Вклад в налогообложение

БОСС-политика | Сюжет месяца/Деловой климат
Текст | Дмитрий АЛЕКСАНДРОВ

Планы ввести налогообложение депозитов опровергаются правительством, но, вероятно, существуют.

Только слухи?

В середине осени в СМИ поступила информация, что Министерство финансов России готовит законопроект о налогообложении вкладов, замечает юрист DS LAW Ольга Леонова. Однако позднее заместитель министра финансов Алексей Моисеев заявил, что Минфин не разрабатывает законопроект о налогообложении банковских депозитов. На текущий момент в соответствии со ст. 214.2 НК РФ доход в виде процентов, получаемых по вкладам в банках, подлежит налогообложению, только если процентная ставка по договору превышает на 5 пунктов ставку рефинансирования (по рублевым вкладам). Ставка рефинансирования с 19 сентября 2016 года составляет 10%.

«Если же говорить о перспективах налогообложения процентов по вкладам, — отмечает г-жа Леонова, — следует отметить, что в ближайшее время такой законопроект не примут, поскольку президент РФ в послании Федеральному собранию в конце 2014 года обещал не увеличивать налоговую нагрузку с 2015 по 2018 год. Однако, начиная с 2019 года, такие изменения вполне ожидаемы и реализуемы. Дело в том, что в большинстве иностранных государств процентный доход от банковских вкладов является налогооблагаемым доходом, который подлежит налогообложению, как обычный доход».

Комментирует Диана Маклозян, руководитель правового департамента Heads Consulting: «Говоря о налогообложении всех вкладов, заместитель министра финансов Алексей Моисеев дал пояснение, что лишь привел пример с рядом западных стран, где крупные банковские вклады действительно облагаются налогом. В России же на сегодняшний день применяется налогообложение вкладов свыше определенного процента прибыльности. Так, согласно ст. 214.2 Налогового кодекса Российской Федерации под налогообложение процентных доходов попадают доходы по рублевым вкладам, только если процентная ставка по вкладу превышает ставку рефинансирования Центрального банка Российской Федерации на 5 процентных пунктов, действующую в течение периода, за который начислены указанные проценты, и по валютным вкладам, если процентная ставка по вкладу превышает 9% годовых».

Утка или вброс?

«Нет дыма без огня, — замечает Ленар Хафизов, начальник аналитического департамента Smart Consulting Group, — и опыт последнего времени с сопоставлением некоторых фактов заставляет не исключать полностью, что история с налогообложением процентов по вкладам — это не утка и простые теоретические рассуждения, а намеренный вброс для прощупывания настроений электората. И, как и в случае с накопительным компонентом пенсий, сегодняшние спекуляции завтра могут стать правдой».

Правительство, уточняет эксперт, способно убить сразу двух зайцев: и увеличить налогооблагаемую базу (на 1 октября во вкладах было размещено свыше 23,3 трлн рублей), и получить опцию переориентации сбережений населения с банковской системы на фондовый рынок. В этом случае можно и не отменять налогообложение ставки по купонам, о чем давно упрашивают профессиональные участники рынка, ведь других вариантов сохранить свои сбережения у граждан уже не останется.

В такой ситуации появляется шанс увеличить аппетиты по выпуску «народных облигаций» с планируемых 20 млрд рублей и вспомнить про советское прошлое. Налоговую нагрузку на бизнес повышать чревато, резервные фонды на горизонте трех лет истощатся, поэтому Минфину приходится идти на подобные ухищрения.

Управляющий партнер Группы юридических и аудиторских компаний «СБП» Кира Гин-Барисявичене считает, что предложение Минфина на данный момент неконкретно и больше похоже на пробный шар, вброшенный в общество, чтобы узнать его реакцию. Из инициативы чиновников видно, что они не определились, чего они точно хотят: обложить налогом все проценты по вкладам или ввести налог на имущество на часть депозита, которая превышает некий минимум.

«На сегодняшний день, — уточняет эксперт, — доход по вкладам в российских банках не облагается налогом на доходы (НДФЛ) до тех пор, пока ставка вклада в рублях не превышает ставки рефинансирования, увеличенной на 5%, а в валюте — не более 9% годовых. С превышения взимается налог на доходы по ставке 35%. Поэтому крайне интересно, какой из двух вариантов налогообложения вкладов выберут чиновники и законодатели. Правда, у меня есть еще третий вариант, как государство может поступить со сбережениями своих граждан. Допустим, всем вкладчикам оно предложит представить документы о легальности происхождения средств на вкладах и о том, что с данных средств уже уплачены налоги. А тех, кто не сможет это предоставить, попросят заплатить дополнительный налог под угрозой замораживания вклада».

Понятно, что бюджету требуются деньги, отмечает она. Собрать налоги хочется, а что бы такое еще обложить, никак не придумают, тем более президент РФ заявил, что налоги для бизнеса повышаться не должны. «Возможно, эта фраза нашего президента означала, что повышение налогов следует ввести для граждан, — предполагает г-жа Гин-Барисявичене. — Например, Эстония решает проблемы наполнения бюджета таким способом: она ввела налог на пуканье коров. У наших чиновников, я думаю, тоже есть разные варианты решения бюджетных проблем».

Заткнуть дыру в бюджете?

«Смысл в том, — говорит Кирилл Манаенков из Юридического проекта «Точка роста», — что государство в лице Минфина пытается всеми силами уменьшить дефицит очень военизированного бюджета». Он убежден, что, с одной стороны, предлагалось повысить у граждан популярность государственных облигаций (читай: государство хотело брать в долг у граждан) путем освобождения купонного дохода по ним от налогообложения, но после пирамиды ГКО, памятной еще после 90-х годов, наши граждане несильно горят желанием покупать отечественные облигации, в то время как Россия активно вкладывается в трежерис США.

Профессор факультета финансов и банковского дела РАНХиГС Юрий Юденков отмечает, что действительно крупные вкладчики у нас составляют целый класс рантье. «Это довольно странно в XXI веке, — сетует он. — Поэтому, по моему мнению, введение налога на доходы с депозитов вполне обыкновенная регулирующая мера в области государственных финансов». Пусть на сегодняшний день заявление Минфина — пока лишь информационный вброс, «однако вскоре — года через полтора-два — мы можем ожидать введение налога на доходы с депозитов».

Юденков считает, что налогообложению подвергнутся доходы с вкладов, величина которых превышает 1,5 млн рублей, поскольку у нас 95% вкладов меньше этой величины, и новый налог затронет наиболее состоятельных вкладчиков. Величина налога будет на первом этапе, скорее всего, не выше уровня подоходного.

Взять с тех, с кого удобно?

Управляющий партнер юридической фирмы «Солнцев и партнеры» Станислав Солнцев резюмирует дискуссию: «Государство в период кризиса думает не над тем, как стимулировать производство и получить дополнительный доход от отчислений налога на прибыль, НДФЛ, с заработной платы большего количества людей, вовлеченных в производство или оказание услуг. Государство выбирает для налогообложения те объекты, которые проще всего администрировать, — вклады, сведения о которых легко получить из жестко контролируемой банковской сферы. При этом налоговыми агентами можно сделать и банки, по факту уже сейчас таковыми являющиеся для вкладов со ставками, которые в среднем выше на 5%. Поэтому сложностей для администрирования такого налога нет».

Однако в силу довольно низкой протестной активности наших граждан, особенно когда это касается гражданских или экономических прав, стоит ожидать, если не возникнет существенных возражений в СМИ, обращений в органы власти, публичных акций, что идея Минфина вполне может обрести статус законопроекта.