче, но на большей части территории зима длится пять–семь месяцев в году. На Горном Алтае турбазы задыхаются от массового наплыва туристов со всей Сибири в период с мая по июль. Всего три месяца. А в остальное время туристов там мало.

Как владельцам турбаз за три месяца успеть заработать на весь год? Это тормозит развитие экономики региона. Остальные девять месяцев в году нет туристов.

Похожая ситуация и в городах. Попробуйте в Москве в черте города или в ближайшем Подмосковье в июле на выходные найти место для пикника! Яблоку негде упасть! В Новосибирске в это время на пляж огромные очереди из автомобилей, а в местах общественного отдыха даже велосипед припарковать бывает сложно.

Но лишь наступает август, побережье водоемов пустеет. В сентябре там уже просто никого нет, не говоря о декабре или январе. Много лет считалось, что с этим ничего невозможно поделать и остается только смириться.

Идея мобильных бань родилась как своего рода протест — произошло это в 2001 году. Нам хотелось круглый год отдыхать на природе, и мы придумали решение этой задачи.

Если невозможно нагреть реку и небо, то можно согреть самих себя. Давно замечено, что человек воспринимает температуру субъективно, в зависимости от температуры своей кожи. Вы этот эффект могли наблюдать в бане или сауне.

Если некоторое время находиться в жаркой парилке, то становится не просто возможным выйти в одних плавках в прохладную комнату, но даже купание в снегу или проруби уже не кажется чем-то сверхъестественным. Рушится психологический барьер боязни холода.

Человеку после парилки с температурой +100°С хочется поскорее охладиться. Замечено, что в бане человек получает телесное и эмоциональное удовольствие на переходах из жары в холод и наоборот.

В 2001 году идея серийного производства мобильных бань для семейного отдыха на природе большинству окружающих казалась сомнительной. Меня убеждали, что это никто покупать не станет. В этой связи мне всегда вспоминаются мемуары Генри Форда, где он рассказывал, что его современники крайне скептически воспринимали идею передвигаться на тележке с мотором, в то время как есть лошади, которых достаточно покормить травой.

Правда, факты со временем показали, что даже я недооценивал, насколько идея победить холод окажется востребованной туристами. Сейчас, по прошествии многих лет и после создания нескольких серийных производств, после получения статистики продаж, можно однозначно сказать, что найден ключ к проблеме внутреннего туризма в России.

Появился и развивается такой вид отдыха, который получил название «Бантуризм». И наметилась тенденция, что люди едут на природу с собственной мобильной баней зимой охотнее, чем летом. Я это могу однозначно утверждать, так как у меня перед глазами многолетняя статистика.

Если в первые годы мы наблюдали фактор сезонности, то со временем продажи по году стали быстро выравниваться. Наши покупатели едут теперь на природу, не обращая внимания на прогноз погоды или на время года. Особым шиком считается устроить пикник в 45-градусный мороз. И это не какие-нибудь моржи. Это обычные городские жители.

Таким образом, можно однозначно утверждать, что массовое производство мобильных бань открывает широкую дорогу для извлечения денег с рынка внутреннего туризма в России. И, не побоюсь сделать такой прогноз, привлечет в Россию иностранных туристов. Можно сказать, что мы научились «продавать снег зимой». И не только в России, но и в Европе.

Наша компания предлагает около 50 товарных позиций: мобильные бани, мобильные печи, складная мебель, спальные мешки, одежда, а также армейские палатки под дочерним брендом «РОСНАР».

— Какой должна быть поддержка экспортеров со стороны государства?

— Власть должна компетентно организовывать все процессы жизни общества: от экономики до культуры. Импорт, экспорт, культура, СМИ — все это следует рассматривать только комплексно, глубоко понимая связи между всеми этими элементами и их взаимное влияние друг на друга. И, конечно, она должна оберегать интересы инвесторов.

Считаю необходимым пресекать попытки паразитирования на экспортерах. Вот пример: наш дилер в Европе оплачивает контракт на оптовую поставку товара и перечисляет деньги в свой европейский банк, но мы эти деньги увидим на своем счету лишь через месяц. Причем мы точно знаем, что эти евро по контракту заходят в Россию на следующий день. А потом где-то уже внутри России кто-то крутит наши деньги целый месяц. Разве это не безобразие?

Нужны чиновники, которые сердцем болеют за Россию и мыслят по-государственному. Чтобы били по рукам таким жуликам. Это и будет хоть какая-то реальная помощь экспортерам.

— Какие проявления недобросовестной конкуренции вы видите?

— Самое простое — это когда кто-то нагло до мельчайших деталей копирует твою продукцию, нарушая права на интеллектуальную собственность. Такие права в нашей стране защищены плохо.

— Как влияет на развитие бизнеса налоговая система?

— Принято считать, что самый главный фактор, почему налоговая система вредит бизнесу, заключен в величине процентов. Однако хуже этого постоянная нервотрепка, связанная с изменениями порядка налогообложения.

— Как сказывается на производстве российских товаров потеря системы профессионального образования?

— Катастрофически! Про это не знают лишь те, кому никогда не приходилось нанимать на работу слесарей, токарей, сварщиков. Менеджеров, продавцов — сколько угодно. Программистов, бухгалтеров, юристов — тоже.

А людей рабочей профессии, заводчан по воспитанию не стало. Мы в нашей компании серьезно задумываемся о том, чтобы создать свое собственное профтехучилище.

— Есть мнение, что во власти должны быть больше представлены люди из бизнеса, которые знают реальную экономику. Согласны ли вы с этим?

— Не экономисты и не юристы должны руководить реальным сектором экономики, а люди с менталитетом инженера, промышленника. Это же очевидно! Экономика должна опираться на производство, высокотехнологичную переработку, инновации. Толковый руководитель предприятия — это в одном лице конструктор, технолог, маркетолог, юрист, экономист. Никому не придет в голову поставить руководить заводом юриста. А страна — это и есть либо «большой завод», либо «карьер», либо «барахолка».

Я бы хотел видеть Россию сильной лидирующей промышленной державой, а не страной торговых центров и нефтяных труб.

Пролистать биографию любого из предпринимателей не сложно. Или он по знакомству, через родственные связи стал владельцем заводов и пароходов? Или с нуля своим умом всего добился? Вот вторые и должны экономикой руководить.